Явка 95% и по 500 гривен за бюллетень – как Донбасс ставили на колени "за" Порошенко

В фокусе

Явка 95% и по 500 гривен за бюллетень – как Донбасс ставили на колени "за" Порошенко - фото

В серой зоне голосование в первом туре выборов президента проходило под сопровождение артиллерийской канонады и без конца "лагающую" мобильную связь. Военные только смеялись – “Это нам намекают: голосуйте, но помните, что старший брат рядом и следит за вами”. Корреспондент "Вестей" отправился в зону ООС, чтобы посмотреть, за кого и как будет голосовать измученный войной регион. Но к тому, что случилось в эти дни на Донбассе, мы оказались совершенно морально неготовыми. Именно здесь выборы были подтасованы, топорно и неаккуратно, словно бы никто и не собирался это скрывать. Край, разоренный войной, развязанной действующим президентом, дал ему огромное количество голосов при явке в 95 процентов.

Политический BlaBlaCar

До Курахово из Киева еду БлаБлаКаром – 500 гривен. Дорого, но весело. Водитель – молодой парень, работает в Киеве, едет домой в Мариуполь к семье. Зовут Руслан. Его история перекликается с судьбами многих выходцев из региона, решившихся остаться в Украине.

Родился и жил в Шахтерске. Там был дом и семья – жена и ребенок. Сейчас Шахтерск оккупирован. Руслан с семьей подался на заработки в Мариуполь, но особо там ничего не заработать, поэтому, оставив семью там, поехал дальше – в Киев. В столице огромное количество переселенцев, дорогая недвижимость, но и зарплаты повыше. Поэтому многие выходцы из Донбасса курсируют между семьей и работой в столице. Работа у Руслана на стройке, вахтенным методом – трое суток без сна и нормального отдыха.

Кроме меня в салоне еще пассажир. Дмитрий – программист из прифронтовой Красногоровки. С его профессией нетрудно было устроиться в Киеве (он уехал еще в 2011, перевез жену и сына), но дома остались родители. До этого работал в Донецке. 

Уехал после того, как меня на улице в Донецке встретили 11 крепких орехов и хорошо побили – ни за что. Потом сказали, что просто обознались. А я с тех пор очки ношу...” –рассказывает Дмитрий.


Пособники, наводчики и пророссийски настроенные – как жители прифронтовых городов Донбасса относятся к выборам президента


О, помню Красногоровку! Клуб “Маяк”… У меня там юность прошла”, – оживляется Руслан. – “Нету теперь “Маяка... У меня на телефоне фото того, что от него осталось. Побило, сгорело все…” – отвечает Дмитрий.

По радио передают последние новости. Руслан говорит, что хотел бы проголосовать за Зеленского, но не получится. Слышал про очереди на регистрацию. А еще он понятия не имеет о том, как все это делать в Киеве.

Дмитрий заявляет, что будет голосовать за Порошенко. “Я на Майдан в январе вышел. До февраля стоял – и помогал, чем мог…” – улыбается программист.

А нас из Донецка на Антимайдан привозили, по 200 гривен давали. Подумал тогда, почему бы на халяву столицу не посмотреть. Тем более, зима была, мы без работы практически сидели – вот и загорелся”, – улыбается Руслан.

Предвкушаю конфликт. Но он и не думает разгораться. "Я донецкий, – улыбается "порохобот" Дмитрий. – Со многими антимайдановцами тогда говорил, многих в лицо знал”. Руслан называет собеседника "братом". Когда машина доезжает до Днепра – они общаются, как старые друзья. А в конечном пункте Курахово, уже ранним утром, мужчины практически обнимаются.

Выборы президента - как голосовали на Донбассе  - фото 2

Курахово: "Мы Киеву не нужны"

При въезде в Курахово – магазин АТБ. Выхожу возле него. В городе несколько служб такси, но дозвониться невозможно. Спасает девушка-администратор расположенной неподалеку гостиницы – берется помочь вызвать такси. "С утра вызвать машину очень сложно. В это время все едут на блокпосты. Везут туда пассажиров, потом становятся в очередь и забирают тех, кто едет назад", – поясняет она. 

