Ты — мне, я — тебе. Как новое поколение разваливает мировой бизнес


Ты — мне, я — тебе. Как новое поколение разваливает мировой бизнес   - фото
Фото thegrcinstitute.org

Современное общество находится в переходном этапе — в воздухе витает некое подобие сытости от колоссального выбора товаров. Ученые и экономисты говорят, что эра потребления подходит к концу. Поэтому многие задаются вопросами: как изменится экономика в ближайшем будущем, как на нее повлияет бесплатное электричество и возобновляемые источники энергии, почему люди предпочитают аренду владению и не хотят вкладывать деньги в дорогостоящие товары, а также как изменилось потребление товаров благодаря появлению смартфонов и интернет-технологий.

Поколение владельцев сменило поколение арендаторов

Эра потребления — уходящий в прошлое этап капитализма, который стал возможен благодаря бурному экономическому и технологическому развитию, росту доходов и снижению цен на товары, что в совокупности привело к увеличению объемов потребления. За последние 40 лет личные расходы на товары и услуги во всем мире возросли более чем в четыре раза — с $4,8 млрд в 1960 году до $20 млрд в 2000-м.

С середины XX века и к концу столетия люди желали владеть чем-то, покупая одежду, машины, квартиры, становились владельцами вещей, которые зачастую не всегда им были нужны. Реклама и маркетинг до сих пор диктуют: купи это, купи то! В момент покупки мы не только становимся владельцем той или иной вещи, но и испытываем всплеск дофамина — гормона удовольствия, действие которого постепенно заканчивается после того, как покупка совершена.

После того как мы становимся владельцем какой-то вещи, мы еще некоторое время испытываем удовольствие, но эмоция со временем сходит на нет. Испытав однажды действие дофамина — нейромедиатора, вырабатываемого в мозге, который сравним с действием наркотика, человеку хочется получать удовольствие от покупки снова и снова.


Бизнес-2019: чем стоит заняться, чтобы не прогадать


Где проводят свободное время большинство современных жителей мегаполисов? В супермаркетах, ресторанах, кинотеатрах — в местах, где деньги меняют на положительные эмоции. Исследователи подчеркивают: так как реклама постоянно бомбардирует нас подобными образами, а СМИ представляют нас именно потребителями, временный эффект удовольствия возникает и снова исчезает, вызывая определенную зависимость.

Еще большему потреблению способствовало развитие системы потребительского кредитования, которое позволяет перешагнуть пределы платежеспособности и приобретать больше вещей. То есть можно совершать покупки даже тогда, когда нет своих собственных средств.

Материальным мерилом всем известной "американской мечты" — идеала благосостояния и даже смысла жизни в XX веке — были собственный дом и машина у каждого взрослого члена семьи. На этот идеал ориентировался и остальной мир, поддерживающий модель капитализма. Но, судя по всему, этот стандарт благополучной жизни уходит в прошлое вместе с желанием иметь частную собственность.

С ростом глобализации и частыми финансовыми кризисами современная молодежь предпочитает не покупать квартиры и машины, а арендовать жилье и пользоваться такси. Сегодня американцев в возрасте до 35 лет называют "поколением арендаторов". Откуда такая тенденция и название?

Социологи убеждены: это из-за того, что на долю современной молодежи приходится слишком много финансовых катаклизмов — люди просто боятся брать "серьезные" кредиты. Покупка своей квартиры подразумевает укоренение — молодое поколение спокойно меняет работу и города, ему чуждо сидеть на одном рабочем месте по 20 лет. То, что считалось когда-то нормальным — проработать всю жизнь на одном месте, сегодня скорее отклонение от нормы. Люди мигрируют по планете и именно поэтому перестали вкладывать деньги в товары, которые раньше считались мерилом достатка и благополучия.

Например, в немецком Гамбурге, с его традиционно высокими ценами на недвижимость, 30% от общего количества новых квартир резервируют для аренды, которая в Германии субсидируется государством. В Германии вообще в собственном жилье проживают только 40% граждан. Целые поколения привыкли, что снимать квартиру дешевле и удобнее, — сегодня я хочу жить в одном районе, а завтра поменяю работу и перееду в другой. В Вене 80% горожан арендуют жилье. При этом город благодаря развитой системе жилищных субсидий, которыми пользуются 60% семей, считается одной из самых доступных европейских столиц.


