“У нас люди с инвалидностью скрыты от посторонних глаз”. Как в Украине работает инклюзивное образование

“У нас люди с инвалидностью скрыты от посторонних глаз”. Как в Украине работает инклюзивное образование

Лариса Самсонова, генеральный директор директората инклюзивного и внешкольного образования Министерства образования, рассказала «Вестям» о том, как будет выстроено инклюзивное образование в Украине с нового учебного года и как на это распределят деньги из бюджета

— Год назад был принят закон об инклюзивном образовании, который предполагает, что дети с особыми потребностями будут учиться в обычных школах. Как это изменит наше общество?

— Давайте начнем с того, что, приезжая в другую европейскую страну, мы с удивлением замечаем: на улицах довольно много людей с инвалидностью. Это не значит, что их там больше, просто в Европе эти люди живут полноценной жизнью и полностью интегрированы в общество. А у нас они скрыты от человеческих глаз в домах-интернатах, поэтому наше общество кажется иллюзорно красивым. Мы до сих пор живем по советскому принципу — все, что красиво, мы видим, а все, что неэстетично, видеть не хотим. Но, к сожалению, природа устроена так, что есть и то и другое, и как минимум 10% населения чуть-чуть отличается от среднестатистического. В ВОЗ говорят, что людей с особыми образовательными потребностями, которым, чтобы научиться чему-либо, нужны специальные условия (дополнительные программы, учебники), — около 15%. Замечу, это люди не с инвалидностью, и я сейчас говорю только о детях школьного возраста, а не о населении планеты в целом. И не стоит забывать, если мы видим только прекрасное, значит, к тому, что не считается в обществе нормой, вырабатывается абсолютная неприязнь. Ведь не зря в последнее время очень остро поднимается проблема буллинга в школе, когда идет настоящая травля одних детей другими только потому, что первые слегка отличаются от вторых.

— Сто украинских школ тестировали систему НУШ (Новая украинская школа), которая предусматривает совместное обучение особенных детей и обычных. У вас уже есть отзывы?

— Системного исследования пока нет, ведь эксперимент пока не закончился. Итоги будут, скорее всего, в конце календарного года. Но уже сейчас могу сказать, что количество инклюзивных классов в обычных школах увеличилось на 30% по сравнению с прошлым учебным годом. Это говорит о том, что все больше родителей выбирают инклюзивную форму образования.

В новом «Законе об образовании» указано, что именно родители выбирают форму обучения. Это значит, что они могут выбрать как инклюзивный класс, так и специальный. Сейчас отовсюду раздаются крики о том, что специальные школы, в которых раньше учились дети с инвалидностью, будут закрываться. Это абсолютная неправда. Мы не собираемся закрывать существующие еще с советских времен специальные школы, в которых, по нашим данным, учится 39 427 детей. Мы параллельно развиваем инклюзивные классы, где сейчас насчитывается 7179 учеников, кроме этого, существует тенденция создания специальных классов в рамках обычной школы, и в них сейчас учится 5918 детей.

— Кто сейчас дает добро на то, чтобы ребенок с особыми потребностями учился в обычной школе? Это специальные комиссии, как в советское время?

— Нет, мы кардинально изменили подход. Во-первых, комиссии уже несколько лет называются консультациями. Они выдают так называемый рекомендательный вывод, в котором указано, где лучше всего учиться ребенку. Во-вторых, раньше был медицинский подход, и детей распределяли по принципу: неслышащих — к неслышащим, невидящих — к невидящим, умственно отсталых — к умственно отсталым. По сути, это была нечеловеческая система, поэтому мы заговорили об инклюзивном образовании, чтобы дать возможность особенным детям пойти в обычные школы. И сейчас мы выстраиваем новую альтернативную систему. Поверьте, для кого-то специальная школа — тоже инклюзия. Это касается детей с тяжелыми нарушениями.

— Давайте поговорим о том, как новая система будет работать на практике. Например, что делать родителям особенного ребенка, которые хотят, чтобы он учился в обычной школе вместе с другими детьми?

— Сейчас создаются Инклюзивные ресурсные центры (ИРЦ), которые будут работать на определенное количество населения: по одному на 7 тыс. сельского населения и на 12 тыс. — городского. Что это значит? Если взять Киев, то, по новому закону, здесь должно быть чуть более 40 подобных центров. Пока в столице мы готовимся открыть 10, которые должны заработать до 1 сентября. Каждая область принимает решение об открытии таких центров, которые на местном уровне должны быть обеспечены помещением, приспособленным для приема особенных детей. Планируется, что в общей сложности таких центров по всей стране будет 789. Приблизительно 500 заработают к 1 сентября этого года. В помощь местным властям государство выделяет в общей сложности 200 млн грн, которые будут выплачены двумя траншами. Первые 100 млн грн пойдут на первоначальное обеспечение центров офисной техникой, другими необходимыми для работы материалами, остальные 100 млн грн — на обеспечение инструментарием. Подразумеваются международные сертифицированные тесты, адаптированные к украинским реалиям, которые и будут использоваться при оценке ребенка. Помимо этого в каждой области будет еще создан так называемый областной Центр поддержки инклюзивного образования. Именно на его основе мы планируем обучать кадры для инклюзивно-ресурсных центров.


