Я готова подавать патроны, но мы должны заниматься экономикой — Вера Савченко

В фокусе
Я готова подавать патроны, но мы должны заниматься экономикой — Вера Савченко - фото
Вера Савченко

Надежда Савченко — яркий образец политической контркультуры. “Героиня, враг народа, надежда Украины, агент Кремля” — все это говорят о ней. “Вести” посмотрели на этот феномен глазами сестры Надежды — Веры. Младшая сестра уверена, что власть взяла бывшую узницу Москвы в заложники, чтобы не допустить ее участия в выборах. Она рассказала о предложениях, поступающих к ней от экспонатов украинского политического паноптикума.

– Вы чувствуете поддержку правозащитников, журналистов, международного сообщества и поддержку общества в Украине?

– За последний год ситуация переломилась и это факт. В начале года в медиа был либо смех над этим делом или общество испытывало огромный страх, Сейчас у большинства нет никакого сомнения, что дело Савченко — это устранение политического конкурента. Где же террористы? Кроме Савченко и Владимира Рубана никто не задержан! С самого начала посольства и, в первую очередь, Германии, следили за делом. Госпожа Меркель дважды задавала вопрос нашему президенту о деле Надежды. Мы дважды контактировали с офисом канцлера и получаем ответы — дело у них на контроле. Мы готовим отчеты, а недавно американский журналист интересовался ситуацией с Надеждой.

– Вы сказали, что политики устранили Надежду как конкурентку. Можно подробнее об этом?

– Власть хотела ее использовать ее в своих целях, но сестра оказалась самостоятельной и начала показывать настоящее положение вещей. Поэтому для внутреннего “рынка” ее показали врагом народа и агентом Кремля, а для внешнего — террористкой, так как Запад боится терроризма. Некоторые дипломаты показывали мне анонимные письма с этими обвинениями.

– Какие отношения у Юлии Тимошенко с вами и Надеждой? Как я понимаю, с ее стороны также были попытки использовать ее в политическом смысле?

– Отношений нет и не могло быть. Политиканы работают по-другому. Я понимала, что мы используем “Батькивщину”, а они используют нас. Сейчас я наблюдаю посыл от Тимошенко, Порошенко и Гриценко. Порошенко призывает покаяться перед народом и президент помилует, но судимость останется. Гриценко предлагает помилование в случае победы на выборах, то взамен просит Надежду уйти из политики. Штаб Тимошенко вообще пытается взять под контроль нашу политическую силу и, взамен, после прихода к власти она помилует всех политических заключенных.

– Кто союзники вашей политической силы и могут среди них быть представители “сине-белых”? Может Евгений Мураев, который поддерживает права и свободы вашей сестры, хотя они стоят на разных идеологических позициях?

– Надежду после последнего года уважают все, даже в родной партии “Батькивщина”, так как такого человека не уважать невозможно.

– Вы находитесь в политической тени своей сестры. Планируете ли вы проявить именно себя? Какая вы, чего вы хотите в политике и жизни?

– Я реализованный человек и с сестрой мы вполне взаимозаменяемы. Я могу “подавать патроны” и готова, чтобы мне подавали. И младшей сестричкой я себя не ощущаю, а сама защищаю старшую сестру.

– А кто будет защищать вас?

– А я не дамся! Мне было смешно, когда меня называли “серым кардиналом”.

– Жалеете иногда, что участвовали в Майдане и что пошло не так после тех событий?

– Ни разу не жалею. Но сейчас у меня вызывает разрыв сознания то, что, например, послемайдановская власть не реагирует на нападения на журналистов, хотя еще до протестов охрана Януковича выбила телефон из рук репортера и это вызвало негодование общества. В общем, “мы здобули”...

– Почему так вышло? Может, это наша украинская “политическая генетика”, которая после великих революционных событий приводит к власти всякую нечисть?

– Революции создают романтики, исполняют фанатики, а используют — негодяи...

– Из вашей сестры делают негодяя, но кто она — фанатик или романтик?

– Она романтик, фанатик и стратег.

– А вы романтик?

– Совсем нет.

– Опишите себя, какая вы сейчас?

– Пытаюсь удерживать равновесие и баланс.

– А вы готовы к компромиссу и общению с людьми, которые критически относятся к Майдану, имеют альтернативный взгляд на националистическую реальность?

– Пытаюсь поддерживать контакт со всеми политиками. Что касается оппонентов, то мы не должны концентрироваться на экономике, а не разной для нас истории. Я государственник в этом смысле. В этом смысле я прагматик.

Загрузка...
Loading...