"В ситуации с серверами Порошенко есть признаки нарушения гостайны"

В фокусе
"В ситуации с серверами Порошенко есть признаки нарушения гостайны" - фото

Важная строка в резюме Андрея Гончарука, опытного дипломата в ранге Чрезвычайного и полномочного посла, — работа замглавы Администрации президента и в Секретариате времен Виктора Ющенко. "Вести" поговорили с ним об особенностях инаугурации и вероятном переезде офиса Зеленского в новое здание.

— На инаугурацию Владимира Зеленского приехали пять лидеров других стран и еще около 15 представителей рангом пониже — премьер-министры, главы МИД. США были представлены главой Минэнергетики Риком Перри и спецпредставителем по украинским вопросам Куртом Волкером. Это много или мало?

— Пять глав государств — нормальный сигнал с точки зрения представления, учитывая весьма сжатые сроки с момента объявления инаугурации. Еще до объявления даты Радой, я так понимаю, коллеги-дипломаты ориентировались на 19-е или 20-е число.

— Важно, что США прислали министра. Это высокий уровень?

— В 1999-м, на второй инаугурации Кучмы, к примеру, США были представлены также министром по вопросам энергетики, Уильямом Ричардсоном. А эта фигура на американском политическом Олимпе знаковая. Ну и сразу за инаугурацией у нас была комиссия Кучма-Гор в Вашингтоне, плюс полный формат встреч за несколько дней — присутствие США было в тот момент достаточное. А вот мне хотелось бы, чтобы уровень ЕС на инаугурации Зеленского был представлен выше. Скажем, из Франции приехала госпожа-госминистр по вопросам Европы.

— Первый визит новоизбранного президента будет в Брюссель. Виктор Ющенко перво-наперво полетел зачем-то в Москву, Виктор Янукович — также в Брюссель, а Петр Порошенко — во французский Страсбург...

—Это был уже официальный визит президента Порошенко, а сразу после выборов он еще в Нормандию съездил, помните? Оттуда, собственно, и пошел "нормандский формат".

— О чем может свидетельствовать такой выбор первой страны для визита? Бельгия, Брюссель, знаковое место?

— Это хорошая идея. Нужно с ними увидеться и пожать, условно, руку перед отходом глав ряда европейских институций. Ведь сейчас, как известно, некоторые из них будут сменяться: уйдет в отставку Жан-Клод Юнкер (президент Еврокомиссии. — Авт.), будет новый глава Европарламента. И смена европейского кабинета говорит о том, что придется снова знакомиться. Если бы я советовал Зеленскому, я бы предложил такую идею: существует определенная европейская ось, "Париж — Берлин — Варшава". И вот эти страны нужно было бы посетить. Порядок поездок — другое дело, но такие визиты в мировой дипломатической практике существуют.

— Париж Зеленский уже посетил.

— Да, и получил там весьма неплохие сигналы. Кстати, о предыдущих главах государства скажу: для Виктора Андреевича поездка в Москву была прагматичным подходом: нужно было показать, что мы после событий на Майдане — друзья. Первый визит Януковича в Брюссель также был классическим по встречам и наполнению. Сигналы были известные — Партия регионов, сильная страна. И, я так понимаю, ему потом пришлось давать объяснения в Москве, зачем это было сделано. Она, как вы знаете, слезам не верит.

Встреча с Макроном между I и II турами выборов была "неплохим сигналом"

— На каждой инаугурации каждого нового президента происходят накладки: у Петра Порошенко солдат караула потерял сознание, перед Виктором Януковичем захлопнулись двери, у Виктора Ющенко не взлетела одна из голубок, которых он запускал в небо. Пришлось помогать, и выглядело это комично. Кто несет ответственность за это, Служба протокола?

— У Зеленского ведь также был момент: его президентское удостоверение упало с подушки, которую нес солдат почетного караула. И это еще "лайт"-версия в сравнении с другими президентами. Когда двери захлопнулись перед четвертым главой государства, это было очень знаково... Но это не просчет Протокольной службы. У дверей находятся солдаты либо почетного караула, либо Управления госохраны. Какой-то, буквально, сбой. Ведь процедуру репетируют, а то, что книжечки падают и двери закрываются, — случайности.

