"На кону репутация Нацгвардии". Новые подробности убийства итальянского журналиста на Донбассе

"На кону репутация Нацгвардии". Новые подробности убийства итальянского журналиста на Донбассе Андрей Миронов (российский журналист) и Андреа Роккелли погибли в Славянске. Фото: Novayagazeta.ru
Скандал

В Италии возмущены отношением официального Киева к расследованию гибели итальянского журналиста Андреа Роккелли на Донбассе. "Вести" приводят перевод статьи L'Espresso, которая проливает свет на новые обстоятельства трагедии. 

Прокуратура Павии открывает расследование смерти военного фоторепортера в 2014 году. Но киевское правительство стоит стеной. Единственный обвиняемый – итальянско-украинский доброволец. СМИ его страны считают его национальным героем.

«Вокруг города Славянска пророссийские боевики создали преграды для остановки украинского наступления. Но в нашем районе не было контрольно-пропускного пункта, была спокойная ситуация... Слева от нас был завод. Мы подошли к поезду, наш водитель добрался до нас пешком, и мы начали фотографировать с дороги. Мы были одеты нормально, в штатское, без какой-либо маскировки. Примерно через десять минут появился пятый человек... Он был одет в черный комбинезон и кроссовки, он очень боялся... Мы выстроились цепочкой, долго шли по дороге, пока не услышали стрельбу из Калашниковых. Мы бросились к покрытой растительностью насыпи высотой около трех метров. Я получил GPS-координаты и отправил их некоторым моим друзьям-журналистам, поскольку думал, что могу там умереть. Спустя одну или две минуты после того, как выстрелы прекратились, начались обстрелы из минометов. Первая мина разорвалась далеко от нас. Другие мины начали разрываться вблизи от нашего автомобиля. Между выстрелами проходило 4-6 секунд, между свистом мины и взрывом около 2-3 секунд. Взрывы продолжались регулярно, с корректировкой выстрела, который постепенно приближался к нам... ».

Это драматическое свидетельство последних моментов жизни Андреа Роккелли, фоторепортера из Павии, убитого в 30-летнем возрасте, 24 мая 2014 года, в пригороде Славянска, на востоке Украины, во время боев между киевскими силами и пророссийскими боевиками. Вместе с итальянским журналистом погиб его российский коллега и друг Андрей Миронов. Единственный оставшийся в живых – Вильям Рогэлон, французский фоторепортер, который был с ними. Серьезно раненному в ноги, ему удалось скрыться: он единственный свидетель, помимо местного водителя и пятого, оставшегося без имени человека.

«Я уверен, что минометные снаряды летели с украинской стороны», – заявил Рогэлон, допрошенный в апреле карабинерами: «Я видел прилет снарядов. Сначала они целились в машину, но потом я заметил прогресс в нашем направлении». Это ключевое заявление, сделанное французским фоторепортером, убедило прокурора Павии открыть расследование умышленного убийства. Смерть Роккелли, согласно обвинению, подтвержденному судьей, не была военным инцидентом, а целенаправленной атакой на устранение наиболее неудобных свидетелей: журналистов. Целенаправленный выстрел минометами по невооруженным гражданским лицам с камерами на шее, которых легко идентифицировать как фоторепортеров, особенно для отрядов, которые используют бинокль для прицеливания. Рогэлон, разочарованный неудачными расследованиями во Франции, решил довериться итальянскому правосудию, делая доклад в Павии как раненный во время обстрела.

После трехлетнего тупика обвинение в убийстве символизирует поворотный момент, который подтверждает убеждения семьи Энди Роккелли: «Мы уверены, что это не был несчастный случай из-за перекрестного огня и что смерть двух опытных профессионалов нельзя списывать на безрассудство или халатность», – говорит его сестра, Лючия. И добавляет: «Нам кажется, что избирательное насилие в отношении журналистов стало физиологическим побочным эффектом каждого конфликта. И неспособность доказать ответственность тех, кто совершает такое насилие, способствует усугублению ситуации».

7 мая 2014 года Роккелли прибыл в район, занятый пророссийскими сепаратистами с 12 апреля, а затем осажденный войсками Киева. Андреа хотел рассказать о страданиях мирных жителей, оказавшихся в ловушке конфликта. Он и Миронов – первые журналисты, погибшие на Донбассе. С тех пор число убитых в Украине журналистов выросло до девяти.

Очень молодым Роккелли научился  работать в зонах военных действий. Будучи фрилансером коллектива фотографов Cesura Lab, он делал снимки, которые, среди прочего, говорили о нарушениях прав человека на российском Кавказе; кризисе в Кыргызстане (2010 г.); арабской весне в Тунисе и Ливии (2011 год); одиночестве русских женщин (книга «Русские интерьеры», за которую ему присудили, посмертно, World Press Photo 2015). Его фото публиковали Newsweek, Le Monde, Wall Street Journal, Foreign Policy, «Новая газета», «Nzz», «Коммерсант» и в Италии «L’Espresso».

