Результатов расследования майдановских дел в обозримом будущем не будет. В ГПУ активизировали следствие, однако подкрепить громкие обвинения фактами смогут не раньше, чем через несколько месяцев. Но времени мало: если не собрать доказательную базу, то 6 июня ЕС снимет санкции с бывшего руководства страны.

Саботаж и бойкот

Неприятная правда вскрылась на недавнем заседании «антикоррупционного» комитета Рады. «Представители ГПУ подтвердили: расследование дел по Майдану под руководством Махницкого и Яремы саботировалось следователями, не проводилось должным образом. Хорошо, что они это хоть признали, — рассказал нардеп Дмитрий Добродомов. — Сейчас ГПУ проводит служебное расследование, чтобы определить, кто и каким образом к этому причастен».

Собеседники «Вестей» из числа бывших замов генпрокурора пояснили: причин затягивания гораздо больше. Во-первых, тотальная коррупция, когда за деньги уже после смены власти дела фактически разваливались или тормозились. Во-вторых, дела изначально распорошили по райпрокуратурам.

«Дела по фактам смерти, задержаниям, Автомайдану нужно было собрать. Прошла команда (со стороны Шокина) это поднять, и в Реестр занесли единое дело по Небесной сотне, — рассказал бывший первый зам Николай Голомша. — Также нужно было не увлекаться кадровыми реформами. Из-за неуместной смены следователей уходили люди, разбиравшиеся в вопросе, а новым требовалось время». Голомша уточнил: активная отработка по расстрелу Небесной сотни началась примерно за месяц до увольнения Виталия Яремы. Это совпадает по времени с моментом поручения следствия важняку Сергею Горбатюку — кстати, именно он занимался газовым делом против Тимошенко пять лет назад. Сейчас следователь занимается сведением майдановских дел в единый реестр. Автомайдановец Сергей Поярков, в январе 2014-го лишившийся прав на полгода, рассказал, что две недели назад ему позвонил следователь ГПУ. «Культурно допросил, посмеялся над «моим» судьей — тем самым, печерским Виктором Кицюком, который до последнего отказывался верить, что в стране революция», — сказал Поярков.

ЕС готовится снять санкции

Для верхушки ГПУ промедление несет риски. «Если до 6 июня не будут представлены доказательства коррупционной деятельности и преступлений против Майдана таких фигур, как Янукович, Клюев, Лукаш, с них будут сняты санкции в ЕС. Комитет дал ровно два месяца, чтобы результаты расследования были направлены в суд, иначе мы будем инициировать отставку руководителей силового блока», — рассказал Добродомов. На днях Интерпол уже отказался объявлять в международный розыск экс-главу МВД Виталия Захарченко — ГПУ подала недостаточно подтверждений вины (ему официально инкриминируется, кстати, не расстрелы, а обыкновенная растрата). А с Андрея Клюева, экс-замглавы АП, обвинения в причастности к убийствам на Майдане сняли сами следователи прокуратуры — также «не добыли доказательств».

Ушедший недавно в отставку замглавы ГПУ Алексей Баганец подтвердил: вопрос подтверждения вины первостепенный. «И это очень тревожный вопрос. Есть масса людей, довольных, что процесс на паузе. Они не заинтересованы в истине, им нужно, чтобы официальные лица лгали, и это происходит», — туманно намекнул он «Вестям». «Затягивание выгодно очень многим — бывшей власти, с которой снимут санкции. Представителям нынешней, которой нужно найти стрелочников. Все точки в деле Майдана, боюсь, поставить не удастся, — считает политолог Кость Бондаренко. — Поэтому не спешат и с представлением детального обвинения в Интерпол. Ведь там будут вести не политическое расследование, а профессиональное. Дела в нынешнем состоянии, в котором они находятся в Украину, начнут разваливаться».

Интересно, что бывший замглавы АП Андрей Портнов, выехавший из Киева в РФ, еще в январе этого года выступил с предложением к ГПУ допросить его дистанционно, в режиме видеоконференции. «Но следствие не проявило интереса, как и ожидалось, — сказал «Вестям» Портнов. — Я убежден, что преступления 2014 года не раскрываются по одной причине — действующей власти нужно будет привлекать к ответственности членов собственной команды».

Тем временем Задержанные по подозрению в расстрелах на Майдане «беркутовцы» продолжали работать в органах