Digital- тренды — 2019: как изменится мир технологий


Покупая свою квартиру или машину, нужно влезать в долги: недвижимость ограничивает свободу, а автомобиль требует больших вложений в техническое состояние. Свое авто — абсолютно невыгодная роскошь, если оно не приносит дополнительный доход. Точно так же происходит с другими товарами. В Украине все чаще покупка недвижимости становится вложением средств в собственный бизнес (для сдачи в аренду), а не для постоянного проживания в ней.

Шеринг убивает бизнес

С ростом благосостояния (мы сейчас не имеем в виду отстающие страны Африки и Азиатского региона) отношение общества к потреблению стало меняться. Этому способствовал приход информационной эры на место индустриальной. Сегодня информация приносит в разы больше денег, чем фабрики, станки и заводы. Цифровая революция сформировала постиндустриальное общество, в котором с появлением доступной информации появился доступ к сервисам, которые дают возможность совершать покупки, не становясь владельцем материальных благ. Владение чем-либо зачастую несет убытки, если вовремя не превратить покупку в актив для получения прибыли.

"Мир отходит от системы, основанной на собственности, и приближается к модели, опирающейся на доступ к имуществу", — говорит Лайза Гански, которая создала сайт для обмена фотографиями Ofoto и в 2001 году продала его компании Eastman Kodak.

По оценкам ученых, мы уже вступили в эру новой — шеринговой — экономики, когда часть товаров длительного пользования становится предметами общего потребления: их можно взять или сдать в аренду. Шеринговая экономика развилась на базе роста популярности смартфонов, приложений и количества молодого, технически подкованного и ориентирующегося в Сети поколения.

Технологии позволили кардинально изменить ситуацию: нажав на кнопку смартфона, мы можем стать как покупателем, так и продавцом чего-либо. Что такое шеринг? Это возможность пользоваться с кем-то еще одним и тем же товаром, либо владея чем-то материальным, иметь возможность сдавать его другим в аренду.

Хороший пример — AirBnB и Carshering, которые находятся на вершине айсберга, когда речь идет о шеринговой экономике. На самом деле, кроме квартир и автомобилей, сегодня можно "делиться" практически всем: от вечерних платьев и украшений до самокатов, велосипедов, инструментов и учебников.

Обмен автомобилями устранит 80% машин в течение следующих двух поколений

В 2009 году Эрик Ларсон, 63‑летний фотограф газеты San Francisco Chronicle, попал под сокращение. Сегодня он преподает в Школе искусств Сан‑Франциско и изредка читает лекции на Гавайях. А еще через сайт AirBnB Ларсон сдает в аренду свой дом под Сан‑Франциско на 12 суток в месяц по $100 за ночь, оставляя себе $97, — остальное забирает AirBnB. Кроме того, четыре вечера в неделю с помощью сервиса по поиску попутчиков Lyft он превращает свою Toyota Prius в такси и зарабатывает на этом еще по $100.

Ларсон стал участником экономической революции, которая превратила миллионы людей в предпринимателей "по совместительству". И кардинально изменила традиционные понятия потребления и собственности.

Экономика шеринга создает множество интернет‑сервисов, предлагающих сдать в аренду простаивающее оборудование. С их помощью можно заработать, сдавая напрокат вещи, которыми человек в данный момент не пользуется. Платить будут те, кому проще и дешевле обратиться не в компанию по прокату или аренде, а непосредственно к человеку через программу-приложение. И таких людей с каждым днем все больше и больше.


Съедобные пакеты и дороги из бутылок – как технологии спасают планету


В Америке через сайт Parking Panda люди сдают лишние квадратные метры перед частными домами под автопарковку. Лишняя комната может стать гостиницей для собак через сервис DogVacay. На сайте SnapGoods можно сдать посуточно все что угодно: от палатки до инструментов для ремонта квартиры.

Журналист The Guardian Бен Тарнофф нарисовал картину будущего, которая уже не кажется совершенно фантастической. По его словам, благодаря экономике совместного потребления человек сможет жить, вообще не имея собственных вещей. И это уже касается не только домов, но и мебели, одежды и других личных предметов. Например, вместо покупки теплое пальто можно взять в аренду, а затем вернуть арендодателю.

