Артем Далакян: "Выиграю у тайца за счет скорости"

В фокусе

Артем Далакян: "Выиграю у тайца за счет скорости" - фото
Артем Далакян

15 июня в столичном КВЦ "Парковый" состоится бой за титул чемпиона мира в наилегчайшем весе (до 50,8 кг) по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA), в котором Артем Далакян будет отстаивать свой пояс в поединке с Саравутом Таворнхамом из Таиланда. Накануне боя "Вести" встретились с украинским чемпионом на олимпийской базе в Конча-Заспе, где он вдали от городской суеты готовится к схватке.

Беседа состоялась в день финала Лиги чемпионов. И за несколько часов до начала игры Далакяну показалось, что "Тоттенхэм" обязательно обыграет "Ливерпуль". Хотя, как известно, матч выиграл именно "Ливерпуль".         

— Как проходит подготовка к предстоящему бою? Внесли ли какие-то изменения в тренировки с учетом этого соперника?

— Все идет хорошо, по плану. Мы сейчас заехали на олимпийскую базу в Конча-Заспу, как раз пошел второй этап сборов. Первый был две недели в горах, в районе Ивано-Франковска, сейчас вот приехали сюда, на третьей неделе — спарринг-сессии. Слава Богу, без травм.

— Охарактеризуйте своего соперника: его особенности, сильные или слабые стороны.

— Я надеюсь, что выиграю за счет скорости. Его сильные стороны: стойка левши и он тоже считается быстрым боксером. Но тем не менее, думаю, что я быстрее, надеюсь, что и жестче. Кроме того, у меня побольше опыта — и в плане аматорского бокса, и профессионального. Хоть у него, по статистике, количество боев побольше, думаю, что спаррингов больше у меня.

— Похож ли нынешний соперник на предыдущего оппонента из Таиланда Сиричая Тайена, с которым вы проводили бой год назад?

— Нет, они абсолютно разные. Если Тайен правша, плюс он больше "ломал" соперника, то этот более "игровик", плюс левша, он тянет на себя и контратакует. Несмотря на одну национальность, видение бокса и поведение на ринге у них кардинально отличаются.

— 15 июня пройдет ровно шесть месяцев с момента проведения предыдущего боя — против доминиканца Грегорио Леброна. Полгода для отдыха, восстановления и подготовки — это нормально?

— Полгода — абсолютно нормальный срок. Конечно, можно было бы чуть меньше — четыре-пять месяцев, но восстановление должно проходить в спокойном ритме. Форсировать ни в коем случае не надо. А драться раз в три месяца вообще рискованно. Появляется больше шансов получить травму, ведь режим предельно насыщенный, и организм может не справиться.

— То есть сейчас, став чемпионом мира, вы уже наглядно прочувствовали разницу между обычным рейтинговым и титульным боем?

— Да, конечно. Разница между рейтинговыми и титульными боями огромная. Рейтинговые бои, во-первых, длятся максимум 8 раундов. А на титульных ты готовишься на 12 раундов, а функционально ты вообще готов на 15 или чуть ли не на 20 раундов.  

Артем Далакян:


Жан Беленюк: "Мне уже предлагают сниматься в кино"


— Вы все свои бои, кроме первого поединка за титул чемпиона мира WBA, проводили в Украине, а тот бой — в США. В чем главное отличие, с точки зрения спортсмена, в проведении и организации боев за океаном?

 — Во-первых, отмечу: в Украине я провожу бои, потому что состою на контракте у Union Boxing Promotion, компании Юрия Рубана. Да, я завоевал титул WBA в США, а отстаивал свой пояс уже в Украине. И вот сейчас буду это вновь делать дома. Вторым украинцем, который отстаивал свой титул чемпиона WBA дома, в Донецке, был Вячеслав Сенченко. Кстати, и этот бой в апреле 2012 года состоялся на "Донбасс Арене" также благодаря Union Boxing Promotion.

Что касается боев в США, то мы поехали в Америку, чтобы доказать всем и, наверное, в первую очередь себе, что я не чисто домашний боксер. Я могу выезжать в другие страны, могу там побеждать, как говорится, на "чужой стороне" — выигрывать пояса и забирать их с собой в Украину. Сейчас же просто нет предложений у моей компании от иностранных партнеров на организацию титульного боя.

— А чисто гипотетически — хотели бы вы драться в Америке чаще? Все-таки США считаются Меккой мирового бокса.

— Смотрите, в Украине свои плюсы: ты дома, ты на своей территории. В Америке были свои плюсы в том, как вы правильно заметили, что ты приезжаешь в столицу мирового бокса. Можно показать хороший классный бой, как в моем случае, выиграть титул. И люди на тебя уже по-другому смотрят, в мире твоя репутация растет.

