Жан Беленюк: "Мне уже предлагают сниматься в кино"

В фокусе

Жан Беленюк: "Мне уже предлагают сниматься в кино" - фото
Жан Беленюк

В минувшую субботу Жан Беленюк одержал на чемпионате Европы-2019 в Бухаресте первую значимую победу после олимпийского цикла-2016, в который уместились звание чемпиона мира, два титула чемпиона Европы и серебряная награда самих Игр-2016 в бразильском Рио-де-Жанейро. Собственно, громкое возвращение Беленюка в большой спорт состоялось еще осенью, на ЧМ-2018, когда в Будапеште он завоевал серебряную медаль. И вот — долгожданная победа. 

— Жан, прежде всего расскажите про общие впечатления от выступления на чемпионате Европы. Качеством своей борьбы довольны?

— В принципе, всем доволен и, самое важное, на мой взгляд, есть потенциал, который нужно раскрывать, есть куда расти. Впереди, даже в этом году, есть куда более серьезные старты, на которых этот потенциал, если правильно его развивать, обязательно пригодится. Нужно поднимать планку собственного уровня мастерства.

— Соперники чем-то удивили? Они часто меняются на крупных борцовских турнирах или в основном знакомые все лица?

— Нет, за исключением некоторых, скажем так, "темных лошадок", это все были давно знакомые лица. Мы регулярно встречаемся на всех основных крупных соревнованиях, и каких-то глобальных новых лиц замечено не было. Обычно после Олимпиады происходит смена поколений, многие заканчивают карьеру, тогда в основном все меняются.

С другой стороны, удивил мой соперник по финалу борец из Азербайджана, с которым я провел очень тяжелую схватку, — Ислам Аббасов. Он прошел сильную сетку, и прошел достаточно уверенно, выиграв все бои и, по сути, не оставив никому шанса. Уже одним этим удивил. Мы с ним в прошлом раза четыре или пять боролись, я все схватки выиграл. И сейчас схлестнулись в борьбе за золото — мне удалось обыграть его. Он хорош в функциональной подготовке, но для того чтобы завоевать медаль наивысшего достоинства, этого оказалось недостаточно.

— Схватка с ним была самой сложной на нынешнем ЧЕ?

— Я думаю, да. Во-первых, это психологически сложная схватка, потому что это финал. Во-вторых, мне было особенно сложно из-за нового регламента соревнований. У нас все предварительные схватки проходят в один день, а финал — уже на следующий день. У меня так устроен организм, что мне нужна первая схватка, чтобы "вкатиться" в соревновательный ритм, войти в свой рабочий режим. После первой схватки я уже готов бороться дальше, все нормально. Но вот самая первая схватка всегда проходит тяжело. Плюс есть такой момент, что иногда у борцов "всплывают" старые травмы. Пока ты борешься на протяжении дня, ты это не замечаешь. А когда уже переоделся, остыл и приехал в гостиницу — сразу все выплывает наружу. И во второй день неимоверно тяжело бороться в финале.

К тому же думать о схватке на протяжении целых суток психологически крайне тяжело. Ты прокручиваешь в голове какие-то моменты: как удобнее и получше, а самое главное — неожиданно, "захватить" соперника, провести против него какой-нибудь прием. Это постоянное ожидание, оно выматывает нервы и истощает тебя психологически. 

— Чемпионат Европы можно назвать тем турниром, где в этом году борцы выкладывают все свои козыри и борются "по полной" или, например, берегут силы и коронные приемы на чемпионат мира либо Европейские игры?

— Нет, на любом соревновании, куда приезжает спортсмен, он ставит перед собой самые амбициозные цели. Если мы уже приехали, то нужно бороться. Те, кто не хотят, например, выступать на чемпионате Европы, по каким-либо причинам, они просто пропускают турнир. Нет смысла готовиться к турниру, чтобы потом выступать на нем в полсилы…

С другой стороны, что же касается конкуренции на чемпионате Европы, то если мы посмотрим результаты соревнований по греко-римской борьбе в последние несколько лет, в частности, в больших весовых категориях, — практически все сильнейшие атлеты мира выступают в Европе. И чемпионат Европы здесь практически сопоставим по уровню результатов с чемпионатом мира или Олимпийскими играми. Например, в моей категории есть еще один неплохой борец, иранец, которого ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. Но в подавляющем большинстве это только представители Европы.

Разумеется, в этом сезоне чемпионат мира стоит особняком, так как на нем будут разыгрываться по шесть лицензий в каждой весовой категории на Олимпийские игры. И сейчас все к этому готовятся.

— В таком случае за сезон спортсмену нужно преодолеть несколько пиков формы — два-три. Как это возможно и можно ли этого достигнуть в нормальном рабочем режиме, не прилагая сверхусилий?

