Корреспондент телеканала «112 Украина» Богдан Пиленко вместе с оператором Андреем Ревко находились на борту злосчастного ИЛ-76, который эвакуировал украинцев из Катманду. В апреле в Непале произошла волна разрушительных землетрясений. Однако вместо нескольких дней на эвакуацию и доставку гуманитарного груза борт потратил около недели, став, таким образом, самой скандальной операцией украинского МЧС.

О том, как журналистам пришлось выживать в Индии и Непале, когда на самом деле сломался ИЛ-76, и что Зоряну Шкиряку во время эвакуации говорили украинцы, «Вестям» рассказал корреспондент телеканала «112 Украина» Богдан Пиленко.

Некоторые журналисты и представители общественности говорят, что на самом деле неполадки с самолетом ИЛ-76 начались еще до отлета в Катманду. Вы можете вспомнить, когда и что именно пошло не так?

Вылет спасателей МЧС, психологов, врачей и журналистов в Непал был запланирован на 29 апреля. Самолет ИЛ-76 принадлежал Министерству обороны, разнообразными договоренностями и разрешениями с иностранными государствами заведовало Министерство иностранных дел, а самой операцией руководило Министерство чрезвычайных ситуаций во главе с Зоряном Шкиряком.

Пресс-служба МЧС сообщила, что мы вылетаем утром 29 числа. В этот же день вылет начали постоянно сдвигать: сначала перенесли на обед, потом – на вечер и в итоге в Дели, где мы должны были дозаправиться, экипаж и груз вылетели около 12 ночи. То есть исходя из того, насколько долго мы не могли выехать с аэропорта «Борисполь», было понятно, что с организацией не все хорошо.

Это было просто предчувствие из-за того, что переносили вылет?

Предчувствие было. Да, и коллеги между собой поговаривали, что 30 апреля у нас не выйдет приземлиться в Катманду, мол, на это нет соответствующих разрешений.

Что происходило после того, как вы прилетели в Дели?

Еще во время полета что-то пошло не так, и нас здорово трухонуло. Когда сошли с трапа в Дели, то узнали, что у самолета произошла поломка двигателя. Так мы - журналисты, медики, спасатели и экипаж ИЛ-76 - застряли в Индии.

Примечательно, что когда мы собирались в поездку то в пресс-службе МЧС сообщили, что представителям СМИ при себе понадобится иметь всего по 25 долларов на человека – столько стоит виза в Непал. На счет визы в Индию, кстати, заранее договорился наш МИД, и нам сделали ее бесплатно.

Когда объявили, что для починки нашего самолета понадобится неизвестное количество времени, то все журналисты начали лихорадочно звонить в свои редакции. Многие не рассчитывали снимать отели и тратиться на питание, так что пришлось искать пути, чтобы из Украины нам переслали денег. Несмотря на то, что Дели – большой город, у многих были проблемы со снятием денег с банковских карточек. Оказалось, что в Индии не все банкоматы выдают деньги с карточек MasterCard, которая, кстати, была у меня. С карточками Visa было проще, но тоже не все смогли с первого раза найти подходящий банкомат.

В этот же день мы отправились в посольство Украины в Индии, где нам помогли снять в Дели гостиницу. Она была расположена близко к аэропорту, но стоила 90 долларов в сутки.

Когда вам официально сообщили, что вылет из Дели в Катманду может вообще не произойти?

Утром первого мая мы выселились из гостиницы и снова пошли в наше посольство. Тогда уже были точно известны две проблемы: первая – поломка самолета и деталь, которая летит из Украины в Индию, и вторая – отсутствие разрешения для нашего ИЛ-76 на посадку в Катманду.

В этот же день было принято решение лететь в Катманду на рейсовых самолетах. Зорян Шкиряк и один спасатель улетели таким образом первого числа. Я же попал в группу, которая вылетала в Непал в ночь на второе мая. Билет из Дели до Катманду стоил 100 долларов с человека. Эти растраты, естественно, нам никто не покрывал. К слову, спасатели, которые прибыли с нами из Киева, не понимали, почему они (точнее, большинство из них. – Авт.) остаются ждать починки самолета в Дели, а мы, журналисты, летим в Катманду.

Что происходило, когда вы наконец добрались в Катманду? Вам говорили, когда точно починят самолет?

ИЛ-76, как вы поняли, остался на своеобразной стоянке для самолетов в Дели. Мы, находясь уже в Непале, просто ждали, когда, наконец, поменяют деталь, доставят груз в Катманду, и мы улетим назад на своем самолете.