Теперь, купив какой-либо товар, можно не только им пользоваться, но и зарабатывать в качестве поставщика. Венчурный капиталист Шервин Пишевар из компании Menlo Ventures, инвестировавшей в Getaround, TaskRabbit, Uber и другие аналогичные стартапы, уверен, что эти сервисы кардинально меняют городскую экономику. "Это гораздо больше, чем просто некая модель использования, — объясняет он. — Движение шеринга — такое же важное событие, как появление интернета".

Экономика шеринга своей доступностью и массовым распространением просто подрывает основы индустриальной модели и экономику потребления. Во всем мире активно развиваются сервисы, которые позволяют водителям и пассажирам находить друг друга, что приводит к убыткам и массовому закрытию служб такси. Постепенно исчезают и многие другие разновидности компаний.

Благодаря сервисам по поиску и бронированию отелей находятся на грани исчезновения туристические компании, которые занимались подбором и бронированием отелей и авиабилетов. Теперь это делать настолько просто, что огромному количеству людей такого рода посредники стали просто не нужны.

При нынешнем темпе развития технологий в скором времени в небытие могут кануть и множество других компаний и организаций. Именно поэтому шеринг сталкивается с государственными регуляторными запретами: например, мэрия Нью‑Йорка под давлением крупных сетей отелей приняла законы, ограничивающие краткосрочную аренду частных домов — фактически запретили AirBnB. В Калифорнии привлекают к ответственности сервисы по совместному использованию автомобилей, не имеющие лицензий на оказание услуг такси.

Грядет третья индустриальная революция

По словам американского экономиста и автора экономического бестселлера "Общество с нулевой маржинальной стоимостью" Джереми Рифкина, экономика шеринга — это своеобразный переход из эры потребления к совершенно новой модели экономики. Эта новая модель базируется на сближении компьютерных и коммуникационных технологий и переходе от ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии, переходе от владения к "получению доступа" к любым видам товаров.


HR-роботы и контроль эмоций: как меняется рынок труда


Джереми Рифкин предрекает конец эры капиталистических отношений. По его словам, человечество придет к устойчивой, постуглеродной экономической эре. Из-за новых способов производства понятие "добавленная стоимость" исчезнет, а новая экономика разовьется за счет сотрудничества, обмена благами, использования возобновляемых источников энергии, равного и свободного доступа в интернет. Это если кратко, но лучше разобраться — за что же ратуют лидеры Евросоюза и ООН, которые активно поддерживают идеи Рифкина.

Рифкин считает, что капитализм медленно и неуклонно уходит в небытие. Это не значит, что экономика потребления исчезнет полностью, но она будет потеснена новой формой экономической организации — "сообществами сотрудничества" (Collaborative Commons), в которой принцип капиталистической конкуренции будет замещен принципом сотрудничества в общем деле. Этот процесс тесно связан с экономическим феноменом "нулевой маржинальной стоимости".

Его суть состоит в том, что стоимость производства каждой дополнительной единицы продукции падает до нуля. Сегодня этот феномен можно наблюдать при распространении "медиатоваров" через интернет: например, видео, книга, компьютерная программа или музыкальная композиция на этапе создания требуют капитальных затрат, зато их копия уже практически ничего не стоит. Одиночки и группы энтузиастов, создающие медиаконтент, предлагая бесплатно то, что продают медиагиганты, автоматически выигрывают у радио и телевизионных корпораций, издательств, звукозаписывающих компаний и киностудий. При нулевой стоимости тиражирования энтузиасты в порыве свободного творчества теснят былых монополистов.

Рифкин полагает, что принцип "нулевой маржинальной стоимости" постепенно распространяется с контента на материальные объекты, например, на электроэнергию, которую в будущем каждый домовладелец сможет генерировать с помощью альтернативных источников энергии — солнечных батарей, тепла земли, ветрогенераторов. Причем не только генерировать, но и поставлять друг другу, объединившись в нечто подобное "энергетическому интернету", потеснив современных монополистов на рынке электроэнергетики. Это новая цифровая энергосистема, простирающаяся по континентам, позволит миллионам людей производить собственную ветряную и солнечную электроэнергию и отправлять избыточную энергию в глобальную энергосистему, что сделает электричество бесплатным.

