Эффект Дорна. Почему украинцам надоели песни о любви

Эффект Дорна. Почему украинцам надоели песни о любви Фото: Facebook.com
Истории

За последние три года на украинскую сцену повыскакивали, словно чертики из табакерки, и запрыгали под американский фанк, хип-хоп и хаус «пляшущие человечки»: Иван Дорн, Monatiк, «Грибы», Кadnay, «Сальто назад», Моzgi, Konstantin, Estradarada, Ivan Navi.

До этого на нашей поп-сцене 15 лет властвовал из мужчин один Александр Пономарев — в классических костюмах и изящных туфлях, романтический мужчина. А нынешние кумиры выплясывают в футболках, джинсах, кроссовках, шерстяных шапочках и бейсболках. И в текстах и намека нет на любовные страдания...

Вместо лирики — чики-пики

Александр Пономарев выводил бархатным тенором что-нибудь ласковое, вроде «Серденько моє», «Зiронька», «З ранку до ночі». У молодых же исполнителей другая «лирика». Дорн: «Я особенный тип, слышишь этот мотив, симуляторы танцев. Для десятка из ста мысль песни проста — не надо стесняться!» («Стыцамен»). А никто и не думает стесняться. Двигайся, как призывает Monatiк: «Та не стой ты зря. Ммм... давай танцуй! Что смущает тебя? Давай танцуй!» («То, от чего без ума»). Kadnay: «Детка, ты же знаешь, как надо одним взглядом убеждать мужчин. Ты же любишь вниз падать. Платье на пол. Только не кричи мне «стоп!» («Не кусай»). Mozgi: «Эти тети не встречаются на офисной работе. Эти тети оголяют свой животик для меня» («Атятя»).

И никто не стоит на сцене, закатив глаза от «невыносимых» любовных переживаний, они прыгают по сцене, как мячики. Фронтмен «Сальто назад» Александр Таб (Слободяник) разоткровенничался: «Я не вмію, не вмію літати, наче птах. Та коли стемніє, стемніє, ми станцюєм на зірках». Со слабым полом эта хип-хоп-фанк-плеяда не церемонится, вот что выдают «Грибы»: «Моя бейби-бомба любит взрывать. Чики-пики дела, в танце трутся наши тела».

И пусть слова их песен легковесные, суммы их заработков, количество публики на концертах и просмотры в сетях весьма внушительные. Иван Дорн и Monatiк уже собирали Дворцы спорта. Трек «Тает лед» («Грибы») — один из рекордсменов в YouTube на постсоветском пространстве: 164 млн просмотров, у Monatiк «Кружит» — 70 млн, Estradarada «Вите надо выйти» — 45 млн, Mozgi «Атятя» — 16 млн. Разумеется, такая зашкаливающая популярность отразилась и на гонорарах. У Дорна — $50 тыс., у «Грибов» — $20 тыс., у Monatiк — $15 тыс. Остальные подтягиваются.

Следуют мировым трендам

Откуда они взялись и с чего все началось? «Первый революционный фанк-хит написал Иван Дорн — это «Стыцамен», — говорит нам музыкальный критик Игорь Панасов. — Появление этих фанк-певцов — нормальный процесс в нашей стране, которая хоть и с опозданием на пять-шесть лет, но откликнулась на мировые тенденции. Ничего нового в смысле процесса не произошло: еще в 70-е наши вокально-инструментальные ансамбли подражали западному хард-року и психоделике — Pink Floyd, Deep Purple, Uriah Heep — и все вплетали в свое творчество. А сейчас фанк, хип-хоп, хаус — это продолжение американской ветви мировой музыки. Тот же Monatik просто танцевал под подобную музыку, а потом еще и запел». 

А Дорн вообще четырехмесячное паломничество совершил в США — музыкальную мекку танцевальной музыки, где в прошлом году записал альбом Collaba. Критик считает, что музыка этих ребят отражает темп жизни молодого поколения: «Они буквально прокачанные энергией, им хочется бежать, ускоряться.

Я был у Monatik в студии, посмотрел, как он работает, — это огонь. А Дорн по своей натуре — электростанция, мне понятно, почему вокруг него все время тусовки, музыканты. Ни один из указанных артистов не является выдающимся вокалистом, но они компенсируют все за счет мощной дэнсовой энергии, их музыка попадает в ритм городской жизни».

Спрос на веселуху

В отличие от нового украинского поколения певиц — Vivienne Mort, Onuka, Христины Соловий, Panivalkova, Kazka – у этих пацанов нет и намека на «любовные страдания». Парни демонстрируют задиристость и агрессивность. Пожалуй, из новой генерации только один Alekseev исполняет нежно-щемящие медляки.

«На Западе с середины в музыке уже никто не страдает — лирических песен все меньше, – заметил нам продюсер Михаил Ясинский. – Бизнес заинтересован в сбыте своей, в том числе и музыкальной, продукции. А она должна быть яркой, пляшущей, энергичной, нести в себе заряд бодрости: «Будь, как мы, а мы — счастливые, здоровые, веселые». Бизнес заказывает веселуху, чтобы люди были оптимистичны, покупали яркие шмотки и пили энергетики. Реклама сильно влияет на музыкальный бизнес и меняет его: продюсеры зависят от медиа, а медиа от рекламодателей. Конечно, никто не отменял культурный запрос на лирику в духе Alekseev, но глобальный маркетинг поддерживает другие тренды и не слишком в ней заинтересован, поэтому такой артист сейчас на молодежной поп-сцене почти исключение».

 

Украинцам больше не нужна "Виа Гра"


О том, что лирика уже не в тренде, говорит и Игорь Панасов. При этом отмечает, что она еще остается в репертуаре певиц. «Исторически так сложилось, что женщины у нас явно более уставшие от жизни, они после этих социальных потрясений удерживают стабильность в стране. Но если бы у нас еще поп-звезды-мужчины скулили, можно было бы сойти с ума. Вот поэтому, мне кажется, найден идеальный баланс между женским и мужским началом в группе «Время и Стекло». Их сочетание и родило взрыв популярности этой группы. Причем на той же фанковой и хип-хоповой основе». Кстати, «Время и Стекло» — абсолютный чемпион по просмотрам и на YouTube, их «Имя 505» набрало 190 млн просмотров.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...