Вскоре Зорян Шкиряк сообщил, что деталь для ИЛ-76, которую везли специальным рейсом из Киева в Дели, уже в Индии. Правда, она не подошла, так что придется перезаказывать и для этого потребуется дополнительное время. Забегая наперед, скажу, что когда мы уже прилетели в Киев, главный пилот самолета рассказал журналистам, что на самом деле деталь подошла с первого раза. Просто экипаж самолета чувствовал большую ответственность за всех нас, и не мог просто прикрепить нужную штуковину и снова отправиться в длительный путь.

«Такого рода замены деталей производятся в лабораторных условиях. А у нас была жара +43 градуса и прямая работа под крылом самолета на «взлетке» в Дели. Поэтому мы приняли решение произвести замену на совесть, потребовалось больше времени, извините нас», - сказал нам уже в аэропорту «Борисполь» пилот.

Как вы жили в Непале, ожидая починки ИЛ-76?

В Катманду мы ночевали три ночи. Нам приходилось частично договариваться самим, частично помогло Министерство иностранных дел. И вообще, признаюсь, в нашем МИДе работают настоящие профи – дипломаты и послы, едва ли не единственные, кто очень быстро решал поставленные задачи и проделал огромную работу, чтобы облегчить наше пребывание в Индии и Непале. В Катманду первые сутки мы прожили в недорогой гостинице за свой счет. Деньги на нашу последнюю ночь в отеле в Непале нам выделил все тот же МИД: журналисты и те, кто нуждался в эвакуации, написали обращение с просьбой об одноразовой помощи, и нам тут же помогли. Во вторую ночь журналисты поехали в дом почетного консула. Туда, кстати, съезжались и те, кто готовился к эвакуации. Супруга консула сама готовила еду на десятки человек. Вместе с остальными питались в доме у консула и мы. Части журналистов хватило места в самой резиденции, но семеро журналистов, включая нас с оператором Андреем Ревко, приняли решение спать прямо в автобусе. Так и перебивались. Кстати, для тех, кто говорит, что в таких странах, как Индия и Непал, можно шикарно жить на доллар в день, скажу, что это все миф и неправда. Самая дешевая гостиница в Катманду, которую мы видели, стоила 12 долларов в сутки. Один сытный обед с двоих тянул на 10 долларов.

А что все это время делал и.о. главы МЧС Зорян Шкиряк? Кто, на ваш взгляд, виноват в произошедшей суматохе?

Зорян Шкиряк большую часть времени находился вместе с журналистами и спасателями. Не могу сказать, кто виноват, а кто прав. На мой взгляд, между МЧС, Министерством обороны и МИДом не было достаточной координации, поэтому и вышло, что, вместо пары дней, мы просидели в ожидании вылета целую неделю.

А что Зоряну Шкиряку говорили украинцы, которые так должно ждали эвакуацию из Непала?

Конечно, все очень устали от ожидания. Кто-то говорил, что было тяжело находиться постоянно на чемоданах – то собирать вещи, потому что все, уже вылетаем, то назад разбирать, потому что снова что-то перенеслось. Я также видел женщину, которая подошла к Шкиряку и стала возмущаться из-за поломки самолета. Но, в целом, как бы там ни было, все были очень рады наконец вернуться домой.

Кстати, как местные в Катманду реагировали на журналистов из Украины?

В Непале произошла большая беда, поэтому никак на нас особо не реагировали. Единственное, чему нас, можно сказать, научили местные жители – это носить повязки на лице. Под завали разрешенных землетрясением зданий погибло много людей, из-за жары стоял трупный запах.

Как в итоге вы вернулись в Киев?

ИЛ-76 все-таки доставил гуманитарку из Дели в Катманду. Пятого мая правительство Непала дало разрешение на посадку самолета. После разгрузки в этот же день мы отправились назад в Индию на дозаправку. Тогда же в сети появились знаменитые фото, где Зорян Шкиряк, журналисты и эвакуированные из Непала люди лежат на взлетной полосе в Дели. Хочу сказать, что к этим фотографиям как-то слишком много внимания. На самом деле, никто никого не заставлял выходить. Я, например, остался отдыхать в ИЛ-76. Просто в самолете было очень жарко, и многие захотели выйти на воздух. Плюс ко всему, во время посадки в Дели, у ИЛ-76 пробилось колесо.

После Дели мы отправились в Баку. Там пересадка была около 12 часов. За это время экипаж самолета успел отдохнуть. Кстати, в Баку была отличная организация – всех, кто прилетел на ИЛ-76, расселили, покормили и сделали все необходимые условия, чтобы, например, журналисты, могли отправить в свои редакции отснятые сюжеты. 7 мая около четырех утра мы прибыли на военный аэродром возле аэропорта «Борисполь». На борту ИЛ-76 находились 75 украинцев и 11 граждан иностранных государств – Польши, Франции, Грузии и России.