С другой стороны, Америка — не панацея. Все знают, что я чемпион мира, все знают, с какой компанией я связан. Если будет интересное предложение провести бой в Германии, или в Великобритании, или в США, я с удовольствием поеду.

— Вы больше предпочитаете скоротечные бои с нокаутом в ранних раундах или размеренный тактический бой?

— Я стараюсь не затягивать бой. Понятно, что первый-второй раунд всегда уходит на то, чтобы присмотреться к сопернику, "пощупать его". Ведь сначала мы знакомимся заочно, посредством просмотра видеобоев оппонента, изучаем его, но, встретившись уже очно, лицом к лицу, на ринге нужно все-таки сначала понять, кто стоит перед тобой. С третьего раунда уже более-менее начинается работа. И соперник меня уже знает, и я его хорошо чувствую. Я стараюсь в данный момент, если попадаю, сразу добить его. Я не буду оттягивать на потом, специально стараться провести все 12 раундов… Зачем? Зачем его мучить и себя мучить…

— Вы выиграли все 18 боев в профессиональной карьере, 13 из них — нокаутом. Есть ли соперники в наилегчайшей весовой категории, которых объективно признаете равными или даже более сильными?

— Сильные и равные мне — каждый чемпион в моей весовой категории. Их четыре: я (по версии WBA), британец Чарли Эдвардс (WBC), южноафриканец Морути Мталане (IBF) и японец Косэй Танака (WBO). Я думаю, мы все примерно равны.

А там уже, кто как подойдет к бою — в моральном плане, физическом, это предугадать всегда очень трудно. Но всегда тот, у кого есть это преимущество, и побеждает.

— Речь об объединении титулов сейчас идет?

— Идет… Она идет постоянно, с того момента, как я защитил титул чемпиона мира. Так получилось, что когда я готовился к своим предыдущим боям, ко мне в тренировочный лагерь приезжали два спарринг-партнера, ныне действующие чемпионы мира — англичанин и южноафриканец. Они меня прекрасно знают, я их знаю, моя команда, которая их приглашала, — отлично знает. И как только я провел обязательную защиту титула чемпиона мира, Юрий Рубан моментально отправил предложения об объединительном бое за титул чемпиона мира. Они конкретно ничего не отвечают — не противятся, но и не соглашаются. Они говорят, что мы еще не готовы, наше время еще не пришло. Я, со своей стороны, уже готов. Сейчас остается ждать.

— То есть можно сказать, что они вас побаиваются…

— Кто его знает… Может, побаиваются. Может, тянут время, чтобы подольше побыть в статусе чемпиона мира. Понимаете, ведь это очень большой риск. С одной стороны, объединительный бой — возможность стать чемпионом мира сразу по двум версиям, с другой — риск потерять статус чемпиона вообще.

Артем Далакян:

— Артем, вы начали заниматься боксом в 13 лет. До этого занимались борьбой и тхэквондо. Почему именно бокс?

— Чисто случайно получилось. Друг у меня ходил на бокс, а у меня было достаточно много свободного времени. И он просто предложил: поехали со мной на бокс. Ну я и согласился. Потом втянулся, понравилось. Конечно, очень большая заслуга в этом моего первого тренера. Он не проводил тренировок в классическом понимании этого слова. Мол, если это бокс, то встал в стойку и боксируй, отрабатывай удары, технику… Нет, подход был разносторонний, чтобы прежде всего увлечь детей. Мы играли в футбол, регби, боролись… И только где-то спустя полгода мы стали сливаться именно в боксерские тренировки. И оно потихоньку-потихоньку затянуло. Я понял, что это мой вид спорта, это мне интересно, и начал отдаваться ему на все сто процентов. 

— В новом виде спорта навыки борца или тхэквондиста пригодились?

— Вначале — да. Когда ты еще не сформированный сильный боксер, только начинаешь набирать опыт, то это очень помогало. Растяжка, пластика — это элементы тхэквондо, борцовские элементы также пригодились. Вообще, если ребенок, например, занимается гимнастикой и вы видите, что это не его вид спорта, смело можно вести на бокс. Навыки гимнастики потом очень пригодятся.

— Кстати, сейчас другими видами спорта интересуетесь? Хотя бы как болельщик…

— Да, конечно, смотрю борьбу, спортивную гимнастику, болею за наших Олега Верняева и Игоря Радивилова. В любом виде спорта я слежу за соревнованиям в целом и за ведущими спортсменами в частности.  

— Футбол?

— Футбол тоже, но больше люблю играть. Если смотреть, то меня на два часа редко хватает. Обычно посмотрю первый тайм и куда-нибудь уезжаю по делам. Потом могу уже узнать, как там сыграли.

— "Ливерпуль" или "Тоттенхэм" (беседа состоялась в субботу, 1 июня, в день финала Лиги чемпионов. — Ред.)?

— (Улыбается.) "Тоттенхэм".

— Будете болеть за них или просто думаете, что выиграют?

