Волна антимилицейских бунтов докатилась из Врадиевки до столицы. В пятницу на продуктовом рынке «Шлях» произошел инцидент между торговцами и милицией, в результате одна из активисток КУПРа (Коалиция участников помаранчевой революции, которая выступила на стороне торговцев), она же член партии «Свобода» Ирина Бондарь получила травму. Ее якобы ударил милиционер Святошинского РУВД Андрей Ганнисик в ответ на просьбу Ирины говорить на украинском языке (в милиции это отрицают).

За вечер пятницы КУПРовцы, свободовцы и футбольные фанаты «Динамо» с помощью соцсетей собрали пару сотен человек, которые пошли на штурм Святошинского РУВД — повредили забор и применили слезоточивый газ, от чего пострадали шестеро милиционеров. Поначалу МВД реагировало на происходящее необычайно либерально — руководителя Святошинского РУВД отстранили от исполнения обязанностей, а на «штурмовиков» пообещали не заводить уголовные дела, если они восстановят забор. Впрочем, уже на следующий день тон сменился. Милиция объявила, что намерена найти и покарать зачинщиков штурма, а глава МВД Виталий Захарченко заявил, что «на массовые акции, где происходят разного рода стычки, приходят одни и те же люди, которых нанимают для подстрекательства определенные политические силы».

«Вести» разбирались, что стоит за накрывающей страну антимилицейской волной.

Опрос экспертов, политиков и сотрудников силовых структур вывел три главные причины нынешних событий. Во-первых, у населения действительно накопилось огромное раздражение действиями наших правоохранителей — неэффективных и коррумпированных. Во-вторых, оппозиция пытается использовать это недовольство для пробуждения в массах «революционных настроений» (особенно это очевидно по событиям на киевском рынке). В-третьих, во власти ряд групп влияния недоволен министром Виталием Захарченко и не прочь использовать нынешние скандалы вокруг милиции, чтобы заменить его на своего человека.

КАК РОЖДАЕТСЯ ПРОТЕСТ

В оппозиции действительно не скрывают надежды, что из искры локальных бунтов разгорится большое пламя. «Напряжение в обществе настолько выросло, что людей можно легко поднять на любую акцию, — говорит нардеп от «Свободы» Андрей Мохник. — Но это не будет поющим Майданом, как в 2004-м, это может перерасти в нечто большее. Где вспыхнет, предугадать сложно».

«Недовольство милицией, особенно в регионах, росло давно, — признает нардеп-регионал Владимир Олейник. — И людей можно понять — оборотень в погонах из врадиевской милиции давно насиловал и убивал людей. Но вот что касается Святошина, то я считаю, без провокаций не обошлось — посмотрите на видео, милиционерам в лицо брызгают слезоточивым газом, снесли забор».

«Оппозиция избрала очевидную тактику: разного рода «активисты» играют роль мишеней или моделей, которые провоцируют милицию, — говорит политолог Михаил Погребинский. — А уже в разгар событий или постфактум появляется оппозиция с гневными комментариями».

Политолог Владимир Фесенко отмечает, что «по сравнению с 2004 годом нынешние протесты более агрессивные, восстают люди, близко соприкасающиеся с милицией – торговцы, например, в Святошино, а во Врадиевке был вообще вопиющий случай. Кроме того, в них участвуют общественные организации, для которых протесты – способ жизни. Их действия не всегда предсказуемы, у них сейчас это получается потому, что люди стали меньше бояться, грань страха стерли телекартинки из Врадиевки. Кроме того, власть до сих пор вело себя либерально. Но вряд ли допустят новые бунты. Перед президентскими выборами власти нужно нормализовать обстановку. Но если она допустит одну ошибку, то тогда протестную толпу не остановить».

ЧТО БУДЕТ С ЗАХАРЧЕНКО

Как рассказали нам источники в Партии регионов, против Захарченко некоторые представители власти ведут подковерную войну. «В Администрации президента есть люди, которые говорят, что его нужно уволить», — рассказал нам источник. Владимир Олейник нам подтвердил, что не все довольны Захарченко. «Кое-кто не против использовать ситуацию против министра. Но оснований моральных и юридических для отставки Захарченко нет. Во-первых, он сразу дал жесткую оценку оборотням в погонах, во-вторых он заявил о реформах, в-третьих, он взял ситуацию под контроль», — говорит Олейник. Политологи также считают, что министр, скорее всего, удержится. «Власть никогда не пойдет на то, чтобы снимать министра из-за реакции толпы. Ведь этим потом можно манипулировать и сливать всех неугодных чиновников», — считает Вадим Карасев. С ним согласен Михаил Погребинский: «Если у президента и были планы уволить Захарченко, то теперь его точно не уберут. Увольнять главу МВД после выступлений группы лиц — демонстрация слабости, на это не пошла бы ни одна власть. Мало того, я прогнозирую жесткие меры по отношению к зачинщикам бунтов в Киеве, как это, например, сделал Владимир Путин в Москве после беспорядков в мае прошлого года».

