Эффект Зеленского в Казахстане

В фокусе

Эффект Зеленского в Казахстане - фото

Аэропорт Нурсултана Назарбаева — в четырех часах лету от "Борисполя". Но расстояния относительны. Казахстан ближе к Украине, чем кажется: пусть ментально мы разные, глобально проблемы схожи. И внимание официальной Астаны (после недавнего переименования — уже Нур-Султана) к Киеву по-прежнему сильно.

Даже мирные соглашения "Минск-2" могли бы называться "Астана-1" (Казахстан уже имеет солидный опыт по проведению диалога с Ираном, а решение о переносе переговорной площадки по украинскому вопросу в Казахстан не было принято из-за географической отдаленности). Поэтому, когда 19 марта бессменный президент Нурсултан Назарбаев, правивший страной три десятилетия, неожиданно объявил об отставке и в стране были объявлены президентские выборы, стало понятно: перемены в этом государстве неизбежны. В том, какими они будут, что означают протесты в Казахстане в день выборов и почему Нур-Султану подходит именно эволюционное развитие, разобрались "Вести".

"Елбасы" и кандидаты

Нынешние выборы в истории Казахстана шестые. Но в первый раз в бюллетенях не было фамилии Назарбаев. Для казахов это очень тонкий момент. Имя бывшего (теперь уже) президента страны носят не только аэропорт, но и сама столица, главный университет, библиотека, парк и другие топонимические объекты. Сам первый президент носит уважительный титул "Елбасы" (глава государства — с казахского), и это важно для понимания психологического фона в стране.

"Елбасы" — глава нации. Мы выросли с ним, и это уже в нашей ДНК. Эти выборы — первые, в которых он не принимает участия, и многие смущены. Не знают, чего ждать дальше", — говорит "Вестям" Лима Диас, администратор "Гражданской платформы "Аманат" — организации, призванной наблюдать за проведением выборов и созданной из гражданских движений за несколько недель до выборов.

"30 лет назад, когда пришел Назарбаев, мне было 16 лет. Когда я повзрослел, стал думать: что будет, когда придется передавать власть? И это было весьма тревожно: мы ведь одновременно хотим перемен и сохранить стабильность, — сказал "Вестям" местный политолог Талгат Калиев. — Нас пугал транзит власти, ведь гипотетически это способно вызвать раскол внутри элит и привести к гражданскому противостоянию".

Модель передачи власти — проведение выборов президента и формирование "переходного" правительства. Всего кандидатов семь, восьмому (Жуматаю Алиеву, ректору Центрально-Азиатского университета, философу и экономисту) отказали в регистрации: провалил экзамен на знание казахского.

Кратко о каждом: фаворитом изначально был Касым-Жомарт Токаев, выдвиженец партии "Нур Отан" ("Светлая родина" — с казахского), чьим председателем является Назарбаев. В момент отставки экс-президента — глава Сената (т. е. спикер верхней палаты парламента), и по закону он стал "переходным" президентом. Амиржан Косанов, бывший пресс-секретарь премьера Казахстана, выдвинут национал-патриотическим движением. Дания Еспаева, экс-депутат Мажилиса (нижняя палата парламента), демпартия "Ак Жол" ("Светлый путь"). Журналист, которого на выборы "снарядила" националистическая партия "Великие степные орлы" Садыбек Тугел, среди идей которого — весьма популистские: запрет казахским женщинам выходить замуж за иностранцев, казнь за коррупцию, национализация активов. Кстати, он — глава местной Федерации конного спорта (национальный вид спорта), "прославился" фразой "вместо водки нужно пить кумыс", произнесенной во время "рейда" по барам. Остальные трое — экс-депутат Мажилиса Жамбыл Ахтембеков, Амангельды Таспихов (профсоюзный лидер) и Талгат Ергалиев ("Союз строителей") — особо непримечательны (и в итоге набрали лишь несколько процентов голосов).

Информационный вакуум

Опыта в проведении кампании, откровенно говоря, кандидаты не имели. "Вести" увидели несколько билбордов, в т. ч. в "день тишины" (по местному законодательству, снимать их не обязательно, важно не вешать новую агитацию). И наиболее эффективными с точки зрения посылов оказались те, что направлены на борьбу с коррупцией (разумеется, к выборам они отношения не имели).

