"Я был освобожден от изучения украинского языка". Интервью с Сергеем Бабкиным

"Я был освобожден от изучения украинского языка". Интервью с Сергеем Бабкиным Фото: universemedia.com.ua
Интервью

Певец Сергей Бабкин рассказал «Вестям», для чего участвовал в Нацотборе на Евровидение, шутках и разносах Богдана Ступки, отношении к плагиату и походу Вакарчука в президенты.

— На отборе на Евровидение — конкурсе, который рассчитан на массовую аудиторию, вы исполнили довольно специфическую песню, ориентированную скорее на узкую компанию эстетов, почему?

— На отборе я представлял себя, а изменять себе я не привык. Я пою ту музыку, которой хочу поделиться с публикой. Именно за эту музыку ко мне приходят на концерты. «Крізь твої очі» — песня о личном для каждого мужчины, любви к трем главным женщинам: матери, дочери и супруге. Я осознанно выбрал пространство Евровидения, чтобы представить эту композицию. Я написал ее больше года назад и держал для конкурса. Мне изначально было понятно, что люди к ней не готовы — она скорее для ценителей деликатесов. Но хотел, чтобы массовый зритель увидел и такое. Уверен, после того как она прозвучала в этом шоу, к нам кто-то присоединился.

— А как так получилось, что в ней есть нечто общее с песней Blackstar Дэвида Боуи — вы заслушали до дыр его последний альбом?

— В том-то и дело, что нет. Я долго искал манеру исполнения первого куплета, но у меня и мысли не было скопировать Боуи. Да, я слушаю его, но очень мало и фанатом не являюсь. Просто нашлось несколько человек, которые обвинили меня в плагиате. Но я отношусь к этому спокойно. Считаете, что это плагиат — ради Бога. Считаете, что это похоже на Blackstar — мне даже за честь. Я рад, что песню Сережи Бабкина сравнивают с хитом такого гениального чувака.

— После возрождения группы 5’Nizza на первом же концерте в Киеве вы вышли на сцену с выбеленным, как у мима, лицом. Вы сделали это, чтобы показать, что есть музыкант группы, а есть сольный артист Сергей Бабкин?

— Я поражаюсь, как люди любят все просчитывать и интерпретировать каждый мазок. А я просто намазал лицо, потому что в голове появился такой образ. Если вернуться к истокам группы 5’Nizza, то увидите, что в каждом концерте я старался выглядеть как-то по-идиотски — мне не интересно было повторяться. Есть такая байка, как на одном из концертов я нашел за кулисами поролоновый костюм дракона — влез в него и выступал. А перед тем как спеть на спортивной площадке, сбегал в секонд-хенд и купил себе форму футболиста. Так и на этом концерте, о котором вы говорите, — я нашел старый разноцветный свитер и подумал: а намажу-ка лицо и буду выглядеть как мим, потому что в таком образе еще не пел.

— Группу 5’Nizza вы возродили, потому что сольные проекты — ваш и Сана — не стали настолько же коммерчески успешными, как общая группа?

— Я слышал эту версию, будто мы возродили группу 5’Nizza ради денег, много раз. Если серьезно, то, конечно же, финансовый момент в этом есть, но не первоначальный. Да, наши сольные карьеры уступают 5’Nizza, потому что эта группа все-таки была нашим первым шагом. И только потом появился мой сольный проект, а потом и Сан собрал свой коллектив. Но когда мы распались, я часто слышал вопрос: «А не собираетесь ли вы собраться вновь?!» Люди хотели нас видеть и слышать, ждали этого.

В результате за полтора года до воссоединения наши жены, они же наши директора, начали нас подталкивать друг к другу, задавая вопрос: «Ребята, а чего вы закопались в своем? Вам же Богом дан такой тандем! Зачем вы друг от друга отвернулись? Соберитесь и просто попробуйте, вас же никто не заставляет!» И мы с Саном, как дети, упираясь носами, пошли навстречу друг другу. Нехотя собрались попить чайку. Но чай долго не пили, я достал гитару и начал что-то наигрывать, а потом раз-раз — и написали песню. На следующий день написали вторую. Поняли, что химия между нами по-прежнему есть. Хотя и с моей, и со стороны Андрюхи опасения были — за восемь лет нашего отсутствия появилось много групп, чем-то похожих на нас, — «Бумбокс», Макс Корж. Но все-таки решили вернуться, потому что создали уже много песен. А потом на концерт пришло столько людей — аншлаг!

Увидев это, поняли: нужно продолжать. Вот когда язык отсохнет и руки отпадут и мы не сможем написать новую песню, тогда это будет знак — все, пора с этим кончать! А пока мы за один присест записываем песню, значит с этим заканчивать нельзя.

— В начале марта 5’Nizza выступала в Израиле, есть концерты и в других странах. Появитесь ли вы в этом году в Киеве?

— Я не знаю, но это и ответ на ваш предыдущий вопрос. Если бы мы хотели только денег, мы бы сейчас быстро забабахали концертик в Киеве, проехались бы по Украине с туром, как в прошлом году. Но нет — деньги не главное. Мы считаем, что такие события, как концерт 5’Nizza, должны быть редкими. Если мы появляемся, это должно быть какое-то событие. Год назад у нас вышел альбом, и это было событие. Сейчас этого нет. Мы не работаем так — встретились и решили, что нужно записать новый альбом. Сначала должны появиться новые песни, потом мы решим: может это быть альбомом или нет. И тогда будет повод для новых концертов, а сейчас новых поводов для концертов я не вижу.

