"Уходить нужно легко". Из-за чего политики впадают в депрессию

В фокусе
"Уходить нужно легко". Из-за чего политики впадают в депрессию - фото

В тот же день и час, когда новая Рада примет присягу — а это ориентировочно не позднее 7 сентября, — нынешний состав парламента утратит свои полномочия. В отставку будет отправлен и Кабмин (до формирования новой коалиции). Сотни бывших народных депутатов и чиновников, не успевших/не способных встроить себя в новый политический сезон, останутся без работы. Образно, встанут в очередь за "политической пенсией".

Для кого-то это будет лишь вызовом к покорению новых вершин. Кое-кто вернется к работе, с которой пришел в политику или госорганы. А для некоторых утрата мандата будет сложно преодолимым вызовом, что выльется в депрессивные состояния.

"Есть такое понятие, как чувство собственной значимости. И власть дает эту значимость, ведь человек себя чувствует "над" кем-то, — говорит "Вестям" психолог, конфликтолог Тигран Григорян. — Уходя из власти (причем принудительно), человек теряет эту значимость и входит в состояние стресса и кризиса. У каждого оно длится индивидуально — от месяца до полугода, пока человек перестраивает свое отношение к себе и к жизни". "Вести" выяснили, как политики борются с чувством потери власти и чем компенсируют возникшую внутри звенящую пустоту.

Уходят в бизнес и "борьбу"

Нардепа-мажоритарщика Аркадия Корнацкого, прошедшего в Раду VIII созыва от БПП, принято считать "себе на уме". Его позиция часто отличалась от фракционной, доходило до того, что в самые "жаркие" моменты, когда спикер объявлял "всеобщую мобилизацию" для голосования чего-то важного, Корнацкий демонстративно шел обедать.

"Ему приносили в столовую телефон. Говорили — там президент, он хочет говорить. В ответ: "После того как я поем", — рассказывал "Вестям" один из нардепов от БПП.

Корнацкий подавал документы в ЦИК, регистрируясь кандидатом по "родному" 132-му округу в Николаевской области. Но ЦИК отказала ему по формальному поводу (якобы тот не подал обязательства прекратить деятельность, несовместимую со статусом нардепа).

"Это игры Авакова — область перешла под его контроль, и по моему округу от НФ пойдет нардеп Вадим Подберезняк, для него стараются, — рассказывает Корнацкий "Вестям". — Я, конечно, оспариваю решение ЦИК, но шансов немного, судебная система под ними. Психологически я устойчивый. Для меня уход — не проблема. Я с этой сволочью боролся до Рады, борюсь, будучи в парламенте, и так же продолжу после него".

О желании продолжать борьбу говорит "Вестям" и "трижды генпрокурор" Святослав Пискун: "Надо быть сильным. Я принял решение снова вернуться во власть, правда, уже не в Генпрокуратуру".

"Это — первая категория политиков. "Вечные борцы" с системой, которые, вероятно, когда-то были ее частью, — говорит "Вестям" Алексей Якубин, политолог и консультант, предлагая свою классификацию типажей политиков, уходящих из профессии. — Вторая категория — политики, пришедшие из бизнеса, иногда — с целью лоббирования. Чаще всего они возвращаются именно к той деятельности, из которой пришли".

Именно так поступит Глеб Загорий, нардеп от БПП и владелец ЧАО "Фармфирма "Дарница". "Я ухожу из большой политики, чтобы вернуться в большой бизнес, — выступил он с обращением в "Фейсбуке". — Каждый должен быть на своем месте. Мое место — в бизнесе".

Совмещает в себе оба типажа экс-депутат от Партии регионов Елена Бондаренко. Медийщица еще в сентябре 2014 года сложила полномочия досрочно, чтобы руководить одним из крупных медиахолдингов.

"У меня было свое дело, профессия, и особых психологических проблем из-за сложения полномочий я не испытывала. Может, у кого-то из коллег они и были, из-за того, что объем задач резко снизился. А в нашем холдинге было 50 редакций и 4 тысячи человек — масштабно, — рассказывает она "Вестям". — А вот бороться пришлось буквально сразу: с 2014 года находились в жесткой оппозиции со всеми атрибутами: шельмованием, слежками, допросами".


