Ярмак: Начал говорить о власти плохо и пропал со всех патриотических пабликов


Ярмак: Начал говорить о власти плохо и пропал со всех патриотических пабликов

За пять лет Ярмак из малоизвестного кавэнщика превратился в самого популярного рэпера Украины. Его клипы регулярно собирают более 5 млн просмотров в Youtube, а трэк «Сердце пацана» до сих пор является одним из самых популярных в Украине независимо от жанра – 47 млн просмотров. А приняв участие лишь один раз в украинском рэп-батле его противостояние с Артемом Лоиком установило рекорд для нашей страны набрав почти 1 млн просмотров.

— Осенью у тебя запланирован тур по Украине в честь пятилетия хотя клип «Пидарасия» вышел в 2011 году. От чего ведешь отсчет?

— От первого альбома. Потому что первые песни и клипы, которые появились тогда для меня самого были спонтанными и неожиданными. Первый клип появился и оказался успешным, поэтому нужно было поддерживать то, что получилось. Хотя музыкантами мы вообще не являлись вплоть до того, что я даже не знал, что в песне должна быть бас-партия. На тот момент я только понимал, что такое видео, как его сделать и как добиться его успешности. Поэтому делал видео на разных юмористических ходах.

— Первую и достаточно широкую популярность вы сделали на шуточных песнях. Из-за чего тебя так сильно, правда удачно, завернуло в роматнику – «Мама», «Черное золото» и т.д.?

Я просто захотел стать музыкантом. У меня был выбор стать шоу-меном по типу Дзидзьо и работать на сильно потребительскую аудиторию. Сейчас я нахожусь где-то по середине между шоу-меном и музыкантом. До этого я никогда не занимался музыкой, поэтому сейчас начал ходить на вокал, фортепиано и сольфеджио потому что хочется делать что-то серьезное. Например, песни Дзидзьо не будут переслушиваться через 20 лет, а «Черное золото», мне кажется, через 20 лет кто-то да переслушает.

Мне хочется, чтобы мои песни вошли в историю и оставляли какой-то след. У меня есть песен на целый альбом типа «Не тому дала», «Я куплю собаку, назову твоим именем» - дерзкие и прикольные, то что я делал раньше и оно бы сейчас срезонировало с обществом и вызвало бы смех или улыбку. Но я поставил себе цель поработать в более серьезном направлении – сколько смогу выжать. А если не получится, то найду золотую середину, чтобы делать что-то веселенькое и, одновременно, музыкальное.

— В итоге новый альбом, который вы выпустили в этом году называется «Рестарт». От чего обновляя себя отказались?

— В первую очередь от работы со своими партнерами потому что они именно так и видели мой образ – веселый и дерзкий пацаненок, который «гонит беса», т.е. более юмористический проект. Но практически в самом начале проекта я стал уходить от этого. Мне захотелось сделать что-то более достойное. Поскольку мы видели развитие проекта Ярмак по-разному, то с годами наши мнения кардинально разошлись и я ушел от них. Но потом, из-за кризиса, нам пришлось закрыть и лейбл «Стольный град».

Получилось так, что на время я потерял «семью», то что для меня было энергетическим фундаментом. И потеря всего этого мне нанесла очень большой энергетический урон. Но я и приобрел. Новый альбом «Рестарт» я считаю лучшим из всего, что я делал в музыкальном плане. До этого в хип-хоп мире я не получал от людей разбирающихся в музыке позитивных отзывов. А тут мне начали писать диджеи, что это уже музыка и я понял, что на верном пути.

— Я согласен с тем, что вы стали более музыкальны. Но теперь ваши песни стали очень похожи на основной поток всего, что происходит в рэпе и потеряли свое лицо рэпера-юмориста, которое было раньше.

— Возможно. Я задумывался над тем, кто я такой и в чем моя уникальность. Но я думаю, что в скором времени новый образ сложится. И это первая ступенька в моем рестарте. Я понимаю, что сейчас я двигаюсь так, как это делают многие. Но не пройдя этот путь я не найду новую форму.

— А зачем вам искать новую форму если благодаря прежней вы стали рэпером номер один в Украине?

— Это из-за неимения талантов и отсутствия конкуренции в стране. Поэтому я номер один. Но я себя таким не считаю. Да, я  понимаю, что сейчас самый популярный рэпер в Украине, но это пока. Так будет до тех пор, пока не найдется продюсер готовый вложить деньги в развитие украинского рэпа и понимающий, что из этого можно извлечь еще больше.