За убийство Роккелли судьи Павии после долгих расследований приказали арестовать добровольца военизированных формирований Украины, 28-летнего Виталия Маркива, задержанного карабинерами 30 июня в аэропорту Болоньи. Прокуратура обвиняет его «в соучастии с неизвестными лицами»: он, конечно, не единственный ответственный, однако он единственный, кого идентифицировали. Несмотря на отсутствие сотрудничества с Киевом, запрошенного Италией ещё в 2015 году. Рино Роккелли, отец Андреа, говорит: «Украинские власти не провели реальных расследований, они ответили неадекватными и постыдными отчетами, которые не уважают нас, прокуратуру и итальянское государство. Италия не может терпеть такие оскорбления в отношении своих судебных органов из дружественной страны».

В Украине никто не слышал о военных, упомянутых в запросе. Пятый человек исчез. Водитель Евгений Кошман, который говорил «L’Espresso» о «ярости» украинских добровольцев против журналистов, меняет показания. Не было проведено никакой экспертизы машины, пораженной минами. Личные вещи двух убитых журналистов оставались в отеле год, их никто не искал.

Маркив родился 16 августа 1989 года в Хоросткиве, Тернопольской области, откуда многие украинцы уезжают на работу в Италию. В 2002 году его мать также эмигрировала и вышла замуж за итальянца. Виталий учился в лицее в Мачерате, получил итальянский паспорт. Он отлично говорит по-итальянски с эмильянским акцентом. Он работал плотником, инструктором по бодибилдингу, а затем диджеем на дискотеках в Римини. Он посещал экстремально правые круги. Пытался вступить в Folgore (аналог нашего ВДВ – Ред), но напрасно. В декабре 2013 года он уезжает в Киев и  после бегства президента Януковича  зачислен в одно из многочисленных военизированных формирований.

Маркив не возвращался в Италию три года, женился на украинской девушке, говорил по телевизору о подвигах бойцов-добровольцев. Попытался  поступить на службу в регулярную армию Киева, но не смог. Однако он получил медаль от министра внутренних дел. Многочисленные улики свидетельствуют против Маркива. Согласно расследованию, именно он командовал взводом, размещенным для защиты телевизионной башни, на холме Карачун, из которого шел минометный обстрел. Это была единственная высота в радиусе многих километров. В интернете он позиционировал себя как лидер добровольцев, выкладывая фото в камуфляже и с Калашниковым в центре колонны: снимки были удалены после ареста, но восстановлены карабинерами.

Обвинение также располагает  свидетельством итальянского журналиста, опубликовавшего интервью с анонимным бойцом в телевизионной башне, который на следующий день после смерти Роккелли заявил: «Обычно мы не стреляем в гражданских лиц, но как только мы видим движение, мы атакуем тяжелой артиллерий. Это случилось с машинами двух журналистов». Репортер не раскрыл свой источник, однако его идентифицировали карабинеры. Судебное дело также зависит от вопроса об униформе. Если бы он был обычным солдатом, Маркив мог бы отвечать за военные преступления в международном суде. Итальянское правосудие может отдать его под суд только как добровольца.

Война в Украине, которая до сих пор продолжается, привела к более 10 тысячам жертв, в том числе более 8 тысячам мирных жителей, 375 человек только в этом году (данные по состоянию на 31 июля 2017 года). В Киеве военизированные формирования теперь зачислены в Национальную гвардию. Некоторые добровольцы сидят в парламенте. Неприкосновенные. Несмотря на обвинения Amnesty International в адрес кровавого батальона "Айдар". На кону, в случае с «итальянским» Маркивом, находится репутация всей Национальной гвардии Украины.

Виталий Маркив

В Киеве Маркива защищает правительство. Средства массовой информации мобилизуются ради героя. Также появился сайт: спасти солдата Маркива. В течение нескольких недель националисты и ветераны войны протестуют перед нашим посольством, показывая фотографии 25 предполагаемых итальянских наемников, объединившихся с пророссийскими сепаратистами. Политики парламентского большинства определяют итальянских следователей как «друзей Путина».

Для защиты Маркива в Италию прибывают два добровольных свидетеля: два депутата, бывшие командиры Национальной гвардии. В то время как прокурор Евгений Енин сваливает ответственность на пророссийских боевиков, утверждая, что украинский взвод «не имел минометов». Однако это было опровергнуто различными журналистами, присутствующими на месте, а также докладом Human Rights Watch от июня 2014 года.

В качестве юриста в Италии нанимают тяжеловеса: Раффаэле Делла Валле, защитника Энцо Тортора, бывшего члена Forza Italia. Адвокат подтверждает, что он был в Киеве и Славянске для сбора улик: «Я получил большую материально-техническую поддержку и сотрудничество со стороны правительства Украины. Надеюсь, мы сможем доказать, что Маркив никого не убивал». Однако адвокат оставил открытой ещё одну защитную линию: «Мы не должны забывать, что мы были во время и в зоне военных действий». Но кто платит ему гонорар? Финансируется ли обвиняемый в убийстве украинским правительством? «Я получил работу от Маркива, от его родственников», – отвечает Делла Валле, и добавляет: «Но это не должно представлять интереса. Для меня это правое дело, битва за свободу».

Адвокат Алессандра Баллерини, которая помогает семье Роккелли, опасается обмана государством: «После почти трех лет молчания Киева все пробуждается после ареста. Внезапно появилась тысяча свидетелей, готовых оправдывать героя. В Украине никогда не говорили о смерти Роккелли, теперь же о нем говорят только для того, чтобы напасть на итальянское правосудие».

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...