Тарас Чорновил: Порошенко должен был стать украинским Пиночетом

В фокусе
Тарас Чорновил: Порошенко должен был стать украинским Пиночетом - фото
Тарас Чорновол

Тарас Чорновил — опытнейший украинский политик, политический эксперт. Он не скрывает своих симпатий к политике Петра Порошенко, но пытается объективно оценивать пять лет его правления. С Тарасом Чорновилом мы поговорили о том, когда состоится инаугурация Владимира Зеленского, распустит ли он парламент и о том, почему Петру Порошенко не удалось остаться на второй президентский срок. Чорновил признает, что кадровая политика уходящего главы государства в какой-то момент стала неудачной, но сетует также на то, что реформы экс-президенту не удались из-за недостаточной настойчивости.

— Почему затягивается инаугурация? Успеет ли Владимир Зеленский распустить Верховную Раду или нет?

— Давайте так: мухи отдельно, котлеты отдельно. Затягивается ли инаугурация? Нет, не затягивается. Это ментальная истерика, которую все раздули и тупо повторяют полную ахинею. Причем делают какие-то абсолютно бессмысленные аналогии. Вот говорят, что Порошенко инаугурировали на пятый день, а Конституцию у нас кто-либо вообще читал. Порошенко выбирали на досрочных выборах, а там есть прямая норма: в случае досрочных выборов инаугурация должна состояться не позднее пятого дня. Его инаугурировали в последний, предусмотренный Конституцией, день. Что касается Зеленского или любого из предыдущих президентов — инаугурация проходила, как правило, во второй половине обозначенного срока. Были случаи, когда в районе тридцатого дня проходила инаугурация — это абсолютно нормальные вещи и ничего тут особенного нет.

Предусмотрен законом срок, здесь нет ничего особенного, никто ничего не затягивает. Мы вспоминали, как в стране, в которой идут страшные, мощные баталии происходит инаугурация, США — 65 дней Обама ждал свою инаугурацию. Приблизительно столько же ждал и Дональд Трамп.

— Как Вы относитесь к парламентским досрочным выборам?

— Ничего абсурднее, чем распускать Верховную Раду уже в конце ее каденции, придумать невозможно. Такое даже в голову никому не приходило, в том числе тем, кто писал Конституцию, что появится кто-то, кому придет в голову такая идиотская мысль.

Теоретически это возможно. ЦИК закончит свою работу, если Верховная Рада консолидировано захочет немедленно собраться и провести заседание, то период до сегодняшнего дня — шесть месяцев и все, этот срок пошел. А может еще на две недели затянуть, и это может произойти в середине декабря. Там есть конституционные ограничения, и тогда этот шестимесячный срок начнется в середине июня.

— Вам не кажется, что именно такие люди как Луценко, которые были в окружении Петра Порошенко, то, как они работали, помешало ему добрать те проценты для того, чтобы продемонстрировать достойный результат во втором туре?

Мы немного преувеличиваем роль тех негативных людей в среде. Говорим про Юрия Луценко, когда вся пропагандистская машина рассказывала, какой он плохой. Я тоже не считаю, что он все хорошо делал и был очень успешным, но он сделал те вещи, которые с момента принятия Конституции не делал никто.

Я не хочу быть его адвокатом, но что в Конституции 1996 года написано? Прокуратура должна избавиться от права общего надзора — это страшная коррупция. В любой ситуации останавливать любой акт, любое коммерческое решение, прокуратура вот пришла и сказала, что им что-то не нравится. Никто этого не делал, последним был Шокин, из которого президент выдавливал, чтоб он выполнил конституционную норму, а тот отказывался. Это сделал Юрий Луценко.

— Какие были наибольшие промахи Петра Порошенко?

— У него вначале было много кадровых промахов, но если мы говорим про 2014-2016 годы, то я их прекрасно понимаю. Там иначе нельзя было. В 2014 году насквозь прогнили коррумпированные и стопроцентно контролированные по всем направлениям российскими спецслужбами, олигархами структуры власти, армия и все прочее. Оно было абсолютно не пригодно для нормального управления государством, не говоря уже о работе в условиях войны. В таких условиях человек приходит и объявляет максимально демократический конкурс, я думаю, неправильно. В такой ситуации надо брать людей, с которыми прожил определенный период в жизни, которым доверяешь и даешь определенные функции. Так появились люди, которые с ним работали. Так появился Луценко, Гладковский, много других.

