"Клоуны — сейчас у власти. Они обходятся народу слишком дорого", - Сергей Сивохо

В фокусе
"Клоуны — сейчас у власти. Они обходятся народу слишком дорого", - Сергей Сивохо  - фото
Сергей Сивохо

— Сергей Анатольевич, вы приняли неожиданное для ваших поклонников решение — идти в Верховную Раду, заняться политикой. С чем это связано?

— Да, еще год назад я даже и не думал об этом. Но вы же понимаете, что президентом страны стал не чужой мне человек. Я, как выходец с Донбасса, помогал в составлении списка кандидатов в депутаты по Донецкой области. Партия очень популярна, и под ее бренд пытаются залезть представители старой власти, а мы очень щепетильны в вопросе того, кого принимать. И ко мне обращались, чтобы собрать информацию о том или ином кандидате, поскольку я знаком со множеством людей, я помогал. А потом мне самому поступило предложение баллотироваться в народные депутаты. Я согласился, но только по Донецкой области, и меня направили по 49-му округу (Дружковка, Константиновка и два района — Константиновский и Покровский). 

— Если вы пройдете в Раду, чем планируете заниматься?

— Ну, с этим все понятно. Поскольку я иду от родного региона, я буду отстаивать его интересы. Так произошло, что главные вопросы региона — это общие интересы нашей страны: мир, восстановление Донбасса. Вы же понимаете, я всю свою жизнь прожил в Донецке, переехал только за два года до начала войны. Донецк — это моя родина. Сегодня люди там стали очень плохо жить, проблема на проблеме. К примеру, в Константиновке нет воды — ни горячей, ни холодной, и это в такую жару. Но мы боремся. Удалось переговорить с президентом, и сейчас этот вопрос будет решаться под его личным контролем. Кроме того, в регионе еще много проблем, которые требуют решения: это и ужасные дороги, и долги по ЖКХ, и рабочие места, и медицина. Я собираюсь стать проводником между населением и чиновниками, решать проблемы.

— А если вам предложат должность министра культуры, вы согласитесь?

— Вряд ли мне предложат такую должность. Впрочем, когда поступит, если поступит, предложение, тогда и буду думать, но я не снимаю с себя ответственности за регион, от которого я баллотируюсь.

— Очень часто можно услышать мнение, что в политике должны быть только политики, а другие не справятся.

— А у нас кто-то готовит политиков?! Есть специальный институт?! Вы же сами видите, какие у нас политики — они 20 лет сидят при власти и только занимались набиванием собственных карманов. Я не хочу таких политиков, при которых страна вот-вот рассыплется, а ведь уже есть некоторые поползновения, тревожные сигналы. Прошлая власть навешала ярлыки на жителей Донецкой области, где каждого второго считали сепаратистом, врагом Украины, "рукой Москвы". А сколько "подстав" делают, находят любые "хвосты", чтобы человека очернить или даже посадить. Я надеюсь, что все это будет меняться, но для этого надо выгнать этих людей. 

— Но, в то же время, некоторых возмущает, что в политику идут артисты-юмористы, мол, это уже не смешно.

— Согласен, что не смешно, но нам приходится идти. Пускай нас называют клоунами, но те, что сейчас у власти, — не лучше. Они слишком дорогие для народа клоуны, которыми уже все сыты. Кроме этого, кто сказал, что я просто юморист?! Я менеджер. Я управляю коллективами до тысячи человек при реализации проекта. Я думаю, что пример президента должен позитивно влиять на отношение к медиаперсонам у власти.

— Кроме вас баллотируется еще и актер студии "Квартал-95" Юзик (Юрий Корявченков) мажоритарщиком от Кривого Рога. Другие актеры не захотели сменить сцены на сессионный зал?

— Я не знаю, предлагали ли другим или нет. Что касается Юзика, он, несмотря на всю свою веселость и игры в КВН, работал в профкоме ЦГОКа (Центрального горно-обогатительного комбината Кривого Рога), стоял у истоков создания "Квартала-95" и был административным директором компании. Его уважают люди, он хорошо знает Кривой Рог.

— Предвыборная гонка всегда требует серьезных финансовых вложений. Много денег у вас уходит на вашу избирательную кампанию?

— Мне не дают тратить деньги. У меня серьезные соперники по округу, поэтому у нас нет рекламных плоскостей, а местная пресса о нас не пишет, поскольку конкуренты все выкупили и все проплатили. Даже с помещениями у нас проблема, сложно взять в аренду. Но мы выкручиваемся, помогают друзья, которым я говорю, что без них не обойтись. Вот не дали помещение снять под штаб — мы сделали мобильный, передвижной — в автобусе. Я не богатый человек, у меня все осталось в Донецке.