Таксист, который отправляется со мной в путь, продолжает рассказ о местной жизни.
Зарабатывает каждый, как может. Есть много схем. Думаю, на выборы никто не пойдет – много работы. У меня вот сегодня два заказа – еду в Макеевку, потом людей из Макеевки в обратном направлении везу.


Не потерять голос. Что важно сделать перед вторым туром


–  Но может все-таки стоит проголосовать? Жизнь к лучшему изменится?..

– Мне неважно, кто в Киеве сидеть будет. Мне копейку зарабатывать надо. Дома двое детей сидят. И каждый день хотят мяса и йогурта. Так что мне выборы побоку. Как и всем тут. Пусть за меня голосуют, я не против.

В местной гостинице номера с подселением. Стоит 180 грн в сутки. Моя соседка по номеру – пожилая женщина Галина. Она из Макеевки, приехала в банк за пенсией – а он только завтра откроется. Приехала раньше, чтобы не стоять завтра в очереди на блокпосту. Уже успела сходить на рынок и купить продуктов – все везет домой. Говорит, в Украине ассортимент больше, а цены ниже. История ее звучит похоже.

Все у нас работают. Я тоже мотаюсь, как могу. Я ведь уже на пенсии. Здесь получаю пенсию от Украины, тамот ДНР, но она меньше. Здесь 2000 грн, там – 3000 рублей (1240 грн., – "Вести"). А еще и работаю – дворником, зарплата 4000 руб. (1650 грн., – "Вести"), но бывает и меньше. Жить можно. Но у меня муж без обеих ног дома. Мы раньше выехали из Макеевки, здесь прописались – у нас тут дача. Но на дачу условий никаких, я еле хожу, помощи никакой нет – как жить. Раз пришли на дачу с проверкой, а нас дома не было. И сразу украинскую пенсию забрали! Я теперь туда регулярно приезжаю, пенсию вернули. А мужа привезти не могу, он же без ног… У него пенсию забрали – он сидит на ДНР-овской, а это гроши", – рассказывает Галина. Оказывается, она вообще о выборах не знает. В Макеевке украинские ТВ-каналы не показывают, а Интернета у пенсионеров нет. Но на вопрос, за кого бы она проголосовала, уверенно отвечает – "за Бойко! Он ведь наш, отсюда. Кто как ни он нас поймет. В Киеве нас давно не понимают. Сколько раз не пыталась пояснить ситуацию с мужем-инвалидом - никто и слышать не хочет… Мы Киеву не нужны…"

Мы продолжаем беседовать с Галиной. Тем временем начинают открываться избирательные участки.

Выборы президента - как голосовали на Донбассе  - фото 3

Марьинка и Красногоровка: "Дети заикаются от пережитого"

В Марьинку еду опять на такси. Таксист Николай родом из Волновахи – но родные края не любит. “У меня дочь в школу ходила, у ее одноклассницы отца убили и под посадкой выбросили… Зима, мороз – дело было в пятницу. Так труп там и пролежал три дня. Дети чуть ли не гулять возле него ходили, только к понедельнику забрали. До этого никто и не реагировал. Глава соседнего сельсовета в разговоре со мной сокрушался, что не может сторожа кладбищенского найти. Люди работать не хотят идти, потому что по ночам приезжают и кого-то втайне хоронят… Вот такой у нас регион - все по кланам, по полочкам должно быть – и по-пацански...”   

В центре Марьинки перед местным домом культуры украинские флаги, биллборд с фотографией военного – “Голосуйте. Мы прикроем”, из динамиков льется украинская народная музыка. Некоторые члены комиссии – в вышиванках.

Если встать на дороге прямо перед участком – видно дорогу на Красногоровку и шахту. За шахтой – уже "та сторона".