"Опыта не было у многих. Доходило до того, что кандидаты не понимали, как им вести кампанию. "Ах, вы хотите поговорить о моей семье? Да вот она, семья". "Ах, надо говорить о моем бэкграунде? Не знал. Ну давайте поговорим", — описывает Лима Диас.

Показательный момент: таксист, подвозивший корреспондента "Вестей" до отеля, уточнил, что на выборах "своего" кандидата попросту не видит. "Да и не думаю, что мой голос может что-то решить. Голосовать не пойду. И тут совсем не важно, кто среди кандидатов и что говорят те, кто призывают к бойкоту выборов. Я хочу выучиться на экономиста, получить хорошую работу и, в принципе, нахожусь вне политики", — сказал мужчина.

"Публичность" кандидатов — отдельный момент. Несколько из них были депутатами. Несколько — в принципе, медийщики (пресс-секретари и журналисты). Кстати, именно они, по оценкам местных экспертов, "провалили" работу в соцсетях.

"Неправильно говорить, что они неизвестны населению и "из ниоткуда". Они публичны: та же Дания Еспаева, к примеру, — экономист, ее выдвинула "пробизнесовая" партия. Для нас, казахов, общества традиционалистов, это уже само по себе достижение, — говорит Диас. — То же касается других: строитель, профсоюзы — просто по некоторым был информационный вакуум, который быстро заполнился негативом".

А вот другая сторона с соцсетями работала активно. И она была вовсе не заинтересована в том, чтобы выборы прошли успешно. За день-два накануне выборов сказать, сколько народу пойдет на участки (и сколько избирателей разделяет позицию того самого таксиста), было сложно: услышат ли казахи призывы к бойкоту, ненавязчиво звучавшие в соцсетях (в основном на казахском языке и на "закрытых" каналах в Telegram и других мессенджерах)?

Эффект Зеленского в Казахстане - фото 2

Явка и реакция наблюдателей

Сомнения развеялись в день выборов. "Вести" посетили несколько участков в Нур-Султане: один — устроенный в Оперном театре, второй — в обычной общеобразовательной школе. Если к 10–11 утра в первом было немного народу (центр города и фешенебельный жилой комплекс неподалеку определяли низкую явку), то во второй избиратели шли "валом" — семьями, с детьми.

"Ждем, что придет новое поколение. Как ваш Зеленский, чтобы все поменяло", — говорит "Вестям" юноша, представившийся Нурлыбеком. "А я выбрал одного, преемника Назарбаева — Токаева. Он нормальный и спикером работал. Его все знают, а этих всех я не знаю", — старик, приехавший издалека к своим родственникам в Нур-Султан, голосовал по открепительному талону.

К 14:00 воскресенья ЦИК обнародовал явку в 51,8%. К окончанию голосования она составила уже 77,4%, а это довольно много (в первом туре весенних президентских выборов в Украине, например, на участки пришли 62,8% избирателей). "Впрочем, ничего странного — мы еще утром посетили несколько участков в отдалении от центра города и увидели, как на участки идут целыми семьями с детьми. Для казахов это праздник, и они относятся к выборам соответственно", — сказал "Вестям" наблюдатель от Польши, бывший вице-премьер Януш Пехочиньский.

Кроме наблюдателей от ОБСЕ, за нарушениями следили делегаты от ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), СНГ, Тюркского совета. Всего были представлены 40 стран, включая США, Британию, Францию (кстати, украинских делегатов в этот раз не было).

"Должен отметить, что выборы проводятся на высоком уровне и они вполне соответствуют тем европейским правилам, которые применяются сейчас в самой Болгарии, — сообщил Петко Драганов, наблюдатель и сотрудник МИД Болгарии. — Мы посетили несколько участков, выбирая их в случайном порядке, и каких-либо проблем не обнаружили. Кроме того, никто из местных наблюдателей или избирателей не жаловался на нарушения".