— Ну, передвижной штаб — тоже вариант. А часто приходится нестандартный подход применять во время предвыборной кампании?

— Еще и как! Вот придумал лозунг в стиле партии: "Зе!МЛЯК". У меня же серьезные конкуренты. Борис Колесников, который 20 лет в этом районе. У него там фабрика "Конти", "АПК-инвест", большая продовольственная агрокомпания… А еще мэр Дружковки, которого все очень любят, потому что он много делает для города. У меня для них есть два замечательных рецепта. Я объясняю жителям Дружковки, что, если они выберут мэра, он уедет, и кто же будет в городе порядок наводить?! Лучше его не выбирать, и он и дальше будет городом заниматься. А фонд Бориса Колесникова за год до выборов вдруг стал столько всего делать для региона, что жалко терять. Я готов подменить его в Раде, а он и дальше продолжит помогать людям в регионе.


Что Иво Бобул, экс-гитарист Dzidzio и Николай Тищенко будут делать в Раде


— А как на встречах, когда приходят избиратели, они ждут от вас юмора, к которому привыкли?

— На встречах с избирателями не до смеха. Столько проблем. У нас диалог происходит, на основе которого я составляю дорожную карту вывода области из тупика. Потому что дальше только пропасть. У людей разрушается жилье, потому что через село в связи с военным положением проложили дорогу, по которой едут грузовики. Дома и так пострадали после обстрелов, а тут еще вибрация от грузовиков. У шахтеров проблемы — человек, который работает под землей, получает зарплату 5–6 тысяч гривен, да и те не выплачиваются. Ребята бастовали, им выдали зарплату за два месяца. Это не на моем округе, это в соседнем, но край-то шахтерский — живут в одном городе, работают в другом. На рынках, как раньше было в сельском магазине, отпускают товар под запись. Вот они сейчас получили эти деньги и пошли отдали долги. Я молчу о дорогах, о сообщении между селами и городами.

— Вам не скучно сегодня заниматься политикой?

— Нет. Я вывел одну формулу. Я очень часто сижу в разных жюри, оцениваю. Вот у нас сейчас вся страна превратилась в жюри — мы оцениваем политиков не за их конкретные дела и поступки, а за то, как они "делают" своих оппонентов. И они себя ведут, как артисты, окружая себя пиар-менеджерами, технологами, и те придумывают ходы для шоу, которое называется — политика, а не для улучшения реальной ситуации. И я, как Станиславский: "Не верю!"

— В Донецке вы как давно были?

— Я не ездил туда с 6 июня 2014 года. Родственники там остались, друзья, скучаю по своему родному городу.

— Какие инициативы президента вы уже сегодня готовы поддержать, какие считаете необходимыми?

— Я за то, чтобы избиратели могли отозвать своего народного депутата, если считают, что он не справляется. Я считаю, что неприкосновенность не нужна депутатам, и считаю, что нужно разобраться с процедурой импичмента президенту и принимать эти законопроекты пакетом. Меня очень радует президентская инициатива о диалоге с жителями, оказавшимися за линией разграничения, для чего будет создана информационная единица (радио, ТВ, газета), которая будет заниматься сближением разъединенных людей. Мне бы очень хотелось принимать участие в работе этого проекта. Я хочу, чтобы мир был не только на словах.

— А с президентом вы часто встречаетесь?

— Нечасто. Я же понимаю, сколько у него работы, ответственности. Хотелось бы, как в старые добрые времена, посидеть, пообщаться, повеселиться. Когда он приезжал в Донецкую область для представления губернатора, у нас было время, мы немного пообщались. Но, опять же, я ему передал проблемы жителей округа, области. Он пообещал помочь. На свои темы поговорить не удалось.


Евгений Кошевой: “Когда созваниваемся с Зеленским, то плачемся ему в плечо”


— Если вы уже так погрузились в проблемы Донбасса, то могли бы стать советником президента. Согласились бы на такую роль?

— Советник — это очень удобно. Это человек практически без ответственности, это не сравнить с депутатом. Посмотрим, как судьба обернется. Пока я там, где горячо.

— Но вот представим, что сегодня вы стали советником президента, что бы вы ему посоветовали, какие бы проблемы подняли?