— Я думаю, можно. Пик формы идет по синусоиде, и в течение полугода дважды достигнуть наивысшего уровня вполне возможно. Единственное, что вы могли заметить, если внимательно следили за чемпионатом Европы, — сейчас я не нахожусь на своем пике. Я на чемпионате Европы чувствовал и усталость некую после схваток, и активность, может быть, не самую максимальную свою показывал. Не знаю, с чем это связывать. Либо я просто старею (смеется), либо это больше связано с тем, что я еще не вышел на свой пик. И я не могу сказать, что к этому чемпионату мы подходили с какой-то запредельной подготовкой. Все было, скажем так, в режиме средней активности. Но, слава Богу, это позволило показать максимальный результат.  

Жан Беленюк:

— Как был организован турнир в Бухаресте? Все ли понравилось?

— Все было организовано на достаточно высоком уровне. Зал, где проходили соревнования, был вблизи центра города. Гостиница — четыре звезды — также довольно приличная. Питание было хорошим. Румыния — одна из ведущих стран в борьбе и на мировом, и на европейском уровне. И в плане организации соревнований тут опасаться чего-то было бы глупо. Они отлично подготовились и отлично справились с турниром.

Что касается наших болельщиков, то они тоже очень помогли. Благодаря географической близости, например, борцы из Одессы садились в машины и приезжали в Бухарест поболеть за нас, скандировали кричалки. Все это сильно мотивировало и не могло не радовать — настраивало на правильный лад. 


Британский боксер-танцор бросил вызов Ломаченко


— Жан, после Олимпиады-2016 вы на некоторое время ушли в тень и только на ЧМ-2018 в Будапеште "выстрелили"… Что стало причиной непопадания в национальную сборную — психологические проблемы, желание перезагрузиться или в Украине очень высокий уровень внутренней конкуренции?

— Нет, на самом деле взыграло большое желание отдохнуть, сделать небольшой перерыв после тех запредельных нагрузок, которые пришлось перенести во время подготовки к Рио-2016. Поэтому я изначально не планировал выступать на чемпионате Европы, который прошел весной 2017 года. Плюс к этому, я боролся на киевском турнире, но делал это исключительно из уважения к своей родной публике, тем людям, которые не имеют возможности часто видеть мои схватки вживую, но очень за меня переживают у телевизора во время различных крупных турниров. Разумеется, я хотел им отдать дань уважения. И там я уступил своему конкуренту Александру Шишману, это случилось в первой же схватке, в 1/8 финала. Схватка завершилась с ничейным счетом, но именно в том сезоне действовали временные правила, просуществовавшие всего год, когда спортсменов не ставили в партер. А в обычной схватке соперник оказался более активным, и ему присудили победу. Мой конек — как раз борьба в партере. Ну и, соответственно, я проиграл эти соревнования. Теоретически, я еще мог ехать на отбор к чемпионату Европы, но я проиграл и посчитал, что мне не стоит там появляться. Пусть едут другие ребята, более достойные на данный момент, и между собой разыгрывают путевку на европейское первенство.

После этого я продолжал тренироваться, но, честно говоря, все это было на достаточно низких оборотах. А потом был чемпионат мира-2017, я уже серьезно готовился к отбору, но вновь проиграл, с тем же самым счетом, Александру Шишману. Таким образом, он во второй раз доказал, что лучше меня и более достоин получить право участвовать в чемпионате мира.  

Уже после 2017 года вернулись правила по постановке соперников в партер, я уже стал меньше распыляться, более целенаправленно тренировался, и все вернулось на круги своя…

— Как чемпион мира и Европы и вице-чемпион Олимпиады чувствуете к себе повышенное внимание соперников? Стали ли в последние годы к вам как-то по-особенному относится на ковре?

— Когда ты титулованный спортсмен, на тебя всегда настраиваются, как на последний бой. Ведь каждый спортсмен приезжает на любое соревнований с одной целью — чтобы победить. С этим сталкивается абсолютно любой титулованный спортсмен в любом виде спорта и на различных соревнованиях. Поэтому это нормально. И, как я уже говорил, той же Даше Белодед (чемпионка мира по дзюдо. — Ред.), которая на протяжении более чем года вообще не проигрывала, а на последних соревнованиях уступила, гораздо проще взойти на вершину, чем удержаться на ней. Потому что, когда ты уже на вершине, очень много людей хотят получить свой кусочек славы, обязательно попытаться превзойти тебя и сбросить с вершины. Получается, что все настраиваются против тебя одного. То есть, ты выходишь и видишь, что все готовы сделать все что угодно, лишь бы тебя победить. Поэтому это нормальная вещь, к этому нужно быть готовым, воспринимать это адекватно, и только пройдя через все это, таким образом ты подтверждаешь свое чемпионство. Потому что в любом другом случае ты просто затеряешься и не найдешь своего места в этом чемпионском мире.

