В среду в территориальной избирательной комиссии отчитались: обработали данные 70% протоколов по партийным спискам в Киевраду. Проходит восемь политсил. С большим отрывом лидирует УДАР с 39,38% голосов, на втором месте — «Радикальная партия Ляшко» — 9, 14%, «Самопомич» набирает 6,81%, «Свобода» — 6,47%, «Батькивщина» — 4,12%, «Громадянська позицiя» — 3,56%, «Нове життя» — 3,34% и «Еднисть» — 3,19%. А вот официальных данных по мажоритарке (а это половина городского парламента) нет вовсе. Некоторые кандидаты уже заявили: дело в том, что эти протоколы под шумок грубо фальсифицируют. Корреспондент «Вестей» поработала главой избирательной комиссии в Соломенском районе и увидела, что происходит изнутри.

КРАЛИ БЮЛЛЕТЕНИ

То, что на нашем участке вокруг бюллетеней по мажоритарке создавался какой-то нездоровый ажиотаж, я заметила сразу. А потом, встретившись в окружной избирательной комиссии с коллегами, стало понятно: в нашем районе работала целая группировка. Похоже, их была цель: добиться признания выборов на этих участках недействительными. Работали они по-разному. Например, на соседнем участке одна из 32 наблюдателей — девушка лет 25 — несколько раз подбиралась к столу, где лежали бюллетени и корешки от них. Их количество должно в точности совпасть, иначе можно заподозрить вброс со всеми вытекающими последствиями. ЧП таки произошло: в комиссии недосчитались 15 бюллетеней, после чего девушка загадочно исчезла. Протокол о выборах с этого участка теперь не принимают.

У меня была чуть другая история. Миловидная девушка примерно такого же возраста тоже крутилась вокруг документов, буквально каждый час закатывая скандал: то мы считаем неправильно, то копии протокола не отдаем, то еще что-то. А когда дело близилось к концу, в помещение вместе с ней неожиданно ворвалась группа мужчин, один из которых представился помощником кандидата в депутаты. Он скрутил руки охраннику школы и потребовал протокол по мажоритарке. Нам чудом удалось нажать тревожную кнопку, и бойцы «Сокола» выпроводили их. Оказалось, эту же группу заметили и на другом участке в нашем районе. После их визита исчез пакет с корешками от бюллетеней, цифры не сходятся, и протоколы уже не примут.

МОЛОДЫЕ И НЕОПЫТНЫЕ

Впрочем, на результаты выборов по мажоритарке (вернее, пока их отсутствие) влияет и еще один фактор . По протоколу, сначала нужно считать голоса за президента, потом за мэра, а потом уже по мажоритарке. После бурного голосования (напомним, на некоторых участках оно шло до часу ночи), утомительного подсчета голосов по приоритетным бюллетеням у людей просто сдавали нервы. На одном из участков, например, закрылись и легли спать, недосчитав голоса. На другом упаковали бюллетени в мешки, заняли очередь в территориальной-избирательной комиссии... и поехали с этими мешками на маршрутке домой спать.

Отчасти все это происходило из-за неопытности. Старожилы на эту кампанию не пошли — платят мало. Помимо государственных денег (это 300 гривен) на прошлых выборах кандидаты обещали щедрое вознаграждение. Но на этих сразу оговорили: либо не будет ничего, либо — сущие копейки. Например, как рассказывали коллеги, Богомолец обещала 800 грн, Шкиряк —1200 грн, хотя раньше на выборах за работу в комиссии доплачивали 4–5 тысяч гривен.

Во-вторых, опытные сразу смекнули, что нагрузка будет нечеловеческой: бюллетеня аж четыре, а количество членов комиссии уменьшили на треть. В итоге наблюдатели отмечали, что молодые члены комиссии все делали очень медленно и ошибались в мелочах.

«ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ ПОКА НЕТ»

Экс-глава Комитета избирателей Украины Игорь Попов говорит, что доказательств фальсификаций на выборах в Киевраду по мажоритарным округам не видел. «Как правило, фальсифицируют, когда между мажоритарщиками минимальный разрыв. Тогда решают, что нужно уточнить протоколы. И при пересчете выясняется, что часть протоколов одинаково испорчена, и это видно. Пока у многих куча обид, но никто доказательств нечестного подсчета не представил. Правда, подсчет еще не закончился. Возможно, о подтасовках станет известно позднее».