О том, что без последствий штурм РУВД не оставят, говорят и в парламенте. «Сравнивать события во Врадиевке и в Святошинском районе нельзя, — говорит нардеп, бывший первый заместитель министра внутренних дел Николай Джига. — Штурм Святошинского УВД я могу расценивать только как политическую провокацию. Для того чтобы подобных вещей не случалось, уже осенью Верховная Рада, видимо, примет изменения в Закон «О милиции», которые ужесточат ответственности за нарушение общественного порядка и за противодействие милиции».

Милиционер выставил вперед ладони...

Волнения на продуктовом рынке «Шлях» спровоцировало повышение арендной платы для рыночных торговцев. «Мы работали здесь несколько лет, все было спокойно. Арендная плата — 8000 грн за месяц. Потом у старых владельцев закончился срок аренды и к нам пришли какие-то люди и сказали, что этот рынок — их, и потребовали или платить им 12 тысяч, или уходить отсюда», — рассказал нам продавец овощей Игорь Беленко. По словам торговцев, они обратились за помощью к активистам из КУПРа, которые и появились на рынке в пятницу (к слову, КУПР часто обвиняли в том, что он участвует в акциях протеста за деньги, сами лидеры КУПРа это отрицают).

Тогда же и произошел инцидент с Ириной Бондарь. «Эта девушка спрашивала у милиционеров, есть ли у них разрешение на прекращение торговли, — говорит продавщица Наталья Галимова. — Они ее посылали. А потом один из них ударил ее кулаком в бок. Пока мы суетились вокруг Ирины, этот милиционер (его зовут Андрей Ганнисик) убежал. Мы гнались за ним, но не догнали».

По словам самой активистки, милиционер ударил ее в ответ на просьбу говорить на украинском. «Он подошел и ударил меня в бок. Сначала мне было небольно, а минут через десять начала неметь почка. Мы вызвали милицию и скорую. В больнице мне сделали УЗИ и рентген. Оказалось, что у меня ушиб грудной клетки. Мне говорили потом, что Ганнисику его коллеги давали мой номер телефона и советовали позвонить мне и просить прощения, чтобы я забрала заявление. Но он мне так и не позвонил», — рассказала «Вестям» Ирина Бондарь.

В милиции излагают иную версию событий. «На территории, прилегающей к рынку «Шлях», группа предпринимателей торговала без документов, — заявила «Вестям» Ольга Билык, и. о. начальника пресс-службы столичной милиции. — Когда милиция разъясняла торгующим гражданам положения о запрете несанкционированной торговли, активистка стала между одним из милиционеров и толпой и начала двигаться в его сторону спиной. Чтобы не столкнуться с женщиной, милиционер выставил вперед ладони, прикоснувшись к ее спине. Активистка начала громко кричать, что ее ударили».

В Святошинском райотделе Андрея Ганнисика характеризуют хорошо: «Семьями мы с ним никогда не дружили, но так, по работе сталкивались, конечно. Совершенно нормальный и спокойный человек. Ничего плохого о нем сказать не могу. Сейчас он отстранен от работы, ведется внутреннее расследование, и если выяснится, что был факт избиения, его уволят», — сообщил нам оперативный дежурный Святошинского РОВД Игорь Степанчук. По словам матери милиционера, Любови Ганнисик, ее сын ударить девушку не мог: «Во-первых, он мне лично сказал, что никого не бил. Да, он рассказывал, что разговаривал с ней на русском, но ведь он учился в русскоязычной школе, что здесь такого? Андрей всегда был очень спокойным и добрым мальчиком. Он в школе даже с мальчиками не дрался, не то что с девочками. И в милицию пошел, потому что всегда был за справедливость».

В Черкассах на митинг вышла милиция

А вот в Смеле Черкасской области на митинг вышли милиционеры. 12 июля в МВД сообщили, что во время задержания злоумышленника был смертельно ранен сотрудник Смелянского горотдела милиции Вячеслав Беспалый. Подрезал его местный житель Василий Врадий, которого милиция подозревала в краже. Как утверждают в МВД, сразу после этого он совершил самоубийство — якобы ударил себя в живот отверткой. Родственники Врадия рассказывают, что ранее милиция пыталась повесить на Василия нераскрытые кражи, его пытали током в райотделе. Напуганный пытками, Врадий бросился в бега, а когда его нашли, начали избивать, поэтому он оборонялся. Также родня считает, что милиция убила Василия, а потом все обставили под суицид с отверткой. По этому факту прокуратура начала проводить проверку. И, по данным СМИ, в ответ на это семьи милиционеров и сами блюстители организовали митинг и перекрыли центральные улицы Смелы (как говорят в городе, начался сей протест по инициативе милицейского начальства). После чего прокуратура заявила, что дело по поводу гибели Врадия закрыто, а на митинге милиционеры протестовали не против прокуратуры, а против своей социальной незащищенности.