— Одной из ваших первых песен на украинском языке, как сольного артиста, была композиция «Зелений чай», которая вошла в проект Вакарчука «Брюссель». Сейчас вы стали писать на украинском гораздо больше — это прагматика?

— Это не первая. Первая появилась еще в 2000 году — «Я не той». Потом — «Хмари» и «Злива». В крайнем сольном альбоме песен на украинском больше, чем в других. Так происходит, потому что я — живой человек и реагирую на перемены вокруг и в нашей культуре в том числе. Если ты человек, а не каменюка, то открыт ко всему.

Раньше, когда у меня появлялась хоть одна песня на украинском, я пищал от счастья. Все-таки я из Харькова, мой отец военный, и я даже был освобожден от изучения украинского языка. Вся моя база — это учеба в институте искусств четыре года. Поэтому появление в альбоме одной песни на украинском я воспринимал как «Вау!» и изюминку. А в последнее время у меня стали появляться не просто песни на украинском, я начал мыслить на этом языке. В бытовом разговоре я еще не могу выражать свои мысли на украинском — буду просто бэкать и мэкать. Но писать песни у меня получается. Может быть, мой следующий альбом весь будет на украинском. И это подтверждение того, что все движется вперед и меняется.

— А после совместной работы вы подружились со Святославом?

— После проекта я подружился не только с ним, но и со всей группой «Океан Эльзы», и с Дмитрием Шуровым, и всеми, кто принимал участие в его создании. Бывает такое, что я звоню Славику и спрашиваю совета, как у старшего пионервожатого. Например, когда я стал тренером «Голосу країни», то позвонил ему и попросил рассказать «кухню» этого шоу, всякие закулисные моменты, на что он делал упор, когда был там наставником.

— Вы не интересовались у Святослава: он реально хочет стать президентом Украины?

Если Святослав Вакарчук будет баллотироваться в президенты, я буду голосовать за него. Хотя, честно говоря, не думаю, что он будет баллотироваться, но... все может быть, все может статься.

— На церемонии музыкальной премии Yuna вы исполнили свою песню вместе с бельгийским гитаристом Франсисом Гойей. Это было спонтанное сотрудничество или давние ваши планы?

— Я знал, что Гойя приедет, а сделать вместе с ним песню мне предложил генпродюсер премии Павел Шилько. Идея мне понравилась, мы подобрали песню и за две недели до церемонии отправили ему трек. А уже за день до выступления он приехал в Киев, мы поболтали, поиграли и порепетировали в гостинице. Так что подготовиться успели. Более того, Франсис предложил мне записать совместно пластинку. Он сказал, чтобы я перевел на испанский песню, которую мы исполнили. Гойя считает, что мой тембр голоса и испанский язык будут хорошо сочетаться.

— Тем не менее на премии во время вашего номера произошел технический конфуз: то вашу гитару не было слышно, то она свистела и хрипела. Не подрубило ли вам это дальнейшего проекта с Гойей?

— Конечно, мне очень печально, что так произошло. Казалось бы, что может быть проще, чем вызвучить две гитары и один голос? Но был прямой эфир, я понимаю: бывает всякое и техника тоже подводит. Не считаю, что это как-то плохо повлияет на развитие моего проекта. Наоборот, это выступление запомнилось зрителям. Звучит парадоксально, но в данном случае минус сработал в плюс. Зрители увидели, что все было живое и по-настоящему. А если бы все прошло гладко, то выступление могло бы и не запомниться.

— А вы слушали в детстве его пластинки?

— Да, но поскольку я меломан, то долго ни на каком исполнителе не останавливался. Исключениями были «Браво» и «Чиж & Со». Кстати, когда у меня был проект «КПСС», я написал и исполнял песню «Гойя». Хотя тогда еще и сам не понимал, о каком Гойе в моей песне идет речь, ведь куплет звучит абстрактно, а в припеве просто распевается слово «Гойя». Но сейчас, после общения с ним, я понял, что подсознательно писал именно об этом Гойе.

— Параллельно с музыкой вы, как актер, играете в театре и снимаетесь в кино. Есть у вас и опыт работы с Богданом Ступкой — в 2009 году вы снялись в драматическом триллере «Отторжение». Вы тогда прочувствовали на себе его авторитет?

— Он ни в коем случае не кичился своим авторитетом. Наоборот, убирал весь этот пафос и пыль, которые над ним витали. Я чувствовал в нем друга, учителя и моего дедушку, который занимается этим очень давно и который меня, как молодого актера, направляет. Он делал так, чтобы мне было нестрашно, удобно и комфортно.

Мне с ним было очень легко. Когда у нас был первый день съемок, я сидел в гримвагоне и ждал — вот сейчас придет большой авторитет Богдан Ступка. Но вдруг услышал его смех и шутки. И тут в вагончик заходит такой дядька, снимает свою кожаную кепку, протягивает мне руку и говорит: «Бодя!» И тут же начал шутить. У меня моментально наступило расслабление — фух, класс. Все, что я себе до этого представлял и чего боялся, просто не стало. Правда, был момент, когда он поставил на место съемочную группу и правильно сделал.

Я тогда впервые увидел, как может взрослый актер, который уважает и ценит себя, сказать тем, кто безалаберно относится к своему делу. У него была сложная эмоциональная сцена, во время которой он сильно затрачивал себя, а после этого ему говорят: «Ой, простите, мы забыли вставить картридж в камеру и не сняли». Тогда он устроил такой разнос, что все были красными и ходили с опущенными головами, и работали, как зайчики. Мне это очень понравилось.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...