Идет отказ от использования невозобновляемых источников энергии

По мнению Рифкина, энергетика должна трансформироваться в коллаборации с информационными технологиями: "Компании из энергетического сектора и коммунальные предприятия изменят модель от рынка к сети. На практике энергетическая компания вместе с IТ-компанией и, возможно, телекоммуникационной компанией будут управлять потоками данных. Эти структуры будут анализировать данные, связанные с потоками энергии, используя аналитические инструменты, создавать алгоритмы и приложения, что повысит их общую эффективность и производительность, уменьшит негативное воздействие на окружающую среду, а предельные издержки приблизятся к нулю. Позже различные компании будут делиться прибылью с энергетическими компаниями через контракты на основе производительности".

Рифкин назвал переход на генерирование электроэнергии и создание новой цифровой энергосистемы важной вехой "третьей индустриальной революции", причем этот процесс уже активно идет в Германии — переход на 10% возобновляемой энергии способствует созданию 4 млн новых рабочих мест. Каким образом? Представьте, что каждый жилой дом нужно оснастить генераторами солнечной энергии. Нетрудно подсчитать, сколько рук потребуется для выполнения этого задания. Зато потом, когда энергосберегающие технологии начнут обеспечивать производства практически бесплатной энергией, издержки предприятий сократятся, а цены на товары существенно снизятся.

Суть "третьей индустриальной революции" лежит в отказе от использования невозобновляемых источников энергии — в первую очередь, нефтепродуктов и природного газа. Чем больше человечество использует нефть, уголь и газ, тем сильнее отстает в развитии альтернативных ресурсов и тем быстрее убивает экономику и самих себя.


Медицина будущего: как лечат в мире


 

"Окупаемость возобновляемых источников энергии намного быстрее, чем думают люди. За последние 30 лет базовые затраты — материалы и установка — снизились экспоненциально. В 1979 году фиксированная стоимость производства одного ватта солнечного электричества составляла $79. По состоянию на август 2017 года — 55 центов, а к 2020 году достигнет 35 центов. Жизнеспособность технологии только сейчас достигает переломного момента. Что касается предельных издержек — их нет. Солнце и ветер не выставят нам счет".

Рифкин не останавливается только на бесплатных электричестве и информации. Он считает, что к такому эффекту придут и материальные вещи и в этом помогут 3D-принтеры. Каждый человек или компания смогут напечатать все, что им будет необходимо и по требованию, а не серийным производством. На помощь в разработке придет искусственный интеллект, который постоянно совершенствуется в развитии и саморазвитии.

3D-принтеры, оснащенные ИИ, смогут печатать не только мелкие товары потребления, но и автомобили, дома — только не массово, а под задачу клиента. Через 20–25 лет каждая страна благодаря роботизации, 3D-принтерам, всеобщему доступу к интернету и бесплатному электричеству сможет существовать практически автономно, обеспечив себя всем необходимым.

Что касается проблемы собственности, которая также затрагивается в новой экономической парадигме, Рифкин утверждает, что она будет полностью заменена "доступом" к товарам и услугам — или шерингом, который уже привычен для современных миллениалов. Миллионы людей используют аренду автомобилей в качестве основного способа передвижения. С появлением автономных беспилотных каршеринговых систем, способных работать с почти нулевой стоимостью за счет возобновляемой энергии, предельные издержки на них резко упадут.

В мире насчитывается около 1 млрд автомобилей, автобусов и грузовиков, которые находятся в частной собственности и портят экологию планеты. Обмен автомобилями устранит 80% машин в течение следующих двух поколений. Автономные и роботизированные автомобили станут обычным делом в течение нескольких лет.

"Мы являемся свидетелями рождения новой экономической системы: гибрида существующей капиталистической структуры потребления и распределенной экономики. Большинство товаров и услуг, которые являются неотъемлемым показателем качества жизни, станут за счет удешевления энергии намного доступнее и дешевле. Будет легче расширить слой благосостояния, не имея необходимости бороться с дефицитом ресурсов, отчасти потому, что будет намного проще использовать ресурсы, которые у нас уже есть. Экономика, основанная на социальных принципах, должна принимать во внимание не формальные объемы производства, а влияние производства на здоровье, экологию, образование и качество жизни в целом".

Рифкин надеется, что человечество не успеет окончательно уничтожить экологию планеты, пока происходит переходный процесс в новую эру капитализма. Иначе просто негде будет применять его теории на практике.

Загрузка...