ЧТО ГОВОРЯТ В МИЛИЦИИ

В субботу в интернете гуляла запись с одного из милицейских форумов, где некто, представляясь милиционером, рассказывал, что нужно открывать огонь по толпе и вообще пресекать на корню любые бунты, «иначе скоро собой украсим фонарные столбы». Опрошенные нами милиционеры считают это чьей-то провокацией. Но в целом чувства их сейчас обуревают весьма тревожные. Источники в МВД говорят, что сейчас милиция переведена на усиленный режим несения службы, а в райотделах достали планы обороны участков на случай попытки захвата. «Вести» узнали, что думают милиционеры о последних событиях.

Ведут людей под пули

«Сегодня милиция стала заложником политических распрей, — считает следователь из столичной милиции. — Оппозиция настраивает людей против власти и правоохранителей. Для этого они и организовывают штурм РУВД. Но не стоит забывать, что РУВД — режимный объект, где хранится оружие. Если толпа берет его штурмом, правоохранители, согласно Закону «О милиции», имеют право открыть огонь. Например, применить оружие с резиновыми пулями. То есть по сути людей ведут под пули».

«Я не верю, что мой коллега мог ударить девушку на глазах у десятков людей, — говорит один из сотрудников ППС столицы. — Ведь любой из нас понимает: если подобное произойдет, он окажется крайним. Выход в такой ситуации у милиционера один: отвернуться и сделать вид, что ничего не происходит».

Внутри милиции растет напряжение

«В среде сотрудников милиции растет напряжение, — заявляет офицер ГУМВД в Киеве. — Дело в том, что после вступления в действие нового УПК милиция лишилась всех полномочий. Теперь без разрешения прокуратуры и суда мы не можем принять ни одно решение. В результате мы совершенно деморализованы. А общество нашу беспомощность чувствует. Раньше милицию не уважали, но опасались. А теперь вообще ни во что не ставят. И это нам приходится терпеть за копеечную зарплату. При том, что многие прежние источники «левого» заработка для милиционеров не очень высокого полета из-за нового УПК теперь иссякли».

В милиции могут появиться омбудсмены

Приведут ли последние скандалы к неким глобальным переменам в милиции? По словам Владимира Олейника, на осень готовятся несколько проектов по реформе МВД. В числе изменений обсуждаются новые правила приема в милицию: по конкурсу. «Нужно выйти на рынок труда, чтобы выбрать самых талантливых и знающих юристов. При этом должен быть полный контроль со стороны общественности. Многое уже сделано: в прошлом году Рада приняла новый УПК, в котором, в частности, говорится, что явка с повинной не является доказательством. То есть мы фактически отменили пытки, которыми выбивали показания и явки с повинной». Как сказал нам нардеп Вадим Колесниченко, «при министре Могилеве мы — группа народных депутатов из бывших сотрудников милиции — обсуждали реформу МВД по польскому варианту. Но ее притормозил министр Захарченко и начал готовить новую реформу. Суть же реформы в Польше — в том, что военизированный отряд Польской объединенной рабочей партии переименовали в полицию, уволили ключевых сотрудников и набрали новых людей с высшим образованием, без опыта работы в силовых структурах. Зарплаты были повышены в два раза».

Также зреют идеи по децентрализации милиции. Нардеп-регионал Николай Левченко предлагает, чтобы начальников РУВД согласовывала соответствующая территориальная община на сессии: «Каждый год начальник должен отчитываться на сессии. И если этого не произойдет или сессия не примет его отчет, то это основание для отставки».

Вадим Карасев прогнозирует, что большая реформа не за горами. «СНБО срочно соберется, и в МВД будут большие чистки. У нас милиция — самая сильная силовая структура, поэтому это не шутки. Правда, грузинского и польского вариантов у нас не будет — для них нужны деньги. Да и, думаю, наша власть не пойдет на полную замену личного состава на новых людей, особенно перед выборами».

«В ближайшее время МВД проведет глубокую кадровую проверку своих сотрудников. И особое внимание уделит руководящему составу районных управлений милиции. Ведь от их работы зависит на 90% успех деятельности МВД. На последней коллегии МВД стало известно, что по результатам служебной проверки были уволены 9 представителей руководства николаевской милиции», — сказал Николай Джига.

Как говорит Михаил Погребинский, «одна из идей, обсуждаемых в МВД, — это так называемые омбудсмены или ходатаи за людей в силовых структурах, которые имеют доступ ко всем документам и которым можно было бы пожаловаться».