— С чем связано то, что до вашего появления на сцене в Украине единственной популярной рэп-группой были ТНМК?

— Потому что ни у кого не было системного подхода. Было только творчество и больше ничего – ни мозгов, ни понимания, как заходить на этот рынок. Когда исполнители играют в true (правду) или говорят об этом, тем больше они не true, а балоболы.

— Тогда почему украинского рэпа практически нет в то время, как российский процветает? У них с десяток, а то и больше исполнителей, которые собирают большие залы, а у нас всего пара таких артистов.

— Причина в том, что у нас таких людей как вы, которые в 45 лет знают кто такой Скриптонит (один из самых популярных сейчас российских рэперов. Прим. Ред.), меньше одного процента. У нас сейчас очень мало хороших музыкальных редакторов, которые формируют общественное мнение. А в России огромное медийное пространство, которое обращает внимание на Оксимирона и всех остальных представителей рэп-культуры. Опять же, в России о рэперах говорят Навальный, Ксения Собчак. А у нас от кого ждать какой-то реакции? От Олега Ляшко? У нас другой менталитет. Нам почему-то нужны Верка Сердючка и «Ой куме, де кума?». Почему-то все примитивно. Но при этом поп-артисты у нас намного круче, чем в России – Иван Дорн, Монатик, «Время и Стекло». Они более мелодичны и больше соответствуют своему времени. А Лобода или Макс Барских это таже советская эстрада только с новыми синтезаторами. Поэтому их так хорошо принимают в России.

 

Наверное, так происходит потому, что культурное и музыкальное образование людей у нас очень низкое не смотря на то, что есть интернет и можно следить за тем, что происходит в мире. Также, одним из главных факторов, является наличие людей, которые поверили в то, что на рэпе можно заработать. За всеми росийскими рэп-лейблами стоять очень серьезные люди, из мира бизнеса или криминала. Какую функцию выполняют эти люди? Инвестор, покровитель, человек который на высших уровнях может решить ротацию на телеканлах, радиостанцих и т.д.            

— Почему вы занялись рэпом, потому что это более простой жанр?

— Да, потому что более простой жанр. Когда начинал, я вообще не умел петь. Если сейчас я хотя бы могу интонировать, то раньше вообще ничего не умел делать. Разве что писал панчи (фразы, которыми можно зацепить человека. Прим. Ред.), которые я зарифмовал и перевел из сферы юмора в рэп. И в обществе пошла какая-то реакция на них. Рэп делается достаточно дешево по сравнению с тем, что делается для попсы. Для рэпера бит обходится в 100-300 долларов, а для попсы музыка и аранжировка одной песни стоит минимум 1,5 тыс долларов.

— После того, как вы разошлись со своими компаньонами вам пришлось еще и выкупать свой сценический псевдоним Ярмак. Почему?

— Это длинная история, но если просто, то это порядочный поступок по отношению к тем людям с которыми я работал. А все что начало происходить после этого, это супер непорядочные вещи по отношению ко мне. Например, всего за два дня до батла с Артемом Лоиком я узнаю, что у съемочной группы слетает один оператор, которому мой бывший бизнес-партнер Валентин Шпаков сказал снимать альтернативную версию для Лоика.

Парадоксально, что этот опертор попал к нам как фанат Стольного и лично моего творчества, но после распада лейбла был вынужден пойти снимать батллы, которые организовывают мои бывшие бизнес партнеры, банально для зароботка денег. На фоне этого у нас произошла 3-х часовая ссора, на тему моральных ценнностей. Меня это потрясло, я 5 лет работал с этими людьми, я вылез из шкуры, чтобы по человечески разойтись отдав мешок денег и узнаю, что этот человек, своими действиями помогает моему сопернику. И дальше была еще целая куча поступков, которые карма.

— Потеряв лейбл почему вы не делаете украинский «Gazgolder» (российская компания рэпера Баста раскручивающая многих рэп-исполнителей)?

— Нет денег. Чтобы запустить такой продюсерский центр нужно 300-500 тыс долларов. Васе Басте повезло в том, что он нашел единомышленника, который поверил в него и предоставил большое помещениена територии завода Gazgolder в котором есть студия записи и репетиционная база и еще куча-куча всего. В нашей же стране банально не работает экономика. Вкладывать нужно много, а собирать можно по чуть-чуть и этого недостаточно. Городов мало, по сравнению с Россией, а рэп на копроративах еще пока не воспринимается.