— При Петре Порошенко солдаты почему-то падали в обморок постоянно.

— Можем, конечно, посмеяться над этим. Допускаю, что от "избытка чувств". Вообще, с президентским Протоколом я работал много раз и в разных ипостасях — и те сотрудники, которые выросли под руководством посла Георгия Чернявского, — люди высокого вышкола и точно понимают, что, где и когда должно быть. Это точно не их просчеты.

— Следователи ГБР начали расследование по вопросу возможной утраты должностными лицами АП серверов с секретной информацией. Речь о "ситуационной комнате", где Петр Порошенко проводил самые важные совещания, в т. ч. по военной тематике. Из нее куда-то пропали серверы и мониторы. Что это за комната?

— Не был в ней никогда. Ее создали во времена президента Порошенко, хотя разговоры о том, что такое помещение нужно, велись еще при Януковиче. Защищенных помещений в АП после печально известных событий начала нулевых — появления записей майора Мельниченко — есть несколько.

— Сколько их?

— Точно не одна. Одной я с благословения глав Администрации и Секретариата Ющенко пользовался лично, в т. ч. вместе с самим главой АП. Например, когда были контакты с иностранными делегациями и необходимы были гарантии на 99,9%, что беседа будет конфиденциальной. Это система заглушек и экранирования.

— Стеклянных поверхностей, стен там нет, с которых можно снять вибрацию от голоса?

— Нет, там нет стекол вообще. Это простые комнаты-переговорки со столом. Технологически там все сделано на самом высоком уровне. В этой "ситуационной комнате", как я понимаю, также все было весьма технологично.

— Пресс-секретарь Петра Порошенко, Святослав Цеголко, рассказывает, что оборудование было арендовано и вернулось владельцу...

— Это объяснение выглядит недостойно ушедшего президента.

— Вероятно ли, что на оборудовании оставались секретные данные?

— Для меня ситуация вообще удивительна. Она мне на голову, извините, не налезает. В этой комнате решались вопросы особой важности, это т. н. вопросы ОВ. Статус таких документов выше, чем ЦТ ("цілком таємно". — Авт.) Вот я, к примеру, имея доступ ко всем уровням секретности, к ОВ доступа не имел. Даже не знаю, были ли у нас документы с такой маркировкой. В нынешнее, военное, время, уверен, такие есть — просто должны быть. По-моему, тут есть все признаки нарушения гостайны. Кто отвечает, что они (серверы) были вычищены от информации? Кто это знает? Эта ситуация достойна внимания спецслужб.


Какие серверы увез Порошенко с Банковой и в чем тут проблема


— Уж если в АП арендуют эти серверы, то как обстоит ситуация в СБУ или, скажем, Службе внешней разведки?

— Интересный вопрос (смеется). Могу сказать о коллегах — а СВР это служба, которая сопровождает дипломатов — они оборудованы очень серьезно.

— Ну слава Богу, хоть "лес" (так называют СВР. — Авт.) прикрыт.

— Да, у них есть все средства радиотехнической разведки.

— Похожая комната, защищенная от прослушки, для проведения переговоров была в Министерстве доходов и сборов времен Александра Клименко. После смены власти ее, по нашим данным, разобрали и перевезли в здание Совбеза. Как думаете, она до сих пор там или уже куда-либо вывезли?

— Если была передана на баланс, то вряд ли. Я когда приходил на работу в АП, то привез с собой компьютер и рабочее кресло — их также приняли на баланс. И когда 20 февраля 2014-го уходил, то все эти вещи там и остались.

 — Новоназначенный замглавы АП Юрий Костюк жалуется на здание: говорит, окна постоянно зашторены, Wi-Fi плохо работает "из соображений безопасности". А почему так?