— Жан, ведете ли какой-то учет соперников? Есть ли тетрадка, в которой выписаны характеристики на основных соперников в мире и Европе? Или корректировка тактики происходит прямо во время турнира?

— Нет, конечно, все просматривается и записывается, все соперники на карандаше… Самое обидное, когда тот или иной прием тебе проводит определенный спортсмен, все об этом знают, что этот человек любит и постоянно проводит этот прием, а для тебя это стало полной неожиданностью. Ведь это может стать роковой ошибкой в контексте определенной схватки. Поэтому, разумеется, все смотрим, все записываем. Слава Богу, сейчас есть и YouTube. 

— Сколько часов в день профессиональный борец проводит на ковре и в тренажерном зале? Имеется в виду внесоревновательный период, время подготовки к турниру.

— В среднем два часа в день я провожу на ковре, два часа в "тренажерке" и еще час делаю зарядку или бегаю. Суммарно около пяти часов получается.

Жан Беленюк:

— А сколько дней в неделю вы отдыхаете?

— Однозначно воскресенье — выходной. А в среду и субботу — полуразгрузочный день. Это, как правило, одна тренировка, плюс легкая пробежка вечером или можно сходить поплавать в бассейн или попариться в бане.

— После чемпионата Европы наверняка получили какое-то время отдыха… Как любите проводить свободное время?

— Я люблю отдыхать пассивно. Но не всегда получается. Мне приходится решать очень много вопросов касательно своей карьеры. Например, сегодня был ряд встреч — уже и в кино предлагают сняться, и постоянно ведутся переговоры со спонсорами. Приходится отдыхать в процессе смены деятельности. Но для меня это и есть отдых. А если отдых — поваляться в постели, то больше одного дня — это не для меня.

— Кстати, руководство WWFC, занимающееся проведением в Украине турниров по смешанным боевым искусствам — бои без правил, говорило о том, что активно ведет переговоры с вами об участии в турнирах. Вам поступали конкретные предложения от руководителей организации Дениса Перча или Владимира Тесли?

— Денис мне предлагает попробовать этим заняться, но, в любом случае, все эти попытки мы условились предпринять уже после Олимпийских игр в Токио-2020. Поэтому сейчас это вообще неактуально, а после Олимпиады я уже буду над этим думать. Главное, чтобы это все органично вписалось в мою жизнь. Потому что пока не могу себя назвать каким-то мастером смешаннымх единоборств или бойцом. У борцов совершенно другая философия. А если бойцы выходят в октагон, то у них хорошая база, хорошая физическая подготовка, но пока я себя не ассоциирую с бойцом. Как и обещал, буду думать об этом после Олимпийских игр.  

— Раньше вы признавались в особой любви к фастфуду, но говорили, что ходите в Маконалдс только по очень большим праздникам, после значимой победы…

— Да, и не отказываюсь и сейчас. Конечно, нужно соблюдать режим и диету, но иногда можно позволить себе сходить в Мак, съесть что-нибудь вкусненькое. Люблю также борщ поесть, какие-то калорийные блюда, могу, что называется, без зазрения совести наесться от пуза.

— Возвращаясь к пассивному отдыху: есть какие-то любимые телепередачи, фильмы, музыка…

— В нашу эпоху интернета телевизор уже и не очень актуален. В Сети можно найти все что угодно. Хотя из телепередач, не скрою, мне нравится "Час истины". Это очень интересные передачи на тему истории, по определенным эпохам. Слушаю музыку, занимаюсь собакой. Но, понятное дело, много времени на то, чтобы сидеть дома, у меня просто нет.

Жан Беленюк:

— Собака у вас какой породы?

— Тайская хохлатая.

— Во время нашего предыдущего общения после Европейских игр-2015 в Баку вы мне сказали, что очень хотите побывать на родине отца, в Руанде. Удалось ли осуществить эту мечту или все еще планируете?

— Да, я был в Руанде в 2017 году, после того как не сумел отобраться на чемпионат Европы. Решил, что наступило время познакомиться с предками, и полетел в страну на две недели. Исколесил всю Руанду, благо она не такая большая, по площади — меньше Киевской области. Объездил ее вдоль и поперек, пообщался со всеми своими родственниками, которые там находятся. Очень хотел познакомиться с бабушкой, со всеми, кто там живой… Наконец-то мне удалось осуществить свою мечту. Понял, что я украинец и был очень рад возвращению домой.

— Через год с небольшим предстоит главный старт четырехлетия — Олимпиада в Токио. Высшая награда Олимпиады — золото — остается единственной непокоренной для вас… 

— Да. И это, безусловно, придает стимул. Все, что я сейчас делаю, подчинено одной цели — завоевать золото в Токио. Ведь это единственная медаль в карьере, которой мне недостает для полного счастья. Остальные крупные турниры я уже выигрывал. Естественно, я мечтаю завоевать золото на Играх в Токио.

Загрузка...