— Вы говорите о больших вложениях, однако российские рэперы снимают не дорогие клипы, но получают при этом очень широкое внимание. Например, клип Фараона «Пять минут назад» собрал в Youtube более 37 млн просмотров, но дорогим это видео не является.

— Просто Фараон с этой песней попал в то, что сейчас происходит с молодежью в данный момент и поэтому получил такой большой отзыв. Мы всегда шли от обратного и больше были сориентированы на меньшинство – людей, которые против употребления наркотиков и алкоголя. Но, к сожалению, сейчас все наше общество живет инстинктивно. И чем больше ты поешь про это – жрачку, секс, тем больше отражения это находит в массах. А мы всегда старались петь о чем-то более человеческом и отойти от тем ниже пояса.

— Вы чувствуете, что сейчас ваши главные конкуренты в Украине не наши, а именно российские рэперы, ведь их очень много сейчас продолжает гастролировать в нашей стране?

— Ощущаю. Они очень сильно на себя оттягивают мою потенциальную аудиторию. Сейчас у меня график сборов людей на концерты откровенно пошел вниз. Но это нормально, я за качественную конкуренцию. Отчасти это связано с тем, что я не могу опуститься до того, чтобы начать писать о дурдоме, который вокруг меня происходит. Я живу «на районе», а вокруг сумасшествие и депрессия.

— Насколько ваш заработок сопоставим с тем, что зарабатывают российские рэперы?

Не сопоставим. Мой гонорар меньше. Тот же Скриптонит собирет и в Киеве, не говоря уже о Москве, больше людей, чем я. Самое главное, почему у нас в Украине все так плохо, потому что у нас по-прежнему остается комплекс младшего брата. Вся молодежь подписана на русские паблики и мнение, что круто, а что нет, к сожалению, формируется в Москве. Пример того же рэпера T-Fest, который родом из Черновцов. Раньше его клипы набирали по 200-300 тыс просмотров. Теперь он сотрудничает с Gazgolder, снимает клип со Скриптонитом и новые видео уже набирают по 10 млн просмотров. Так же и с «Грибами». Пока в Москве не сказали, что это круто, здесь было все просто ровно.

— Вы оставили свою страничку в ВК, не смотря на ее запрет в Украине, именно потому, что Россия продолжает задавать тон? У вас после этого даже увеличилось количество подписчиков.

— Не особо увеличилось, наоборот, все остановилось – было 630 тысяч, стало 660 тысяч подписчиков. А раньше за год прибавлялось 100 тысяч. Я уже ощущаю, что из-за запрета ВК моя популярность просела. Из-за того, что люди теперь либо не заходят туда, либо заходят реже они пропускают концерты в своем городе. Но главная причина того, что в Украине рэп начнет взрывать только тогда, когда в Москве скажут, что это круто. Например, у меня, когда волна патриотизма прошла, прошла и симпатия ко мне. А из России нет респекта и его не будет высказано тому человеку, который поддержал Майдан.

Обо мне в России пишут только компрометирующие вещи. Например, я дал интервью российскому интернет-изданию The Flow посвященному музыке. Оно вышло под заголовком «Мне нечего сказать жителям России». У читателя, который не знает меня или только начинает знакомиться с моей музыкой, сразу же возникнет ко мне отрицательное отношение. И так происходит практически на всех пабликах. Мы анализировали публикации обо мне в интернете и поняли, что против меня работают заказные боты. Только обо мне появляется в сети какая-то новость, как сразу же появляются заготовленные мэмы и сообщения типа «Не фиг слушать этого хохла», «Да он майданутый» и т.д. Например, под одним из моих клипов из четырехсот комментариев один человек написал 194 комментария. Каким бы этот человек не был бездельником или «троллем» у него все равно не нашлось бы так много мэмов и шуточек в мой адрес за короткое время. Говорят же, что в России есть интернет-войска, уверен, что они есть и в Украине. Я заметил, что как только я начал говорить о нашей власти плохо, я пропал со всех патриотических пабликов.

— В этом году у вас появилась первая и пока единственная песня на украинском языке «Твої сни». которая набрала наименьшее количество просмотров в ютьюбе из ваших трэков (514 тыс). Почему, дело в языке?