— Шторы на окнах — это какая-то новация. За шесть лет моей работы в АП я никогда их не закрывал. Шторы были, конечно. Но мой первый кабинет выходил окнами на Дом с химерами, и я их не задергивал. А по Wi-Fi — в 2010-м как раз появились гаджеты, планшеты. И мы их очень активно использовали, помню. Пусть не широкополосный был, но "ловил" хорошо.

— Может, шторы — требование, которое возникло при президенте Порошенко? Вспомните, он ведь и улицу Банковую перекрыл.

— Да, при нем ввели пропускной режим. Сейчас — и я этому рад — пришли люди не зашоренные. Ну что значит, у тебя закрыто?..

— Еще одна фраза, которую сказал Костюк, — об интерьере: "помесь университета с домом Пшонки и попыткой воссоздать Версаль, но немного недоделанный и бюджетный". Вам нравились интерьеры в АП?

— Там смешаны стили, это правда. Эклектика как минимум потому, что дом был построен в первой трети ХХ века. При Кравчуке там так и было, как в СССР... Глава государства сидел на втором этаже. А глобальные изменения начались, когда Леонид Кучма в конце 2000 года переехал на четвертый этаж. Сейчас весь этот этаж — зона президента. И по стилю мебели это скорее не Версаль, а Версаче: все золоченое и ажурное. Есть "розовая", "белая", "голубая" комнаты, и в них мебель выбивается из общего стиля. Эклектика, объективно, там присутствует. Чувствовал ли я себя там уютно? Скорее нет: это все-таки работа, и отдыхать там особо не получалось. Хотя, что важно для руководства и замов, там кабинеты довольно неплохо оборудованы с точки зрения комнат отдыха. В случае "осадного положения" президент может спокойно жить у себя в "заднике".

— Знаю, что в АП есть сауна. Зачем?

— Давайте предположим, что она там может быть. К АП примыкает дом, это бывшая медчасть — возможно, сауна находится именно там. Но я по задворкам особо не ходил. С другой стороны, если ты пашешь 24 часа в сутки, а домой тебе ехать далеко — то почему бы и нет?


Почем булава для народа - кто и как обслуживает президента


— А что находится в "заднике" у президента?

— Могу предположить, что там — его удобства. Включая душ и гардероб, несколько пиджачных пар, обувь.

— ...а если президент спортивный, то еще и гантели с тренажерами?

— Ну, не знаю, насколько они спортивные люди. Знаете, у одного из глав АП, более 20 лет назад, в "заднике" стояла огромная "цэковская" кровать с шарами. Вот клянусь — шикарная кровать с матрацем, заправленная "совковым" одеялком с оленями!

Селфи из АП: Зеленский обнаружил в Администрации целый спортзал

— Мы так подробно обсуждаем помещение АП потому, что новая команда выразила желание переехать. Либо за город, либо в КВЦ "Парковый" по соседству. Какая из площадок более приемлема, по-вашему?

— А где находится Елисейский дворец? а Белый дом? Действительно, если речь идет о "стране в айфоне", то тенденция однакова для всего мира — и тогда не важно, где находится твой офис. Но с электронным документооборотом в Украине еще предстоит очень много работать. И еще один вопрос: речь идет об огромных деньгах. Это $50–60 млн.

— Насколько я понимаю, речь о нескольких глобальных задачах: безопасность и связь. Линии правительственной спецсвязи — это провода в свинцовом обрамлении, внутри них, говорят, создан вакуум, чтобы в случае разгерметизации разговор автоматически прервался: подслушать это невозможно. Цена такого кабеля заоблачная. Но нужна ли эта архаика в XXI веке, когда беседа по шифрованной связи в мессенджере обходится, буквально, в копейки?

— Приходилось бывать в Овальном кабинете. У президента США стоит один телефон. Как-то он справляется.

— У нашего президента есть коммутатор, пульт, кстати, Зеленский уже сфотографировался на его фоне.