То, что судебная реформа не закончилась — это колоссальный провал, который сейчас бьет по самому Порошенко. Очень сильно бьет. И тут он технически не доработал. Я понимаю, что виноват Филатов, который нарабатывал и рассказывал, что оно все сработает, все будет хорошо, а надо было действительно дать большие полномочия Общественному совету добропорядочности (орган, созданый с целью содействовать Высшей квалификационной комиссии судей для оценки соблюдения профессиональной этики судейским корпусом — "Вести"). Максимальные. Он этого не сделал, он пустил это на самотек, судебная реформа забуксовала и мы сейчас имеем эффект, который в первую очередь бьет по нему самому.

Есть третий момент, это уже мировоззренческое. Он (Порошенко) должен был стать украинским Пиночетом. У него в 2014 году была возможность после проведения парламентских выборов объявить чрезвычайное или военное положение бессрочно, взять все под свой контроль. Ту же самую Раду приручить, придавить, как угодно. Он это мог. Мог пересадить в тюрьмы всех, кто выглядел хоть чуть-чуть пророссийским или неугодным. Но мы тогда жили в диктаторской стране. Это была бы 100% диктатура. Но, если я смотрю сегодня на эту возможность реванша, на все другие вещи, мне бы хотелось, чтобы он так сделал. Но он так сделать не мог. Это был бы не Порошенко. Он не диктатор по своей сути. У него есть определенные авторитарные нотки, но диктатором он быть не может. Если бы он был диктатором, в моем понимании, он бы избежал худших ошибок.

— Можно абстрагироваться от Зеленского как личности, а понять, что он новое лицо. Люди проголосовали за человека, который еще не был в политике. На следующих выборах у нас могут быть десятки "зеленских". Тот же Вакарчук, другие. На выборах осенью, избиратели скажут старым политикам, что они не нужны и у нас будет вообще новая Рада. Как вы считаете, как много новых политиков таких как Зеленский сможет прийти.

— Первое, я не верю в то, что произойдет кардинальное изменение избирательного законодательства. То есть я не верю в принятие Избирательного кодекса. "Мажоритарка" останется. Единственное, что они могут сделать — это некоторые технические изменения. Скажем, снизить барьер проходной. А если они снизят барьер до 2%, то в Раде будет более 30 партий, это будет полный хаос. И там действительно появятся много новых лиц, а потом мы почувствуем оттуда запах нафталина. И чем больше политических партий, тем, как правило, больше коррупция. То есть, Верховная Рада превращается в чистый торговый зал. Когда очень много — тогда гораздо проще купить. Тебе не надо выискивать из двух. Тогда ты можешь выискивать из 30. Пять, шесть тебе надо купить. Из тридцати, ты найдешь пяток продажных.

История показала, социологи показали, если бы проходили досрочные выборы в 2017 году, например, то новые лица могли пролететь со значительным треском. Социологи показывали, что люди ни за какие новые лица голосовать не хотят. Единственное, что тогда Михаил Саакашвили набирал. Все остальные пошли в утиль. Сейчас у нас нет 5 лет в этой раскачке. У нас есть всего-на всего полгода. За эти полгода, я думаю, что оскомина от понятия новые лица будет просто на пике. Поэтому я думаю, что в Раду в основном пойдут старые политические силы.


Депутаты готовятся к схватке с Зеленским — политолог Владимир Воля


Я думаю, что надо на следующие парламентские выборы просчитывать среди старых лиц. Вот тот блок востока-юга, я бы их определял с тремя политическими силами. Очень серьезное политическое влияние России сохраняется. Мы это увидели на президентских выборах. И поэтому, я думаю, что ключевым будет Оппозиционная платформа с Медведчуком-Бойко. Но я думаю, что пойдут на выборы и пройдут в парламент также "вилкуловский" Оппозиционный блок, ахметовское крыло. И так же в парламент имеют шанс зайти отдельно "Наши" — Мураев, Новинский. Я думаю, они с Новинским будут объединяться в единую политическую силу. Эти трое имеют возможность подтянуть к себе большое количество мажоритарщиков. Поэтому, я бы сказал, что вероятность того, что у нас называют реваншем именно этих политических сил, благодаря этому достаточно высока. Их избиратель на президентских выборах мобилизовался именно на Зеленскому. Поэтому вероятность высокого процента у них будет.