Как подготовить ребенка к школе: все новшества в Украине


— Как это будет работать?

— Обратившись в ИРЦ, родители на руки получают результаты оценки, и только после этого они принимают решение, где будет учиться их ребенок. Нами разработан и другой алгоритм. Если учитель замечает, что учащийся имеет особые образовательные потребности, на основе школы создается специальная команда, которая решает - могут ли они сами справится с этими проблемами или они рекомендуют родителям обратиться в инклюзивный ресурсный центр. На каждого такого ребенка школе будет предоставляться субвенция в размере 23 тыс. грн в год. Двадцать процентов из этих денег пойдет на необходимый дидактический материал, а остальные на, так называемую, дополнительную коррекционную составляющую, то есть на оплату услуг других специалистов. Это могут быть как специалисты этой школы, так и привлеченные извне — так называемые коррекционные педагоги.

— Мы сейчас говорим об ассистентах — тьюторах?

— Нет. Мы говорим о педагогах, которые с ребенком проводят дополнительные занятия. К сожалению, потратить эти деньги на тьюторов нельзя, потому что в штатном расписании школ такой должности нет.

— А как быть, если тьютор необходим?

— Этот вопрос обсуждается, потому что нет четких должностных инструкций для такого ассистента. Мы пока не понимаем, кто он, — это просто человек, который водит ребенка в туалет и переводит его из кабинета в кабинет, или это человек, который будет сопровождать особенного ребенка в образовательном процессе? На самом деле, в Национальном педагогическом университете им. Драгоманова на кафедре общей психологии и педагогики сейчас проводится обучение тьюторов в высшей школе. Мы хотим объединить с ними усилия и сейчас думаем над тем, как завести такого специалиста в школу. Для начала тьюторов необходимо внести в перечень профессий и изменить штатное расписание в школах. И мы должны успеть это сделать до 1 сентября.

— Сколько классов в обычной школе могут быть инклюзивными?

— Каждый класс может стать инклюзивным, допустимый максимум особенных детей в каждом классе — три человека. Если руководство школы говорит, что они не могут зачислить ребенка с особыми потребностями, потому что у них нет условий, советую написать заявление на имя директора. Пусть он вам даст письменный отказ, и тогда право ребенка на образование можно отстаивать в суде.

— Как дела обстоят в сельской местности, где есть так называемые опорные школы и ребенку с особыми потребностями из пункта А нужно добираться в пункт Б?

— До первого сентября опорные школы должны быть обустроены и доступны для детей с особыми образовательными потребностями. Кроме того, в областях предусмотрены два варианта создания ресурсных центров — при школе или как отдельно стоящее здание. Все опорные школы должны иметь свой транспорт, на котором они и будут доставлять детей к месту учебы, в том числе особенных. Сейчас каждая область обязана инвентаризировать все свои учебные заведения. И для многих глав областей становится настоящим открытием наличие у них специальных школ.


Географию объединят с химией, а оплатят все родители. Топ новшеств в школе


— Все же меня интересует практическая составляющая этого процесса. Что делать родителям?

— Я понимаю родителей. Им хочется, чтобы все работало как отлаженные часы. Чтобы  права их детей были соблюдены, чтобы были специалисты, умеющие обращаться с особенными детьми, чтобы центры работали. Но сегодня мы вместе с ними — первопроходцы. И должна сказать, что многое зависит и от самих родителей — от их способности разговаривать, твердо знать свои права и убеждать, а не воевать. Призываю: делитесь друг с другом знаниями, особенно в том случае, если вы уже прошли этот путь.

— Это понятно. А что делать, если родители других детей против того, чтобы в одном классе с их сыновьями и дочерями учились особенные дети?

— Я считаю, что это варварство. И таким людям надо высказывать всеобщее «фу». И здесь многое зависит от администрации школы и других родителей. На мой взгляд, пропаганда толерантного отношения к таким детям — это ключевой момент реформы. В Америке мы спрашивали о том, как там поступают, если родители других детей против того, чтобы в их классе учились дети с инвалидностью. Американцы очень удивлялись и отвечали: «Ну, мы разговариваем с такими родителями. И объясняем, что у этого ребенка такие же права, как и у всех. И если вы не хотите, чтобы ваши дети с ним вместе учились, то переводите своего ребенка в другой класс или школу. Но не наоборот».

— Опыт какой страны может служить для нас примером в инклюзивном образовании?

— Удачных примеров много. В Израиле есть служба поддержки инклюзивного образования. Они высчитали, что для государства гораздо выгоднее вложить деньги в детей с особыми потребностями, которые после окончания школы смогут жить обычной жизнью, иметь профессию и будут сами себя обеспечивать, а не будут находиться на иждивении у государства всю жизнь. В Молдавии приняли решение, что им невыгодно содержать интернаты, и они решили от них отказаться. У них это заняло 10 лет. Мы выбрали другой путь и не будем закрывать наши интернаты, а хотим выстроить альтернативную форму образования для особенных детей, которая даст им возможность стать полноправными членами общества.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...