Почему в Киеве взорвался жилой дом и как быть людям, чьи квартиры взлетели на воздух

Почему в Киеве взорвался жилой дом и как быть людям, чьи квартиры взлетели на воздух Фото: УНИАН

В субботу, 8 июля, днем на пр. Голосеевском, 70/2, произошел взрыв в жилом доме. Двое погибли, а более 70 человек лишились жилья. «Вести» собрали все версии случившегося и узнали, что ждет пострадавших.

Трехэтажный дом на Голосеевском проспекте вчера больше напоминал объект из кадров военной хроники. Из огромной дыры в самом центре здания с двумя подъездами торчат чьи-то вещи, а из одного окна просматривается душевая кабина. Вчера с самого утра жильцы дома вместе со спасателями и полицейскими доставали из полуразрушенных квартир личные вещи. Спускали из окон по веревке клетки с попугаями и собак.

После взрыва появились воры

Рядом с разрушенным домом дежурит карета скорой помощи, в гараже сложены пакеты с вещами, под деревьями на стульях сидят пожилые жильцы. Люди помоложе суетятся, принимают у спасателей вещи, которые те подают через окна, пакуют в автомобили. Жильцов в свои квартиры не пускают. Исключение делают для 80-летней Анны Тимофеевны, которая упросила сама забрать свой «клад». Ее спускают из окна по пожарной лестнице, фотографировать не разрешают — это и так нарушение норм безопасности.

Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

На месте дежурили представители ГСЧС и газовой службы. Выставили свою охрану и жильцы. Как рассказал один из жильцов дома Михаил, позавчера ночью пытались проникнуть воры. «После этого мы сформировали дежурство среди жителей и попросили полицию выставить кордон по периметру дома», — рассказывает Михаил.

По его словам, он был на улице, когда прогремел взрыв. Но вернувшись в квартиру, все шкафы, холодильник и другая техника были перевернуты, вещи разбросаны. О силе взрыва свидетельствуют куски оцинкованного металла, оконные рамы, висящие на вершине дерева в 50 метрах от дома. Выбиты окна и в ближайших зданиях. Полностью разрушены стены нескольких квартир.

Кто виноват во взрыве

Официальная версия причины взрыва, озвученная спикером главка ГСЧС в Киеве Светланой Водолагой, — возгорание опасного вещества, то есть взрыв бытового газа. Полиция Киева, как заявила спикер Оксана Блищик, квалифицировала ЧП как нарушение норм пожарной безопасности. В то же время сами жильцы говорят, что взрыв был спровоцирован в интересах застройщика, который возводит в непосредственной близости от места происшествия 25-этажный дом.


Во взрыве жилого дома в Киеве винят застройщика соседней высотки


Неподалеку от дома, где произошел взрыв, идет строительство высотки. Стройка находится по адресу — пр. Голосеевский, 74. Целевое назначение земельного участка — для строительства, эксплуатации и обслуживания жилого дома для работников метрополитена. Заказчиком строительства является КП «Житлоспецстрой», а застройщиком — «Скайбуд Груп». Как рассказали «Вестям» местные жители, война с застройщиком у них идет не один год. Жильцы выступают против стройки, так как в данном районе «слабый грунт».

«У нас в домах и так образовались большие щели, другие здания в округе наклонились на больший градус. Если это был взрыв газа, он был спровоцирован смещением грунта, в результате чего повредились газовые коммуникации и произошла утечка», — рассказывает «Вестям» один из жильцов. К слову, за неделю до взрыва в доме прорвало тепловые коммуникации.

Впрочем, в КП «Житлоспецстрой» свою вину не признают. По словам руководителя предприятия Владимира Шария, в последнее время шли работы по установке подпорной стены, но в сам день происшествия никаких работ не велось. «Мы осуществляем надзор и за соседними со стройкой домами. И как раз накануне до этого трагического события получили отчет о том, что все нормально и никаких смещений грунтов нет», — заявил «Вестям» Шарий.


"Очередную стройплощадку освобождают". Как киевляне отреагировали на взрыв дома в Голосеевском районе


Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

В то же время в воскресенье заговорили о том, что запаха газа никто не слышал. «Мы расцениваем все случившееся как теракт, — говорит «Вестям» советник Киевской городской организации ветеранов АТО Андрей Дащенко, возглавляющий «Муніципальну варту» Голосеевского района. — Мы обследовали сегодня дом. Запаха газа никто из жильцов не услышал. А газовую колонку забрали силовики. Зато жильцы слышали запах пороха. Мы будем просить у мэра разрешение на свою проверку». С ним согласен друг погибшей Оксаны Гуровой Геннадий Буток. «В доме четко ощущался запах пороха. Это явно дело рук застройщика. Он неоднократно предлагал людям выселиться, чтобы потом здание снести. Но многие не захотели», — подтвердил Геннадий.


Во взорвавшемся в Киеве доме появились мародеры


Власти Киева вчера нам рассказали, что пострадавшим будут компенсированы убытки. «Мы предложили людям переселиться в общежитие. Сейчас обсуждается вопрос компенсации убытков пострадавшим семьям. Особой строкой стоит семья Гуровых, где двое детей остались сиротами, без квартиры и вещей. Но в каком количестве и каким образом — окончательно будет решено в понедельник», — говорят «Вестям» в пресс-службе КГГА. Что касается дополнительных проверок, то в мэрии обещают рассмотреть этот вопрос сегодня.