Точно проходит БПП, "Солидарность". Говорят, что гарантированно и с большим процентом проходит Тимошенко. Но я думаю, что Тимошенко зайдет, совсем с небольшими процентами. Она сейчас сильно начала играть на стороне Зеленского. Если она не соскочит, то пойдет с ним на дно. Потому что Зеленский будет терять, но его партия будет проходной. Она точно будет в парламенте, а сателлиты утонут. Зеленского партия зайдет с ощутимыми, но не думаю, что большими результатами. Если он окончательно уйдет с востока на запад, будет декларировать западную политику, а сейчас его выталкивают из стороны востока, его толкают в западный сектор, он отберет много голосов и соответственно станет могильщиком новых лиц. Потому что новые лица будут именно в этой среде. Младший Кличко — Владимир Кличко поведет "Удар".

— Владимир Кличко поведет "Удар"?

— Я думаю, что именно Владимир Кличко поведет. Он готов уходить из спорта. У них своя ротация семейная происходит. На сколько я понимаю, готовность к этому есть. Или это произойдет 100% — я не знаю. Но говорят, что Владимир Кличко более вдумчивый и готов к политической деятельности, чем был Виталий. Поэтому, на самом деле, вероятность этого очень велика. Есть вероятность доказательств которой я не имею, но есть предположение, что Кличко может объединиться с Вакарчуком. Или это произойдет-я не знаю. Если случится, они смогут серьезно рвать электорат Зеленского. Если они пойдут отдельно-у Вакарчука разочарованы сильно.


"Куриная" кампания Гройсмана. Чего ждать от премьера на выборах


— Вакарчук не будет аффилирован с Порошенко?

— Нет. Он слишком откровенно демонстрирует, что Порошенко не имеет никакого отношения. Его акция — это было выступление по двум причинам. Первых, действительно не по приколу, ну нельзя же так. Плюс мировоззренческое совпадение, Вакарчук, который пел на Майдане, который проводил там все ночи. Это мировоззренчески очень разные люди. Те, кто пришли тогда разошлись в разные стороны, они уже не могут воспринимать друг друга. Они противники. Откровенные противники.

Второй момент, это личная обида. Я мог, но решил, что не готов, а какое-то "ляляля", который вообще ни к чему не готов, оно вдруг взяло и победило. Как такое может быть? Момент обиды сыграл свою роль. Это не был прямой выступление за Порошенко, хотя это было выступление в пользу Порошенко.

Сейчас Вакарчук уже отказывается, что он ни в коем случае не пойдет в команде Порошенко. Он не объявил, что будет идти, но уже объявил, что в команде Порошенко его точно не будет. И его там действительно не будет. Он попробует этот фактор новых лиц, и если Зеленский не сумеет сильно порвать западный электорат, или если Вакарчук и Кличко объединятся или еще кто не объединится, то у Вакарчука могут быть плохие шансы. Потому что разочарование в нем есть. От него ждали каких-то решительных действий. Когда все будут озлоблены на Зеленского, они скажут вот мы же за Порошенко не могли проголосовать. Мы же за Вакарчука бы проголосовали, а он же дезертир. А потом видишь, когда в стране полная задница — вот теперь он видите ли вылез. А дзуськи тебе. Я банально говорю, но примерно вот так происходит психологическое восприятие. Поэтому, мне кажется, что Вакарчука ситуация будет очень шаткая. Но реально из новых лиц, кроме Вакарчука я на входе никого не вижу. Единственное, если позволят отдельным законом блоки партийные, тогда возможно создание нового блока новых лиц, возможно под лидерством Вакарчука — этот процесс был бы более активен. Они были бы заметны в Верховной Раде, но не влиятельные.

Загрузка...
Loading...