Почему "Голос" растет, а Порошенко — теряет. Исследование "Вестей"


"Компенсация" в виде лекций

Третий типаж по классификации Якубина — политик "с именем", уходящий в преподавательскую деятельность. "Это дает им тонус и дополнительный статус, к тому же это можно совмещать с политической деятельностью, — говорит Якубин. — К примеру, Юрий Ехануров преподает на экономическом факультете КНУ".

Еще один яркий пример — Николай Томенко, которого вынудили сложить полномочия по императивному мандату за выход из фракции БПП в марте 2016 года. Сейчас он — доктор политических наук и кандидат наук исторических — преподает политологию в КНУ имени Тараса Шевченко и параллельно возглавляет партию "Рідна країна". А в начале июня было объявлено, что партия Томенко объединяется с "Гражданской позицией" Анатолия Гриценко для похода на парламентские выборы.

Скандальная экс-нардеп от "Свободы", профессор Ирина Фарион преподает украинский язык во Львовском политехническом университете. Своей задачей видит "деросійщення" учебного процесса.

К преподавательской деятельности в этом же вузе может вернуться и нардеп от БПП, кандидат экономических наук и профессор Института экономики и менеджмента Оксана Юринец. В случае если не удастся пройти по округу во Львовской области, разумеется. То же касается нардепа от "Самопомочи" Анны Романовой: она уже сейчас читает лекции в Черниговском национальном технологическом университете (кстати, его "почетным доктором" числится экс-президент Леонид Кучма).

А Киево-Могилянская академия и вовсе стала "тихой гаванью" для десятков бывших депутатов и чиновников: тут преподают экс-депутаты Виктор Мусияка, Юрий Ключковский, Владимир Стретович, бывшие судьи КС Николай Савенко и Николай Козюбра. Каждый из них, при желании и наличии ресурсов, может вернуться к активной политической деятельности: высокое общественное положение сохраняется, и все они — активные комментаторы правовых аспектов политических процессов.

Политические тяжеловесы

Ощутимее всего потеря власти сказывается на тех, кто находился на самой ее вершине. Речь о бывших президентах и премьер-министрах. "Я уходил легко. Для меня важным было развитие украинского государства, а не личные мотивы", — говорил "Вестям" первый президент Леонид Кравчук несколько лет назад, описывая чувство от проигрыша на выборах-1994. "Но им нелегко, поэтому они и дальше стараются играть заметную роль в политике, стремятся стать связующими звеньями между разными группами интересов, используют контакты, сохраняя эксклюзивность статуса", — утверждает Якубин.

Леонид Кучма в свои 80 лет был переназначен президентом в Трехстороннюю контактную группу по урегулированию конфликта на Донбассе. "И у него есть карт-бланш, ибо предыдущий глава государства блокировал многие вопросы, — говорит "Вестям" экс-премьер-министр (при Кучме) Валерий Пустовойтенко, который считается другом бывшего президента. — Он справится".

Очевидно, психологически бывшим президентам важны регалии. Тот же Кравчук в 90-е был членом Политсовета партии СДПУ(о), возглавлял объединение демсил "Злагода", в 2006-м был звездой списка блока "Не так!", провалившегося на выборах, сейчас является Почетным президентом фонда "Перспективная Украина". А также очень часто выступает в роли "модератора" и советника: на днях высказался за активизацию переговоров с РФ, дал совет президенту Зеленскому не позволять советникам говорить от его лица и поддержал легализацию медицинского каннабиса.

Сможет ли Петр Порошенко смириться с новой ролью "ВИП-пенсионера", если партия "Европейская солидарность", список которой он возглавляет, не попадет в следующий парламент (социология показывает, что эта политсила балансирует на грани непрохождения)? "Те, кто вкусил власть, деньги, влияние, снова борются, чтобы попасть туда. Это как бы классовый синдром: вернуть себя в то удобное и комфортное состояние", — считает Тигран Григорян.

А Пустовойтенко отвечает на этот вопрос образно: "Надо, чтобы, когда встаешь с кресла, оно было чистым — в прямом и в переносном смыслах. А я даже не могу назвать кого-либо из уходящей власти, чтобы я хотел, чтобы они продолжили работать... Уход от власти для одних будет простым. Другие уже себе подготовили отходные пути. А те, кто работал добросовестно, будут переживать, конечно".