— Да, дело в языке, но не только. Клип вышел в начале июля, когда количество просмотров у всех падает. Но я не жалею.

— Я не о жалости. Как вы считаете, украинцы не готовы еще слушать украиноязычный рэп?

— Украинцы еще много к чему не готовы. Парадокс нашей страны в том, что прокуратура слушает «Каспийский груз» (российская шансон-рэп-группа поющая на тюремную тематику). И собирает эта группа больше на своих концертах в Украине, чем многие наши звезды. Так же и екатерибуржцы «АК-47» у которых 5 лет назад на западной Украине были полные залы. Вот вам и комплекс младшего брата, который мы не может побороть, потому что все самые сильные медиа-ресурсы находятся в России. Там давно научились управлять не только массами в своей стране, но и всем СНГ. С Белорусью таже история, что и с Украиной. Пока о Максе Корже не сказали в Москве, что это круто у него не было тех больших залов, которые он имеет сейчас.

— Раскрутиться рэперу в России очень помогают рэп-батлы. У нас они тоже есть. Можно ли их рассматривать украинскому исполнителю как площадку для раскрутки?

— Когда ко мне пришел создатель украинских рэп-батлов я сказал ему одну простую вещь – батлы у нас нужно делать тогда, когда появятся рэперы. У нас их нет, есть только комнатные рэперки, которые написали два стиха в своей жизни. В России их тысячи и развиваются они во многих городах. У нас же есть совсем немножко Киева, Харькова, Одессы и Львова, и все. Поэтому я и отказывался участвовать в батлах – в начале создайте, что-то а потом сритесь между собой. Я иногда смотрю украинские батлы – это же ужасно. Если «Версус» в России не плохо подрос, то у нас это просто ужас. Те, кто в них принимает участие не научились еще основам. Баттл не научит музыкальной гармонии, мелодики и самое важное груву, что очень важно при написании песни.

— Тем ни менее вы один раз приняли участие в украинском рэп-батле. Но для меня странно не то, что вы согласились, а то, что зная о том, что ваш противник Артем Лоик будет полевать вас грязью, как это водится на батлах пошли, а уже после поединка сказали, что больше не пожмете ему руку.

— Я думал, что Артем более достойный человек, а оказалось, что он просто психически больной, он создал иллюзию «весь мир против меня» и свято верит в нее. В 28 лет стрелять из пальцев на видео, это явное отклонение. Я молчал до последнего, но после тонны вранья и оскроблений в моей адресс в различных интервью, я больше молчать не собираюсь. Я как не любил баттлы, так и не люблю, все, что произошло это провокация, которую создали специально для того, чтобы затянуть меня на новую украинскую батл площадку, понимая, что я могу принести 1-й миллион просмотров, в качестве раздражителя использовали голодного паренька из Полтавы.

О том, что Лоик вызывает меня на баттл, я узнал от Валентина Шпакова, моего бизнес партнера по «Стольному» и на тот момент уже соорганизатора новой украинской баттл площадки. Сообщение пришло 15 ноября в явно провокативной форме «А ты видел, что Лоик сказал про тебя в интервью??». На что я ответил «Вы взрослые мужики по 40 лет, чем вы вообще занимаетесь?». Дальше пошли грязные комментарии в социальных сетях, за одним из которых был раскрыт второй мой партнер по «Стольному» и я вообще взялся за голову. Зная, что это явная провокация, зная как слили Гигу в баттле с Лоиком смской члену жюри «Не делай ничьи», это надо быть полным дураком, что бы прийти к ним и пиарить площадку, которая поливает тебя грязью. Я сказал Лоику «Хочеш баттл? Давай, арендуем киевский клуб «Atlas», получаем доход, вычитаем затраты и прибыль делим 70 на 30». На что он ответил «Хорошо!». Это был чисто психологический ход, посмотреть на что он вообще согласится. Понимая, что это грязный способ зароботка, я предложил всю прибыль отдать любому больному ребенку в нашей стране.

И это стало ошибкой, потому что все 2 раунда Лоика были посвящены тому, какой я «псевдоблаготворитель». А это, согласитесь, удары ниже пояса, это тема очень тонкая и добры твои намерения или нет видит только Бог. Слушая, что говорит этот «герой» на сцене, я просто был поражен враньем и расхождением слов с действительностью. Еще 30 мин назад мы бросали монетку и он места себе не находил от страха, а тут стоит и такого героя из себя лепит.