— Конечно же, я бы акцентировал внимание на Донбасс, где сегодня масса проблем, которые усугублены войной, полнейшим обнищанием. И, конечно же, меня волнует образ Донбасса, который сформировала предыдущая власть. Мол, донецкие — все сепаратисты, негодяи, все наживались на стране, а не кормили ее. Я ненавижу людей, которые создали такой образ Донбасса, и намерен бороться за то, чтобы Донбассу вернулось его доброе имя. Я объездил практически весь мир, везде люди знали о колоссальном значении Донбасса и с уважением относились к нашему региону. Сегодня у нас с президентом совпадают точки зрения по вопросу Донбасса, ведь мы из ментально близких регионов: Донбасс и Кривбасс — это большие интернациональные рабочие регионы. Для решения некоторых важных вопросов, в которых я не дока, естественно, понадобится точка зрения экспертов, комиссий. Я доверяю президенту в выборе стратегии по Донбассу, потому что он обладает всей полнотой информации. Учитывает международные и внутриполитические факторы, состояние экономики, военный аспект. Плюс он получает информацию по округам, которую собирает наша команда. И все это ложится в основу для принятия решений.

— Вы давно знакомы с Владимиром Зеленским. Став президентом, он сильно изменился?

— Не очень сильно. Он по-прежнему принципиальный, честный и порядочный. Стал менее веселым, конечно, но когда такой груз сваливается, это объяснимо. Он знал, куда шел, и привык оценивать ситуацию и выходить из нее с честью. Я его видел в жизненных ситуациях, которые могли нанести вред его репутации, он всегда поступал, как порядочный человек.

— Как вы думаете, он не жалеет о том, что пошел в президенты?

— Может быть, жалеет. Но поздно.

— Люди, которые появились в окружении президента, это старые или новые?

— Много, очень много новых людей. Много экспертов привлекается по разным вопросам. Так как сложно обладать достаточными знаниями во всех отраслях. 

— Если вас изберут в Верховную Раду, как быть с шоу-бизнесом? Вы уже не будете появляться на сцене?

— Закон позволяет заниматься мне "творческой деятельностью". Вопрос — будет ли у меня для этого достаточно времени?! С другой стороны, законотворчество — это тоже творчество. Так что приложить свои силы точно будет куда. А собственно, не хочу забегать вперед, надо сначала выиграть.

— Новый президент всегда шутил над властью. Теперь шутить нужно над ним и его командой...

— А почему бы и нет, если это удачная шутка. Всегда найдется, за что покритиковать. В коллективах, где я работал, часто была атмосфера здорового волчизма — чтобы человек не расслаблялся, ему шпилечки-иголочки вставляют. Но у уходящей власти против нас ничего нет, кроме того, что мы — комики. Мы ни в каких схемах не участвовали, не замарали свое имя в политических играх, у нас нет того гадкого багажа за плечами, которым они забиты под завязку. И в этом наш большой плюс.

— Вы готовы к тому, что сами станете объектом критики?

— Уже вовсю критикуют. Это не страшно. У меня девиз: "А пойди и сделай что-нибудь сам". Я был готов к волне негатива. У нас же всех, кто высовывается, готовы бить по носу. Мне уже 50 лет, и обращать внимание на диванных критиков смысла нет. Если такой умный, не пиши гадости, а пойди и сделай или хотя бы попробуй. Эта критика не ранит, мне не 14 лет, чтобы я реагировал на личностные комментарии.

— Как родные отнеслись к вашему решению идти в Раду?

— Поддерживают. Никто не отговаривал. Более того, у меня сейчас возрождение и физическое, и моральное, мне в кайф заниматься новым, полезным делом. У нас же возраст молодежи продлили до 44 лет. Я без шести лет молодой человек.

— В Украине очень много запретов, в том числе на въезд артистов в нашу страну? Вы его поддерживаете?

— Старая власть она постаралась, она поставила красные флажки, за которые нельзя выходить. Я не понимаю, почему пограничники запрещают въезд в страну иностранным гражданам за то, что их данные размещены на частном сайте "Миротворец", куда внесли также жену президента. Со всем этим надо еще серьезно разбираться. Мне не нравится, что делает Институт нацпамяти во главе с Вятровичем. Очень много необдуманных или основанных на частных мнениях решений. И его дальнейшее существование под большим вопросом, но это будет решаться коллегиально. Надеюсь, что в каждом вопросе победит здравый смысл.

— Наибольшее зло в нашей стране, на ваш взгляд, это что?

— Не буду оригинален в ответе, но это коррупция. Чиновники придумывают схемы, как бы украсть побольше. Одни привыкли брать, другие привыкли давать. Чиновники нас заставляют искать какие-то обходные пути, чтобы на этом заработать.

Все изменения, даже самые глобальные, начинаются с малого. Есть такой принцип — идти от частного к общему. И если все так мечтают об изменениях в стране, может быть, начать надо с себя?! Надо перестать давать взятки, даже на уровне дорожной полиции. Прекратить бросать мусор на улице. Не хамить в транспорте. Именно так, постепенно, шаг за шагом мы и получим новое общество и новую страну.

Загрузка...
Loading...