Меж двух огней: чем грозит Украине торговая война Трампа с Китаем

Меж двух огней: чем грозит Украине торговая война Трампа с Китаем Дональд Трамп. Фото: BBC

Первое, что сделала новая американская администрация, — взялась разогреть ценовой демпинг американской нефти на мировом рынке и начала переходить к политике "двух Китаев".

Из-за столь резкого поворота Вашингтона зависимая от китайского экспорта Украина будет вынуждена либо начать лавировать между Поднебесной и США, либо отмежеваться от китайского курса Дональда Трампа, пишет UBR.ua.

Суть этого курса проста: американцы грозятся дипломатически признать Тайвань, если Пекин не проведет ревальвацию юаня и не прекратит военную экспансию на островах Спратли, которая беспокоит государства АСЕАН. Пока что продуктивный диалог по этим вопросам весьма сомнителен.

Но неожиданно новый поворот в американской внешней политике может сослужить плохую службу нашей стране. Поддержка позиции США грозит нам ссорой с Китаем. Последний не поддерживает мировых санкций против РФ, и достаточно вяло поддерживает Киев по проблеме оккупированных территорий. Но зато активно покупает у нас зерно и обещает расширить список экспортных товаров.

С другой стороны, открыто стать на сторону КНР для нас тоже не вариант, ведь от Штатов Украина зависит еще больше. Проще говоря, "лавирование" может принести киевским политикам катастрофические последствия как на китайском, так и на американском направлениях.

Куда заведет новый китайский курс

Ранее, когда администрация Барака Обамы вела более мягкую политику в отношении Тайваня и де-факто склонялась считать его особым регионом КНР, у Украины не было необходимости что-то менять в своей дальневосточной внешней торговле и политике. Позиции мощных тайваньских электронных и военно-промышленных корпораций были в Украине минимальны. Взамен мизерного содействия их проникновению на украинские рынки, Киев получал от Пекина кредиты, мог развивать аграрный экспорт и даже экспорт вооружений на китайский рынок — особенно тех видов украинской морской и авиационной техники, которые помогают реализовать амбиции Пекина в Арктике.

Сейчас, когда Украине предстоит выбирать между поддержкой курса Трампа и нынешней пекинской позицией в тайваньском вопросе, дальнейший отказ нашей страны от развития отношений с Тайванем может принести украинской власти дополнительные тактические шансы.

Рискнув отмежеваться от нового китайского курса США, Украина сможет получить от Пекина дополнительные дивиденды. В частности, взять еще больше выгодных кредитов, добиться новых перспектив сотрудничества в аграрном экспорте и продвинутся к украино-китайской кооперации в атомной энергетике, первые шаги к которой наметились в 2016 году.

Возможно, КНР даже начнет строить в Украине индустриальные парки, как в Белоруссии. Более того, когда Китай в прошлом году взялся расширять старую АЭС в Румынии и строить еще одну новую, никто официально не заявлял, что аналогичные китайские инициативы не распространятся на Украину, которая ищет средства, чтобы обновить реакторный парк. Но это все — лишь краткий тактический расчет дивидендов, которые Украина сможет получить, открыто подержав КНР.

Стратегические дивиденды Киева от лавирования в тайванском вопросе выглядят гораздо хуже, чем тактические. Отношения украинских политиков с новой американской администрацией и без того нельзя назвать простыми. Большинство политиков США, например, не спешит предоставлять Украине право масштабного импорта боевых вооружений, потому что явно намерено разыгрывать противостояние между РФ и Украиной "долго и со вкусом".

Киев, в свою очередь, не спешит радовать партнеров итогами фронтальной борьбы с коррупцией, которая, якобы, грозит "расшатать лодку" нашей внутренней политики. Отказ Украины следовать новому курсу США в тайваньском вопросе грозит еще больше накалить обстановку. Между Киевом и Вашингтоном возникнут новые зерна недоверия. В итоге наша страна может и не получить критически нужной трансатлантической внешнеполитической поддержки, которую всецело координируют Штаты. Трудно представить, чего Киеву придется добиваться от КНР, чтобы компенсировать такой ущерб. 

Какие же окончательные ставки Вашингтона в новой китайской игре? Пока что новый курс китайской политики США развивается очень динамично — вслед за требованиями к Пекину укрепить юань и умерить военные амбиции, Трамп в первый же день своего правления денонсировал указ Барака Обамы о парафировании договора о Тихоокеанском Торговом Партнерстве, ТТП.

Ранее блок создавался для совместного торгового противостояния КНР. Судя по всему, администрация Трампа на первом этапе нового курса решила сначала "подарить" этот многосторонний торговый блок Японии, своему самому мощному военному и экономическому союзнику в этом регионе. Взамен от Токио требуют более активно разделять с США расходы на оборону и всецело поддерживать новый американо-китайский курс.