Люди идут на выборы веселые, одеты празднично. Но говорить о политических предпочтениях отказываются категорически. Напротив дома культуры – школа, там еще один избирательный участок. Окна до половины заложены мешками с песком. Артиллерия здесь часто стреляет. Здание школы было разрушено, но его восстановили – на деньги западных благотворительных фондов.


Армовир против референдумов: чем отличаются программы Порошенко и Зеленского


Во дворах многоэтажек есть еще одно место для голосования – спецучасток для военных. Журналисты могут туда попасть только по аккредитации штаба ООС – их собралось уже много. У "Вестей" тоже есть аккредитация.

У нас сегодня выборы проходят в режиме онлайн. Уже четвертая съемочная группа была”, – комментирует Тарас, член комиссии. Он в военной форме, бейджик с фамилией предусмотрительно закрывает от фотокамер.

Совсем рядом слышится два взрыва. Позже выясняем – это не обстрел, может, саперы работают на той стороне. “Это нам намекают: голосуйте, но помните, что старший брат рядом и следит за вами”, - смеется Тарас. Затем он дает официальные комментарии на камеру – "голосование проходит нормально, военные голосуют и отправляются на позиции, сменяют там вторую партию, и она подъезжает и тоже голосует. Одна группа военных голосует, потом на позициях сменяют другую, чтобы все по очереди смогли проголосовать. К обеду проголосовало 50% личного состава. Цифры назвать не можем..."

Дорога на Красногоровку пугает. Проезжаем мимо террикона “Крокодил”, откуда раньше обстреливали и дорогу, и город. Да и сейчас там противник. По обеим сторонам дороги – предупреждени “Осторожно, мины!”

Красногоровка вызывает страх и жалость одновременно. На краю города разбомбленный супермаркет АТБ и школа. Домики в несколько этажей покрошены – один выгорел, другой стоит вообще без стекол в окнах. Мимо этой разрухи идут празднично одетые люди – голосовать.

Газа в городе нет. Повреждена труба, чинить ее никто не берется – можно попасть под обстрел или под пулю снайпера. Вымучить людей отсутствием удобств – это нормальное дело в войне, говорят местные. Питьевой воды тоже нет – раньше воду завозил благотворительный фонд, в школах и больнице до сих пор стоят огромные баки. Сейчас не возит никто. Есть техническая. Отопления не было. Осталось электричество…

Кто в квартирах живет, ходит в частный сектор за водой к колодцам. Топят электрическими обогревателями, частный сектор – на буржуйках. Я бы и себе буржуйку поставила, да живу в квартире, дров у нас в степи не сыщещь, да и уголь на лестничной площадке хранить не будешь, хотя некоторые умудрялись. Слава Богу, эту зиму пережили. Теперь вот уже тепло…” – рассказывает женщина, член комиссии в местном колледже.

В больнице, где расположен еще один участок, удается поговорить с бывшей директрисой школы – той самой школы на окраине города, которая полностью разрушена. Она начинает рассказывать и тут же плачет.

Сейчас детей перевели в другие школы города. Многие заикаются от пережитого, с ними работают психологи…” – говорит женщина.

"Прошлые выборы мы пропустили, но даже в этих условиях нам сейчас разрешили голосовать - многим здесь очень важно это. Значит, с нами считаются, нам дали право голоса", – говорят на участке в Красногоровке. На вопрос о том, за кого собираются голсоовать – упорно молчат.

Курахово: "Кто же здесь за Порошенко голосовать будет? Да никто!"

Уехать из Курахово в Киев получилось гораздо сложнее, чем добраться сюда. Поезда не идут, автобусы ходят редко. “Есть билеты на вечер следующего дня”, – говорят в кассе автовокзала.

Зато на Москву или Воронеж можно выехать без проблем. В местной столовке возле вокзала на следующий день после выборов обедают военные, спецы из ГСЧС. Возле столовки припаркован автомобиль с надписью “Гуманитарное разминирование”. В столовке, на большой плазме транслируют российский телеканал. Идет концерт Димы Билана.