— На фоне пульта, а спецкоммутатор — это вид связи, сокращенно СК. Телефоны без дисков, что стоят в кабинетах: девушки в ручном режиме соединяют "телефон №1", скажем, с губернатором или лидером иностранного государства по открытой или закрытой связи, абонентов предупреждают об этом. Все переговоры проходят посредством СК. Я когда-то принимал участие в подготовке таких переговоров. И если есть лучший мировой опыт, как в один телефон руководителя свести все эти линии — то пускай он остается. Но это стоит дорого, конечно.

— Правда ли, что СК позволяет звонить только более высокопоставленным руководителям своим подчиненным, а не наоборот?

— Честно говоря, на Банковой у меня такого телефона не было. Но, как министр, я имел прямую связь с премьер-министром. А с президентом — нет: он уже был выведен на пульт к премьеру. Чтобы поговорить с президентом, я звонил в его приемную, спрашивал, у аппарата ли абонент, и мне перезванивали. Этот телефон имеет "тревожный" звонок, дребезжащий такой... Был и еще один вид связи при Ющенко — защищенные мобильные телефоны.

— Как они работали?

— Таких аппаратов было штук 30–40, это специально подготовленные и защищенные шифрованным кодом телефоны. Ими пользовался и Виктор Ющенко, и члены правительства, и спецслужбы. Неплохая попытка президента отгородиться от этих прежних способов работы и "ЦК" в его Секретариате.

— А как быть с ДУСей (Госуправделами при АП) — у них в авиапарке несколько самолетов, есть автопарк на 215 авто, десяток резиденций в Киеве и регионах. В 2018 году этот шик обошелся бюджету в 6 млрд грн. Что из этого "добра" лучше продать?

— Для начала — изучить, как это происходит у людей. Не просто интернет почитал, а серьезно подошел — отправил пару человек в командировку, посмотрел бы. Как в мире устроены авиапарки первых лиц. Вот Ангела Меркель, к примеру, летает на самолете Люфтваффе. Некоторые страны арендуют "борт №1". Ну а при графике работы даже молодой президент нуждается в контроле здоровья.

— И что, для этого нужна целая "Феофания"? Она-то тоже в ведении ДУСи.

— Должны быть службы, связанные с президентом. Его лечащий врач. А самолеты... Это как старые "Ил", которые уже давно не летают. Пара "Антоновых" для внутренних перелетов, да "Эйрбас".

— Расскажите об этом "Аэробусе" Януковича.

— Неправильно так говорить. Его заказывали во время Виктора Ющенко — просто поставить в срок не успели, там были сертификационные, паспортные процедуры.

— Салон пафосный?

— Ничего подобного. Я вам откровенно скажу: весьма неудобная штука. Во-первых, в самолете нет дополнительных емкостей для топлива, из-за чего он должен постоянно дозаправляться. Самая дальняя точка полета из Киева — аэропорт Кефлавик в Исландии, или аэропорт Шеннон в Ирландии. Уже оттуда он может "добить" до Нью-Йорка, даже до Чикаго. Внутри три салона: у первого лица есть кровать для отдыха. Во втором бизнес-салоне сидят сопровождающие — министры, например. И вот он очень неудобен по конфигурации кресел: они огромны, но не раскладываются (т. е. отдохнуть на них нельзя). А в третьем салоне, совсем простеньком, летит сопровождение: охрана, Служба протокола. И одно дело, если ты летишь в Лондон два-три часа. И совсем другое, когда перелет в Азию или Латинскую Америку. Устаешь от такого перелета, даже несмотря на салон.

— Что все-таки делать с имуществом после проведения аудита?

— Рубить наотмашь "это все нам не нужно" точно не стоит. Ведь если продать те же санатории — а они весьма неплохи, — то кто-то ведь их купит, и задешево. В конце концов, у президента США вот есть несколько резиденций. Да и у других президентов тоже. Поляки нашли любопытный подход. Я еще в начале "нулевых" видел некоторые их объекты: там государство эксплуатировало их пополам с частным сектором. В отсутствие президента его объекты не простаивали, сдавались в аренду.

Загрузка...
Loading...