Я был поражен, я честно говоря даже не знал, что с этим делать. Это тот самый случай когда «Я на баттле Лев Толстой, а по жизни…» Что касается моего падения, я не собираюсь никому ничего доказывать, я уверен, что 99% людей на планете в таком состоянии здоровья, в котором оказался я, не то что бы не вышли на сцену, а просто были бы госитализированы на месяц в больницу. Я воин по жизни и нет ничего хуже чем упасть во время боя, потому я попросил жюри просто дать возможность выйти после того как мне поставят капельницу, даже если я проиграл. Жюри видело мое состояние, понимая, что это никакой не «фейк», дали мне эту возможность, но наш «герой» отказался выйти и просто по человечески закончить этот конфликт, при чем, по моим личным ощущениям, победу отдали бы ему, если бы он вышел. А мне бы сказали «Кушать нужно перед баттлами». Но «героя» не пустила жена! Тянула за руку и говорила «Ты не куда не пойдешь!». Это как в школе «Артем не выйдет!».

В общем, я принял участие в дурдоме. Каждый пусть делает вывод сам, не по словам, а по поступкам. Кто тихо как делал, так и делает свое дело, а кто 2 года на батлах поливает Лепса говном, а потом в середине лета едет выступать у него на 55 летии и пишет какой он классный дядька. Для себя я сделал вывод один «Спорить с дураком - все равно, что играть в шахматы с голубем. Он раскидает фигуры, нагадит на доску и улетит всем рассказывать, как он тебя уделал» 

Блиц-вопросы

— С чего начинаете утро?

— В 8 утра я вывожу гулять собаку.

— О чем вы спросили бы своего кумира?

— Я бы ничего не спрашивал, а просто попросил бы о возможности побыть рядом и понаблюдать за ним. Хотя некоторые мои подобные мечты уже сбылись. Например, я провел целый день с Влади из «Касты» и мы пообщались на разные темы. Нельзя так, чтобы спросить и человек выдал бы тебе истину жизни одной фразой. Мне кайфово оказываться в обществе людей, которые строят свои миры.  

— С кем вы хотели бы выпить на брудершафт?

— Я плохо отношусь к алкоголю, поэтому выпил бы сок с Noize МC.

— У вас есть три дня, куда махнете?

— Хотим с женой поехать на машине в Европу, но не на три дня. Мы ездили с ребятами из «Стольного града» в автобусный тур по Европе, но там каждый зависел от группы, а хочется ни от кого не зависеть. Моя жена попала тогда в Лувр, а я нет. Поэтому хотелось бы посетить Лувр.

— Вы выиграли в лотерею крупную сумму, как распорядитесь?

— Инвестирую в молодежный центр. Я поставил себе цель построить его в ближайшие пять лет. Это по типу дома пионеров, куда ходила молодежь на танцы и т.д. Я хочу, чтобы это была уникальная академия в которой какая-то часть занималась на платной основе и процентов десять бесплатно – которые из бедных семей, но талантливые. Только работой с детьми мы можем изменить нашу страну.   

— С кем бы хотели сыграть постельную сцену?

— Да куча красивых девчат на самом деле. Мне очень нравится как женщина Равшана Куркова. У меня есть жена, но у нас достаточно откровенные отношения. Если идет красивая девочка, то я могу при ней сказать: «О идет красивая девушка!» Также и она может при мне сказать: «Какой красивый парень!» Мне кажется, что искренность в отношениях это самое бесценное, что может быть.

— Ваши вредные привычки?

— Очень сильно ругаюсь матом. Надо мной уже смеются и как только я начинаю ругаться говорят: «О, цитаты великих людей».

— Ваш самый большой облом в жизни?

— Батл с Лоиком. Но я хочу, чтобы справедливость восторжествовала и я готов еще раз с ним побатлится.

— Самое неожиданное, но приятное событие?

— За день до этого интервью. Я встретился с Тофом, мы сидели с ним у него на крыше дома и он рассказывал мне о том, что нашел детские кросовки Nike на мусорнике. 

— Где вас можно увидеть в ближайшее время?

— У меня сейчас тур в поддержку нового альбома «Рестарт». 29 сентября – Львов, 11 ноября – Киев, 17 ноября – Харьков и 24 ноября – Днепр.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...