Посетители дружно спорят о политике. В основном, о нарушениях. Но почти каждый разговор заканчивается: “А, ну ее, эту политику...

Коротая время перед отъездом, читаю, что пишут о выборах в Интернете. Правозащитная организация “Успішна варта” проанализировала президентские выборы и обнародовала странный факт: в Донецкой области зафиксированы “аномальные” участки, где явка избирателей составила 95%, притом, что средняя явка по области – 59,47%. Как раз на этих участках поддержка Петра Порошенко превысила 60%, хотя общий результат ныне действующего президента по региону составил 12,5%. В списке "аномалий" – Очеретино, Новобахмутовка, Новоселовка – и Красногоровка. Там, где мы были вчера – и где нет воды, отопления, газа… Порошенко набрал там 62% при явке 95%. Как? Это просто невозможно…


У Зеленского в подробностях рассказали, как закончить войну на Донбассе


Позже – уже в Киеве – нахожу объяснение у активиста Харьковской правозащитной группы Юрия Асеева: Берем любое село в регионе, особенно ближе к фронту. К примеру, там 3500 жителей. Никто не считает, кто уехал и сколько там осталось. Наблюдателей нет – им никто не гарантирует безопасность. Если при этом учесть, что люди там бедные, не первый год живущие в войне – и рады каждой крошке – то материально их легко стимулировать".

Асеев приводит пример – Катериновка. Ее освободили год назад. "Туда просто побоятся ехать посторонние. В любой момент участок могут накрыть из минометов…”, – говорит эксперт.  

Выборы президента - как голосовали на Донбассе  - фото 4

По его информации, стимулировали, в основном, членов участковых избирательных комиссий. За один протокол в пользу “правильного” кандидата платили до 500 гривен.

100 дополнительных протоколов - это уже 50 тысяч гривен, которые можно разделить между членами комиссии. По здешним меркам эта сумма очень неплохая. Даже в цетре страны на такую сумму купились бы”, – отмечает Асеев.

Аналогичные данные у других наблюдателей. Например, у координатора ОПОРЫ Анастасии Прокопенко, она работала в Константиновке.

ГО “Твой новый город” сообщает о ситуации в Торецке – там активисты фиксировали массовые фальсификации, нападения на наблюдателей, поджог бюллетеней, присутствие подозрительных организованных групп на большинстве участков. Активистам даже удалось заснять, как на участке №140702 в музыкальном колледже неизвестные бросили в урну стопку бюллетеней и скрылись на автомобиле. В полиции составили административный протокол о нарушении.

То же самое происходило и в Новогородском. На участке в Доме общественных организаций Фенольного завода. Два человека и пачка бюллетеней!”, - пишет в сети возмущенный пользователь Александр Беседа.

Мой собеседник – Сергей. Он не наблюдатель, обычный человек. Рассказывает собственную историю о фальсификациях. “Наше село Новобахмутовка находится в Ясиноватском р-не Донецкой области, почти на линии фронта. Реально в селе проживает примерно 550 человек, а вместе с переселенцами - 840. Понятное дело, что большинство нас – а я тоже переселенец – реально проживает там, где и проживали – в Донецке, Ясиноватой, Горловке... Я живу здесь постоянно, а жена больше времени проводит в Донецке. Так вот, как оказалось, почти все наши переселенцы – а их 260 человек… проголосовали! Ну, по крайней мере, судя по данным УИК. Мало того. Одна женщина реально хотела проголосовать. Она живет в Донецке, добираться сложно. В Новобахмутовку приехала после шести вечера. А ей говорят – вы уже проголосовали. Она – как? А ей члены комиссии отвечают, ну вот так, вы уже проголосовали, уходите… Она в полицию не обращалась, на следующее утро уехала… Но в основном переселенцы конечно не приезжали. Моя жена не приезжала. Даже из тех, кто живет в селе, мало кто на самом деле голосовать ходил. И вот выясняется, что явка была чуть ли не 100% у нас, а победил… Порошенко! Хотя кто же за него здесь голосовать будет, на Донбассе? Да никто!”, - рассказывает Сергей.

