Киев готовит Донбассу большую амнистию и спецсуды

Киев готовит Донбассу большую амнистию и спецсуды Сотрудники МЧС носят погоны, хоть и выполняют невоенные функции
Расклады

В офисе омбудсмена начали работать над проектом закона, который должен стать основой для урегулирования ситуации на Донбассе. В отличие от предыдущих идей, он содержит попытки отделить людей мирных профессий от обличенных властью и полномочиями, определяет статус жертвы конфликта и де-факто вводит понятие «правосудие переходного периода».

Переходное правосудие

Главные идеи описала омбудсмен Валерия Лутковская. Это введение «политической» ответственности (кроме уголовной) и индивидуальной амнистии. «Мы пришли к общей мысли, что значительная категория граждан, проживающих на неподконтрольной территории, не должна нести какую-либо ответственность за то, что продолжала жить, работать и выполнять свои профессиональные обязанности, — в частности, те, кто продолжал учить детей, лечить, предоставлять социальную защиту, бороться с пожарами, — пояснила Лутковская. — Топ-чиновники, занимающие ответственные должности на неподконтрольной территории, должны подлежать проверкам с точки зрения их участия в принятии решений, повлекших нарушение прав человека».

Тех, кто держал в руках оружие, ждут суды, как и тех, кто ими руководил. А вот остальных жителей необходимо будет интегрировать обратно в украинское общество. По словам помощника омбудсмена Михаила Чаплыги, главное — смена подхода.

Нужно развеять страхи населения Донбасса, дать гарантии на уровне закона — ведь люди там боятся прихода Украины, опасаясь преследования

Михаил Чаплыга 

«Есть идея применить мировую практику, когда деятельность тех же чиновников будут исследовать «комиссии примирения». Это внесудебные органы, в которые будут входить представители обеих сторон», — сказал «Вестям» Чаплыга.  

В ряде стран такие органы действуют по 15–20 лет, и, по мнению Чаплыги, через них могут пройти буквально все взрослые жители неподконтрольных территорий. Те, кого не устроят решения комиссий, по задумке, будут апеллировать к традиционным судам. «По сути, речь о практике transitional justice, т. е. правосудии переходного периода — это обширная область международного права, призванная урегулировать постконфликтные ситуации», — пояснил нам активист из Донецка Энрике Менендес.

Хорош уже сам факт появления дискурса — в 2015–2016 годах власти нарочито игнорировали людей, оставшихся на неподконтрольных территориях. Однако в краткосрочное разрешение конфликта я не верю, а через три-пять лет эти инициативы могут быть уже неактуальны

Энрике Менендес 

Жертвы конфликта

Отдельный вопрос — статус «жертв конфликта». По умолчанию его получат заключенные (у них часто просто не было выбора), те, кого выдворили за пределы «республик» (того же Менендеса вынудили уехать из Донецка). «По большому счету, претендовать на статус смогут все жители региона, ведь каждый хоть немного, да потерял в уровне жизни, — считает Чаплыга. — Но это точно будет касаться несовершеннолетних, которые получили психологическую травму хотя бы потому, что видели насилие (сегодня жертвами конфликта признано всего шесть детей, проживающих в «серой зоне» и зоне АТО), те кто лишился имущества».

По мнению юриста Елены Лешенко, ведущей в ЕСПЧ дела от лица пострадавших, статус необходимо присваивать тем, кто лишился имущества/жилья (финансовые компенсации), здоровья (бесплатное лечение и психологическая помощь). Также приемлема система льгот — на уплату ЖКХ, транспортных услуг и т. п. «Но многое тут лежит в политической плоскости. Пример — «дело Широкино»: я веду иски жителей поселка, переданные в ЕСПЧ, и, хоть территория считается подконтрольной ВСУ, официальные лица утверждают, что выплатить какие-либо компенсации невозможно вследствие отсутствия доступа к разбомбленным домам», — рассказала Лешенко «Вестям».

Интересно, что законодательные наработки решили не строить на предыдущих идеях — а это проект Игоря Лапина от НФ, который предлагал признавать местное население «коллаборантами» как за участие в митингах или «референдумах», так и за ведение хоздеятельности на неподконтрольной территории (т. е. даже за торговую точку на рынке).

«А Олег Ляшко еще в 2015-м внес в Раду проект «десепаратизации», по которому ответственность разделяется на уголовную (за нарушение прав человека, грабежи и убийства) и политическую — для тех, кто блокировал военные части или захватывал госучреждения. Последних предлагается поразить в правах, прежде всего избирательном, и запретить им занимать госдолжности», — рассказал «Вестям» нардеп Игорь Мосийчук.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...