Минздрав опубликовал приказ, которым разрешил американцам, шведам и французам испытывать лекарства на украинцах. Эта практика существует давно, но раньше за участие в экспериментах платили. А сейчас желающих участвовать в исследованиях обеспечивают только анализами и такси до больницы.

Само собой, они бесплатно получают лекарство. Эксперты говорят: для большинства украинцев исследования становятся единственным способом получить качественный препарат и внимание врача.

Тесты пройдут по всей стране

В приказе говорится, что клинические испытания в Украине будут проходить 96 наименований лекарств. Всего было 98 запросов, но два отклонили — лекарство от псориаза и детский препарат для лечения депрессий.

Чиновники разрешили протестировать американский препарат на больных ревматоидным артритом в Харьковской горбольнице №8, Запорожской областной больнице, Полтавской больнице им. Склифосовского, Киевском институте им. Стражеско и Александровской больнице.

Американское лекарство от шизофрении будут обкатывать в черкасской, киевской, херсонской, винницкой психоневрологических больницах. Американский фармпроизводитель Pfizer и французская фирма AB Science протестируют лекарство на онкобольных на базе криворожского, львовского, черновицкого диспансеров.

А медпрепарат производства США для больных пневмонией — в киевской больнице №17 и харьковской больнице №13. Эффективность нового препарата для лечения легочных болезней шведская фармкомпания AstraZeneca проверит в харьковской больнице №13, сумской №1, житомирской №1, Полтавской им. Склифосовского.

Платили 1000 долларов

Как рассказала «Вестям» врач одного из столичных медучреждений, сначала действие нового лекарства проверят на животных. Затем начинаются клинические исследования, которые делятся на четыре фазы. «На первом и втором этапах в них принимают участие здоровые люди, чтобы выяснить побочные эффекты лекарства. Конечно, это большой ущерб для здоровья, но люди идут на это ради больших гонораров от фармпроизводителей. Еще пару лет назад вознаграждение достигало $1 тыс. Но сейчас в Украине проводят только третью и четвертую фазы тестирования. Цель — выяснить, как действует лекарство на основную болезнь, поэтому его выписывают только больным», — объяснила врач.

По ее словам, неизлечимо больные соглашаются на участие, поскольку хватаются за любой шанс на выздоровление — им терять нечего. Но часто украинские пациенты с несмертельными диагнозами участвуют в исследованиях, чтобы сэкономить. 

При нашем уровне бедности участие в клинических испытаниях — чуть ли не единственная возможность бесплатно лечиться по европейским протоколам», — говорит президент Всеукраинского совета защиты прав пациентов Виктор Сердюк.

«Врачи сами предлагают участвовать в испытаниях, — рассказала «Вестям» пациентка киевской эндокринологии. — Одна из врачей писала диссертацию и ей нужны были пациенты для участия в исследованиях препарата, который очищает печень. Одна из соседок по палате согласилась. Перед испытанием ей бесплатно провели УЗИ, анализы крови. Потом она принимала препарат, затем снова сделали бесплатные анализы. Всего она сэкономила порядка тысячи гривен».

Экономия на аптеке

В последнее время количество испытаний в Украине уменьшилось. Во-первых, усложнилась процедура регистрации, а во-вторых, сократились сферы, в которых появляются новые препараты. «Очень мало препаратов разрабатываются для кардиобольных, поскольку отработаны действенные схемы лечения. Исследований в этой сфере почти не проводят, а это была самая большая ниша. Сейчас больше всего новых лекарств в онкологии, наркологии и психиатрии», — говорит врач Александр Бондарчук, который провел более 30 разноплановых клинических исследований. 

По его словам, желающих поучаствовать найти несложно. Людей привлекают тем, что за участниками исследований очень жесткий контроль, они получают больше внимания врача, чем обычные пациенты. 

«Плюс экономия на аптеке и лаборатории — все рентгены бесплатно, электрокардиография. Иногда, чтобы унифицировать схему лечения, бесплатно выдают и все остальные лекарства. Денег пациентам не выплачивают, но могут компенсировать затраты на такси, если пациент плохо двигается», — поясняет Бондарчук.

Врачи часто агитируют пациентов стать участниками эксперимента бесплатно. Но пациент никак не может проконтролировать, платит ли компания деньги за участие в исследовании врачу. Вице-президент Объединения организаций работодателей медицинской промышленности Виктор Чумак не исключает, что в бюджете фармацевтической компании деньги на оплату добровольцам заложены, но до пациентов они не доходят.

«Фирма-производитель нанимает врачей и оплачивает их работу. Доктор закрепляется за каждым «подопытным», — отметил он. — Но в наших реалиях научные исследования иногда превращаются в «подпольные» эксперименты над больными, поскольку пациенты не могут проконтролировать действия врачей и соглашаются на сомнительные эксперименты над своим здоровьем. Формально участники исследований защищены законом — научные исследования нельзя проводить без разрешения МОЗ и этической комиссии, созданной при медучреждении. Но по факту из-за высокого уровня коррупции контроля почти нет». 

Неофициально врачи рассказали «Вестям», что иногда пациента не информируют о замене проверенного препарата на тот, который нужно еще тестировать. «Бывали случаи, когда представители производителя приходили к доктору и предлагали ему вместо дорогостоящего импортного медикамента назначить дешевый аналог украинского производства. Некоторые доктора грешат этим и предлагают такие лекарства пациентам, которым заведомо будет проблематично оплатить дорогие препараты. Им вводят отечественные, смотрят на результаты и отчитываются «заказчику», — рассказала врач одной из больниц. 

В развитых странах пациенты защищены от подобных рисков, но в Украине этот вопрос до конца не урегулирован. «Вопрос страховки пациентов от негативных последствий исследований до сих пор открыт. Зарубежные компании понимают, что украинский рынок из-за бедности в стране может быть благоприятным для проведения экспериментов. Кроме того, такие люди должны, как в западных странах, получать компенсации в случае осложнений или злоупотреблений, чего у нас нет», — считает экс-министр здравоохранения Олег Мусий.