Выборы президента - как голосовали на Донбассе  - фото 5

Доказать все это невозможно. Как и проверить голосование на спецучастках. Наблюдателям туда заходить запретили. Более того, даже адреса некоторых спецучастков никому не известно. Впрочем, в целом по стране, как писали "Вести" армия проголосовала примерно 50 на 50 – половина за Зеленского, половина за Порошенко.

Назад, в Киев: "Боюсь увольняться из армии. Забыл, чем занимался на гражданке"

Уезжаю из Курахово проходящим вечерним автобусом “Мариуполь-Киев”. На соседнем сидении со мной – член избирательной комиссии. Это становится ясно по его телефонным разговорам. Мобильник у него постоянно звонит и член комиссии – полноватый мужчина с бородкой – подолгу обсуждает бюллетени, протоколы, печати, подписи.

Наконец, телефон его успокаивается, и я осторожно начинаю беседу. Мужчина откликается – и вспоминает, как в 2004 году его от “Партии Регионов” возили на выборы во Львов. Не на "карусели" – а тоже работать наблюдателем. Местные решили угостить дончан “смаколыками”. После них наблюдатели из туалета до вечера не выходили.

Мы технологию взяли на вооружение. Сейчас на выборах, если кто-то мешает, “Пиколакса” всегда можно подлить - то ли в кофе, то ли в еду. Столуются ведь все вместе, обычно”, – мужчина смеется.


Теракты и война — как далеко может зайти Порошенко в предвыборной борьбе


А потом делится методом организации голосования на аномальном округе. “Это "карусель" – технология пользуется популярностью уже не на первых выборах. Срабатывает там, где живут бедно, в небольших населенных пунктах. На входе на участок стоит человек, который предлагает нескольким людям вынести чистые бюллетени, а вместо них бросить в урну чистый лист, по форме напоминающий бюллетень. Вынес бюллетень – получаешь деньги: 50, 100 гривен. Достаточно предложить такую схему нескольким людям, а далее сарафанное радио разносит. Кто-то звонит знакомым – дескать, подтягивайтесь, тут по стольнику раздают, после голосования можем пивка попить. Кто-то встречает знакомых и друзей прямо на участке и охотно поясняет, что к чему. Президент, патриотизм, Банковая, политика – это ведь далеко. А прийти с парой соседей, вынести свои бюллетени – и 300 гривен в кармане. А у собирающего имеется неплохая стопка бюллетеней… Все довольны, всё в ажуре…”, –  говорит член избиркома.

Выборы президента - как голосовали на Донбассе  - фото 6

В Покровске он выходит, на его место садится военный – молодой парень, лет 20, представляется Владом. Говорит, что ехать ему к бабушке в Винницкую область. Родители остались в Луганске и поддерживают "республики".

Я в армии с 2014 года. За Порошенко не голосовал – не хочу. И многие у нас так говорят. Помню и 2014, и 2015 годы – и котлы, и то снабжение, когда приходилось воду из луж пить. Хочу увольняться. Раньше по шабашкам подрабатывал, потом призвали – я контракт подписал. На передовой 20 тысяч платят. На гражданке такого не найти. Да вот страшно увольняться. Я же совсем забыл то, чем раньше занимался. Зато автомат перезаряжу с закрытыми глазами”, – говорит Влад.

После полуночи автобус засыпает. На подъезде к Днепру мой спутник просыпается. Сквозь сон слышу, как ложит руку мне на колено, начинает ощупывать, локтем задевает грудь. Сон проходит окончательно, бью по рукам, получаю по рукам в ответ.

Ну че ты такая… может давай номерами обменяемся?” – бормочет Влад.

Мне 36 лет – и я замужем. Руки убрал…” – шепчу ему в ответ.

Загрузка...