В ЦИК сообщили о всего 19 административных протоколах, составленных по обращениях на местах (например, в 12 случаях участковые комиссии выдавали на руки больше одного бюллетеня). Кстати, в Украине подобные нарушения также фиксировались на последних выборах — в частности, в Закарпатье, под Мукачево, где бюллетени выдавались без паспорта, поскольку "все в селе друг друга знают" (цитата из видео с места).

В ЦИК Казахстана также сказали, что исследуют информацию о возможном применении "исчезающих" чернил (соответствующее видео распространили в соцсетях) и "вбросах" бюллетеней. В "Аманат" также зафиксировали некоторые нарушения, но "точечно" — например, в Алматы было восемь попыток голосования без открепталона (принцип работает так же, как ранее работал в Украине — путешествующий или командированный в другой регион избиратель заранее "открепляется" по месту прописки).

"Для меня это уже четвертые выборы, за которыми наблюдаю в Казахстане, и они наиболее соревновательные из всех, когда-либо тут проходивших, — поделился с "Вестями" наблюдатель от США, президент "Международного центра налогообложения и инвестиций" Дениел Уитт. — Мы встречались со всеми кандидатами, с лидерами партий. Все нам подтвердили, что у них была возможность проводить свободную кампанию без вмешательства со стороны, в т. ч. административного".


Кувейтский счет. Как живет одна из самых загадочных стран Персидского залива


"Эффект Зеленского"

Результаты выборов не были сюрпризом ни для кого. Касым-Жомарт Токаев, по предварительным результатам, набрал 70,76% голосов. Амиржан Косанов — 15,39%, третье место заняла Дания Еспаева с 5,32%.

"Вести" наблюдали за голосованием Токаева, и среди главных тезисов, озвученных им, — "конкурентность" выборов и "высокая политическая культура", преемственность (т. е. он намерен продолжать внутреннюю/внешнюю политику своего предшественника) и борьба с "вызовами", среди которых он особо выделил "внешние". Кстати, на английский переключался без особых проблем. Также Токаев (кадровый дипломат с многолетним стажем) знает китайский, что уже позволило некоторым аналитикам делать выводы о его внешнеполитических акцентах. Но при этом он остается "человеком в футляре" — чиновником и представителем политической системы, руководящей Казахстаном в течение десятилетий.

"Тренд (когда в политику приходят люди не из политических кругов. — Авт.) весьма, конечно, интересен, ведь люди думают, что с новым лидером, у которого нет опыта в разрешении проблем, конфликтных ситуаций, будет лучше. Но реальность гораздо глубже: в Казахстане есть понимание, что активность граждан необходимо использовать для развития страны", — сказал в комментарии "Вестям" замглавы МИД Казахстана Роман Василенко.

Вместе с тем некоторые собеседники в Казахстане отмечают, что тот самый "эффект Зеленского" может сработать и в случае с Токаевым. "Правительства в стране меняются каждые три года. А это каждый раз — новый стиль управления, циркуляция элит. Тут не может быть консервации", — утверждает политолог Талгат Калиев.

Протесты и выводы

Первые протесты прошли в Казахстане еще 1 мая: полиция задержала более 80 человек, штрафуя их или отправляя под арест за "нарушение порядка проведения мирных собраний" (на митинги выходят без согласования даты/количества людей, при этом сами активисты говорят о сложности подобных согласований). В день выборов в двух крупнейших городах страны, Нур-Султане и Алматы, протесты вспыхнули с новой силой.

"Вести" стали свидетелями того, как в центре столицы, близ дворца Жостар, около десятка человек выводили из толпы и помещали в автозаки. Улицу с двух сторон блокировали колонны автобусов, в которых находились сотрудники спецслужб, а общее количество силовиков можно было бы сравнить с Майданом 2013–2014 годов. При этом, по словам окружающих, задержаны были "сотни" — за то, что люди выкрикивали призывы к бойкоту выборов и лозунг "Проснись!". В конечном счете, полиция признала задержание более чем 500 человек (вчера появились данные, что их более 700).