По данным Госархстройинспекции, сегодня дом признан непригодным для жизни и его будут сносить.

На первое время большинство жильцов нашли себе ночлег у знакомых, некоторые отправились в общежитие на ул. Оболонская, 34, где им предоставила койки городская администрация. По словам главы Голосеевского района Натальи Бондарь, пока рано говорить, что именно стало причиной взрыва.

Соседи отмечают, что погибшая Оксана постоянно жаловалась на странные запахи, доносящиеся с квартиры сверху, где произошел взрыв. Местные подозревают, что в квартире, где проживал Кудин, располагалась лаборатория по производству наркотических веществ.

«У него все время были закрыты окна, даже в ужасную жару, а соседи вечно жаловались на едкий запах», — сообщает одна из жительниц.

Как предположил один из собеседников «Вестей», это и могло стать причиной взрыва. «При производстве некоторых веществ используются взрывоопасные реактивы, в частности, ацетон и бензин, пары которых в большой концентрации могли спровоцировать взрыв», — отметил собеседник «Вестей».

"В момент взрыва выбросило на улицу"

Одной из двух погибших оказалась 44-летняя Оксана Гурова. В момент взрыва она находилась на балконе и поливала цветы. Ее выбросило на улицу взрывной волной. Об этом нам рассказал друг Оксаны, Геннадий Буток. «Оксана работала воспитателем в детском саду. Мы одно время дружили, у нас общие кумовья. Ее младший 13-летний сын Илья сейчас в больнице. Ему не нужны лекарства, но нужны вещи, поскольку в их разрушенную квартиру сейчас никого не пускают. Старший Тарас (17 лет. — Авт.) сейчас с бабушкой, в шоковом состоянии», — рассказал он.

 

Оксана работала воспитательницей в детском саду

Еще один погибший, как сказали "Вестям" в главке ГСЧС Киева, — 37-летний киевлянин Константин Кудин, тело которого опознал отец.

"Вести" проверили, именно этот человек зарегистрирован был в квартире №9, где произошел взрыв.

«Когда газовщики ходили по квартирам, он ни разу их не пустил, — говорит сосед погибшего Кирилл Козаченко. — Его все знали. Он жил один, два года назад выбрасывал кресла из окна, когда расстался с девушкой. С людьми не общался, только в магазин выходил. Все соседи сходятся на том, что виноват он. Что он там дома делал, никто не знает. Говорят даже, что бомбу мастерил. Взрыв был очень сильный. В моей квартире во время взрыва вогнуло внутрь окна и двери, меня подбросило с дивана».

Еще одна пострадавшая, Лидия Куценко, добавляет, что погибший Кудин одевался «странно»: носил длинное черное пальто, шляпу, много цепей. Вчера в больнице кроме сына погибшей Ильи находилась Любовь Василенко, 50 лет.

"Могла опоздать на полчаса"

Родственники погибшей Оксаны не могут сдержать слез. «Хоть бы на полчаса опоздала, сестра ведь только вернулась из Затоки с детьми, — плачет Олег Илюченко, брат погибшей на втором этаже Оксаны Гуровой. — Я жил с ней в этой квартире, но в тот момент не был дома, меня позвали на опознание. Когда ее вытянули из-под завалов на балконе, она кричала, как ей больно. Соседи сказали, что скорая два часа ее не увозила. Ее и переносить нельзя было, нужно было дождаться специалистов. Потом ей надели кислородную маску, и она умерла».


 Взорванный жилой дом в Киеве показали с высоты птичьего полета


К стульям подходит 60-летняя Зинаида Илюченко во всем черном. Медики меряют ей давление. Вокруг хлопочут подруги Оксаны Гуровой, которая работала воспитательницей в соседнем садике. «Оксана все на себе тянула, даже брата, а он не работает, — говорит Зинаида Петровна. — Илья в больнице, ему пальцы на ногах придавило, Тарас возле дома здесь ходит. Я буду оформлять опекунство над мальчиками, я еще работаю — санитаркой на неотложке в Ирпене. И дом у меня в Малине от мужа остался».

Переселили на Подол

Пострадавшим предложили переселиться в общежитие на ул. Оболонской, 34. Большинство, 50 человек, отказались, 23 жителя согласились, еще трое — в раздумьях. Вчера утром в общежитии было тихо. Дверь журналисту «Вестей» отрыла женщина. «Я из 14-й квартиры на 3-м этаже, теперь она смотрит в небо. Люди поехали к своему разрушенному дому», — сказала она.

Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

Во временное жилье пострадавших накануне привезли автобусом. На коридор с семью квартирами оборудованы две отдельные кухни, санузел. Помещение со свежим ремонтом, новой недорогой мебелью, на окнах — пластиковые окна. Один из холодильников забит упаковками с нарезанным сыром и батонами. Очевидно, их закупили для «переселенцев» на первое время.

Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...