— Просто думаю, что выиграют. Предчувствие у меня такое.

— До 2014 года вы определенное время жили в Донецке и проводили там все свои бои…

— В Донецке я появился, когда учился еще в школе, в десятом классе. Меня пригласили выступать за "Спортивный клуб Елисеева". И я там жил, тренировался, участвовал в турнирах, проводил бои. А переехал я туда из Днепра, где жили мои родители. Соответственно, когда начала развиваться вся эта ситуация, я просто уехал домой — назад, в Днепр. То есть она меня практически не задела.  

— Кстати, у вас в биографии есть еще один горячий конфликт — Карабах. Вы переехали из Баку в возрасте четырех лет. Какие-то воспоминания остались о том периоде жизни?

— Нет, таких воспоминаний не осталось. Мы с родителями и братом переехали в Армению, чуть пожили там, где-то год, а потом переехали в Запорожскую область. Там я ходил в детский садик около полутора лет, а в 1999 году мы уже перебрались в Днепр.

— И каких-то воспоминаний вроде притеснения азербайджанскими детьми армян не сохранилось?

— Нет, такого точно не было. Общаюсь со всеми. И вообще, я считаю этот конфликт искусственным. Да, сейчас в Баку не может заехать игрок лондонского "Арсенала" Генрих Мхитарян на финальный матч Лиги Европы, но это уже слишком... Я, например, тоже не поехал в Баку на чемпионат мира среди военнослужащих. Мне сказали, что ты можешь поехать, но тебя оттуда депортируют. А с другой стороны, люди в третьих странах общаются между собой абсолютно нормально. Мы общаемся и с азербайджанцами, и с людьми других национальностей. Дружим, все нормально у нас.  

— Вернемся к Донецку. Условия тренировок там наверняка соответствовали уровню будущего чемпиона мира?

— Конечно, у нас там был свой зал, в нем было все необходимое именно для боксеров. Я тогда только перешел в профессионалы и впервые попал в зал, где есть действительно все.

— У вас остались там друзья? Поддерживаете связи с Донецком сейчас?

— Очень многие выехали, с кем я общался.

Артем Далакян:

— Какие здесь условия для тренировок по сравнению с тем же Донецком?

— Как и в Донецке, в Киеве у нас отличные условия. Мы выбрали зал в Конча-Заспе и нас все устраивает.

— А в бытовом плане?

— Тяжело было привыкнуть к обстановке. Я полтора года не мог осознать, что этот период прошел и надо перевернуть листок календаря, двигаться дальше. Все-таки я с десятого класса жил в Донецке. И, соответственно, подростковый возраст, все друзья, основные воспоминания — все там. Но сейчас я в Киеве. Очень помог в самом начале Юрий Рубан, который подарил квартиру после защиты чемпионского титула. Сейчас делаю ремонт, все хорошо, семья здесь.

— У родителей в Днепре часто бываете?    

— Да, стараюсь почаще ездить. Особенно, когда нет подготовки к боям, тогда могу раз или два в месяц на неделю выехать. Или они к нам приезжают.


Дмитрий Пидручный: "После завершения карьеры хочу тренировать Нацгвардию"


О личном

— Чем любите заниматься в свободное время? Какие-то особенные увлечения есть?

— Трое детей у меня — девочки: они неспокойные, очень энергичные. С ними постоянно гуляю, провожу все свободное время. Только им сейчас посвящаю любую свободную минуту.

— У вас в Киеве хороший район? Парки, зелень поблизости есть?

— Да, есть. Я живу на левом берегу, Русановка рядом. Есть где гулять.

— Любимая еда…

— Шашлык. Мясо вообще, в любом виде. Без мяса не могу жить. Рыба — это не мое.

— Пикники часто устраиваете?

— Да, в Днепре часто устраивали. Практически каждую неделю. У моих родителей там частный дом, так что все было налажено, и эта традиция почти никогда не прерывалась.

— А в Киеве?

— Здесь сложнее. Только закончился ремонт, только въехали, только потеплело. Сейчас как раз готовлюсь к бою, времени просто нет на шашлыки. Но как только будет свободное время, после боя 15 июня, так сразу поедем на пикник.

— Как папа считает, девочки должны заниматься боксом? Или другими видами спорта?

— Нет, женский бокс — нет. Они у меня ходят на художественную гимнастику. Старшей дочке девять лет, она неплохо выступает, есть данные. Но опять же, я не буду ее заставлять. Если желание есть — пусть занимается. К средней, ей шесть лет, с моей стороны такое же отношение: если хочет — пусть занимается. Но она уже хочет в бассейн, ее больше прельщает плавание. Думаю, в сентябре пойдем запишемся в бассейн.

— У вас три дочки — девять лет, шесть и…

— …и три. Думаю не останавливаться, будем рисковать еще один раз. Очень хочу мальчика.

Загрузка...