На втором этапе, если Китай не пойдет на вышеперечисленные уступки США, Токио и Вашингтон пригласят в зону свободной торговли ТТП Индию, которая соревнуется с КНР и давно не против войти в этот блок. На третьем этапе Индия в статусе нового партнера тихоокеанской кооперации планирует поднять острую для нее проблему расширения религиозно-культурной автономии китайского Тибета. И такой поворот вполне может принести Поднебесной большие проблемы.

Нерадужные перспективы нефти

В отличии от однозначно сложного для Украины лабиринта новой китайской политики США еще одна линия нововведений в Вашингтоне обещает Киеву почти радужные перспективы. Речь идет о так называемом Энергетическом пакете инициатив правящей Республиканской партии, который взяла на вооружение администрация Трампа.

Первой инициативой новой администрации стала отмена запрета администрации Барака Обамы на строительство двух больших нефтепроводов из Канады. Их считают предвестниками "битумной революции", которая грозит стать не менее масштабной, чем "сланцевая".

Вторая инициатива — отмена запрета на расширение разработки месторождений нефти на морском шельфе. Третья — представление Конгрессу налоговой реформы нефтедобычи, предлагающей новый принцип налогообложения BTA, border tax adjusted. Он призван стимулировать импорт тяжелой нефти из Канады и наращивание американского экспорта легкой нефти сорта WTI, которая благодаря новым налогам должна подорожать приблизительно на 25% и сначала уравняться в цене с европейским эталонным сортом Brent, а затем, возможно, даже обойти его.

Высокие цены на WTI заставят американских нефтяников изымать с внутреннего рынка больше легкой дорогой нефти, наращивать ее экспорт и добывать больше сланцевой нефти взамен. Кроме того, рост налогов и стоимости легкой нефти прекратит ее использование в нефтехимии и переориентирует американские химкомбинаты на канадскую нефть битумных пород.

Грядущее выравнивание цен WTI и Brent, на первый взгляд, создает иллюзию перспективы роста цен или остановки их падения. Но это откровенный мираж — ведь товарной нефти от этого выравнивая цен на мировом рынке станет больше, а не меньше. Значит будет формироваться нисходящий ценовой тренд. 

Сразу после того как администрация Трампа приступила к новой политике наращивания экспорта нефти, страны нефтяного картеля ОПЕК договорились провести специальный саммит для выработки ответных мер и сдерживания мировых котировок от дальнейшего падения. Что решат предпринять Иран и богатые арабские страны, пока неизвестно — они считаются стороной, которая однозначно пострадала от победы Трампа на выборах.

Причем каждый член ОПЕК проиграл в разной степени в зависимости от состояния своего нефтяного бизнеса, и отношений с США. Это делает дальнейшее сокращение добычи группой ОРЕС+11 неподъемной и очень сложной задачей. Но от новой американской политики ценового демпинга выигрывает почти вся Европа. Условное исключение составляют разве что Норвегия и Дания, нефтяные запасы которых считаются дорогостоящими и требуют высоких цен: при дешевой нефти, например, датским компаниям приходится откладывать освоение шельфовых ресурсов Гренландии.

Больше всех на европейском континенте выигрывают страны Восточной Европы, Турция и Украина, которые по сравнению с Западной Европой обладают очень небольшими собственными и зарубежными нефтяными ресурсами. В отличии от "старых" членов ЕС, чьи корпорации добывают нефть по всему миру, нефтекомпании самого молодого региона Европы еще мало глобализированы и завозят собственную нефть из незначительного числа филиалов.

Эти компании пока что зависят преимущественно от одного, российского, источника импорта, и владеют сравнительно малым числом промыслов за пределами своих стран. Обострение ценовой борьбы между США, Канадой и ОПЕК на мировом рынке нефти слаживают такой недостаток. Демпинг делает из Востока Европы новый плацдарм передела нефтяных сфер влияния. На нем, с одной стороны, закрепляются компании ОПЕК, в частности, Иран и Саудовская Аравия. А с другой — этот рынок считают своим не входящие в ОПЕК страны Каспия, Казахстан и Азербайджан.

Кроме того, свою нефть на Восток Европы завозят также и западноевропейские нефтяные гиганты вроде Shell, BP, TotalFinaElf и ENI. Сейчас у этих гигантов нет ни НПЗ, ни других значительных прямых активов в восточно-европейском регионе, если не считать нескольких сравнительно небольших портфельных инвестиций или участий. Но если цены на нефть будут низкими, сработает механика рыночного вытеснения, потому что по мере реализации новой нефтяной политики США и роста конкуренции со стороны американских экспортеров, компании Западной Европы начнут терять доли на своих привычных рынках.

Они будут вынуждены наращивать экспансию на Восток европейского континента также стремительно, как сейчас это делают экспортеры Каспия и Ближнего Востока. Из государств Южной и Восточной Европы от этих процессов выиграют те рынки, на которых вовремя созреет наиболее благоприятный инвестиционный климат.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...