Кто штурмует Раду в округах – клоны, олигархи и кандидаты-сюрпризы


"Беженцы" и "диссиденты"

У предыдущей власти, пришедшей на волне Майдана, "ренегатов" и изгнанников было больше, чем у любой другой. "Людей с самого начала принялись вытеснять из страны. У них это называлось "операция "Сквознячок": спецслужбы запускали слух через близких и знакомых политикам людей, что, мол, "за тобой скоро придут". Мне это передавали много раз, — рассказывает "Вестям" Елена Бондаренко. — У тех, кто сомневается, появляются мысли: "А, может, ну его — и выехать?"

Похожую ситуацию описывает "Вестям" и бывший глава "Укрспецэкспорта" Сергей Бондарчук, которого также можно считать одним из первых "диссидентов" предыдущей власти. "Ко мне, офицеру СБУ, пришли другие офицеры из контрразведки, сказали: мол, такая ситуация, следователи из ГПУ неофициально просили нас найти на вас любой компромат: им поставили задачу — найти против вас хоть что-то и открыть дело. А потом я получил подтверждение и выехал в Британию — в командировку, на обучение: когда ехал, чувства, что уже не вернусь, не было", — говорит Бондарчук. Он утверждает: скучает не по должностям, а по родине, своим родным, близким и друзьям. "Проанализировал все ошибки. Консультирую тех, кто обращается за моими прогнозами, и при первой возможности вернусь в Украину".

Психологически расставаться с должностями или мандатами таким людям проще, но остается обостренное чувство несправедливости. "Теперь уже нынешние (окружение Петра Порошенко. — Авт.) пусть вспомнят, что сделали с теми, кто работал до них. И пусть молятся, чтобы с ними не поступили так же, — говорит "Вестям" Валерий Пустовойтенко. — Ведь тогда (до 2014 года. — Авт.) совсем не все были преступниками. Работали и честные, и порядочные люди, а их выгнали".

Слабые духом и "попутчики"

Еще одна категория — поколение депутатов и чиновников младше 35 лет. "Это журналисты и активисты, пришедшие в депутаты, по сути, на волне Майдана, — теперь они в поиске новой "политической маршрутки", в которую можно сесть. Но у них нет системности, ведь они не проходили комсомольскую школу и движутся так, как несет их течение", — утверждает Якубин.

Показательно, как разошлась "команда еврооптимистов": Сергей Лещенко двинется в парламент по округу №220 на Подоле в Киеве от "Слуги народа". Его соратница Светлана Залищук пойдет также по округу, но самовыдвиженцем. А экс-журналист Мустафа Найем, поговаривают, не нашел финансирования под выборы.

"Баллотироваться по мажоритарному округу и в очередной раз оказаться в парламенте без команды — считаю неправильным. Мандат любой ценой мне не интересен. Я никуда не ухожу и буду искать возможность реализовать себя в правоохранительной сфере, в реконструкции и восстановлении прифронтовой зоны, а возможно, когда-нибудь и на деоккупированных территориях", — написал он в своем Telegram-канале.

Остается еще одна, наиболее уязвимая, категория "бывших" политиков/чиновников: те, кто уходят "в никуда". Или — еще хуже — теряющие смысл и вкус к жизни.


Присматриваются к "Голосу". Зеленский занялся "версткой" коалиции


"Я лично знаю политиков, которые запили после того, как потеряли должности. Это те, кто проходит период стресса депрессивно, и, вместо того чтобы бороться, идти в бизнес, они уходят в отчуждение, — говорит "Вестям" Тигран Григорян. — Как правило, это слабые люди, случайно попавшие в политику и власть, либо случайно заработавшие большие деньги. Для таких это всегда удар, комплексы вроде "я — никто" и обесценивание себя".

Своеобразным компенсатором для политиков-отставников до 2016–2017 гг. был депутатский клуб "Парламент" (его учредил экс-нардеп, бывший кандидат в президенты Александр Ржавский). Но публичная деятельность клуба прекратилась. "Увы, такие политики и чиновники, чьи телефоны были раскалены от звонков, а в графике не было и 15 минут свободного времени, слишком поздно понимают, что просителям нужны были не они сами, а их статус. Лишь утратив его, понимают, что сами они были никому не нужны", — говорит Якубин.

Загрузка...
Loading...