"Мы оказались в середине этой толпы, и нам удалось поговорить с людьми. Но мы не увидели незаконных действий со стороны власти, хотя скопились внушительные силы полиции", — утверждает наблюдатель из Израиля Софа Ландвер.

А ОБСЕ выступила с критикой выборов за нарушение прав и свобод ("потенциал реформ не был раскрыт" ввиду нарушений процедуры и свобод, в частности, протестных акций и доступа к соцсетям). Также ОБСЕ выступила с рекомендациями — "демократической консолидации", "политических, социальных, правовых реформ".

Показательно, что сами местные в разговорах "без диктофона" признают, что протесты по сути своей аполитичны. "Люди выходят из-за невысоких доходов. Посмотрите, страна сказочно богата — в ее земле скрыта вся таблица Менделеева. А минимальная пенсия составляет $140, — говорит "Вестям" жительница Нур-Султана, не пожелавшая себя назвать. — Недовольство вызвало переименование города, впереди еще, вероятно, обвал национальной валюты — тенге: три года назад за один доллар давали 180 тенге, сейчас — 383 тенге. Ждем по 500".

Видеозаписи, на которых выступают протестующие, в принципе, подтверждают "социальный" характер протестов. "До 15-го числа я должен освободить квартиру. Я весь в кредитах, а теперь как мне быть, куда мне уехать?" — жалуется на камеру "Радио Азаттык" (Радио "Свобода") житель Нур-Султана Адильхан Имангалиев.

А несколько месяцев назад протестный настрой "аккумулировала" трагедия, случившаяся в пригороде Нур-Султана: в пожаре погибли четверо детей в возрасте от 2 до 12 лет, запертые родителями в бытовке-времянке (из-за безденежья не могли позволить нормальную квартиру). "Жилье той семье, конечно, сразу же дали. Но вопросов это не снимает — четыре ребенка погибли у работающих родителей", — говорят собеседники "Вестей".

Кто пытался "шатать" Казахстан?

Официальную позицию власти озвучил вице-министр внутренних дел Марат Кожаев: по его словам, сотни человек в двух городах поддались "массированной пропаганде" беглого представителя экстремистской организации, запрещенной в Казахстане. "Задержаны активные участники, которые агитировали, и те, кто приходил по их призыву", — сказал он.

Намек явно на беглого олигарха Мухтара Аблязова, проживающего сегодня во Франции, и его партию "Демократический выбор Казахстана" (запрещена именно она). Сам он в недавних интервью рассказал о задержании "более тысячи человек" в Астане и "свыше 500" в Алматы, уточнив, что "власть напугана". И, по словам многих собеседников "Вестей", за "раскачкой" стоит именно Аблязов, обвиняемый центральной властью в хищениях из банка $1,8 млрд (а в 2012 году Высокий суд Лондона подтвердил факт незаконного присвоения денег БТА Банка на сумму более $4 млрд).

"Люди, которые работают, на протест не поедут. У них — домашние заботы, и лишних финансов на это нет. Значит, должен быть "чемоданчик с наличными", который кто-то привезет и раздаст, — считает политолог-международник Николай Степаненко. — Но я не думаю, что речь идет о попытке "раскачать" ситуацию со стороны Аблязова. Обратите внимание на качество роликов, записываемых им во Франции. Он повторяется, запинается... Была бы серьезная команда медийщиков — таких огрехов не было бы".

Также, по его мнению, речь не идет о желании РФ или Китая вмешиваться во внутреннюю ситуацию в Казахстане: соседям не нужно ослабление центральной власти, ведь речь идет о стабильности экономического сотрудничества, которое они не хотят ставить под сомнение. Также не заинтересованы в какого-либо рода "раскачке" американские круги влияния, ведь они сделали "огромные инвестиции в казахскую экономику".

По его мнению, ситуация может быть выгодна кому-либо в "первом круге" властей Казахстана. "Исторически власть там принадлежит не партиям или движениям, а родам, т. н. "джусам" — старшему, младшему и среднему. Поэтому там очень сильны родственные отношения, и это весьма тонкий, восточный, момент. Это и есть самые сильные "партии" в стране", — предположил эксперт.

Загрузка...