Как живут в Киеве люди-невидимки

Как живут в Киеве люди-невидимки Юрий Кисель работал в Керчи художником-оформителем. Фото: novosti.dn.ua

Переселенец из Крыма Юрий Кисель два года живет в подвале жилого дома в пригороде Киева и не может оформить помощь и пенсию из-за украденных документов. Говорит, что до него никому нет дела. Таких ненужных людей из числа переселенцев, вынужденных обитать в ужасных условиях, в столице десятки. Столичные чиновники говорят, что нет программы по обеспечению жильем.


"Вот у вас есть недвижимость, авто, депозит": суды массово лишают переселенцев выплат


Нет жилья и документов

Художник-оформитель из Керчи, 62-летний Юрий Кисель уже два года живет в подвале пятиэтажки на Софиевской Борщаговке, где евангельская церковь хранит гуманитарную помощь. Крымчанину выделили комнатку, в которой уместились койка, столик с электроплитой, советский холодильник и перекладина для одежды. В коридоре оборудован санузел — унитаз с умывальником.

«Это временное помещение, которым пользуется церковь. За стеной — кафе, — рассказывает Юрий Романович. — Еще в апреле поднимали вопрос, что этот подвал нужен под другие цели, поэтому я здесь в подвешенном состоянии, в любой момент могу оказаться на улице. Иногда такая депрессия одолевает. Едой и одеждой помогает церковь, потому что я прихожанин».


Почему в Киеве взорвался жилой дом и как быть людям, чьи квартиры взлетели на воздух


Он показывает папку с письмами, которые отправлял в разные инстанции. «Два года назад, в феврале, сломал ногу, две недели пролежал в больнице. Долго все заживало, из-за этого не смог оформиться на работу в центре занятости. А возраст был еще трудоспособный, поэтому субсидия не полагалась. С пенсией по возрасту тоже не сложилось — на запросы Пенсионного фонда в архивах в Керчи «не нашли» несколько моих записей, поэтому не хватает как минимум пяти лет стажа. Пока чиновники мне дают один ответ: ждать социальной пенсии, до которой еще год. Мне бы найти работу по профессии, но никто из-за возраста не берет, а на стройке трудиться уже не могу из-за тромбофлебита и диабета. А ведь я, когда выезжал на материк, верил, что за мной, опытным дизайнером, будут очереди стоять. А оказалось, что не вписываюсь в молодые коллективы», — сетует переселенец.

В Керчи Кисель прожил 38 лет, основал кооператив «Интерьер», потом — предприятие по наружной рекламе. «Когда в Крыму начался этот психоз, сразу не мог выехать из-за обязательств перед заказчиками, но и жить там дальше не смог. За то, что пытался спорить, меня называли бендерой, один раз чуть не побили. Пришлось бежать», — рассказывает «Вестям» Юрий Романович.

«На материк я приехал только с паспортом и кодом — воры еще в Керчи украли все документы. Дом, бизнес — все осталось там. Я знал, что меня никто не ждет, знакомых нет и я буду в нищете. Но думал, что за три-пять лет что-то изменится в стране. Только прибыл 18 мая — на второй день встал на учет в Киеве. Мне выделили место в хостеле на месяц, там жил с несколькими крымчанами. Потом мы поставили палатку на лето на Оболони, чтобы жить, иногда готовили и продавали плов отдыхающим. Просили у властей разрешение поставить торговую палатку, чтобы как-то зарабатывать на жизнь, но нам навстречу не пошли», — вспоминает Кисель.

В Управлении труда и соцзащиты Киево-Святошинского района «Вестям» сообщили, что на данный момент Юрий Кисель не имеет права на помощь от государства: ни на пенсию от Пенсионного фонда, ни на социальную пенсию по возрасту. В Киевской ОГА нам рассказали, что сейчас на учете в области стоят 43 тысячи переселенцев, среди которых 1969 лиц-инвалидов.

Проблемное «Джерело»

Жалуются на условия и переселенцы в пансионате «Джерело» в Пуще-Водице (Оболонский район), где проживают около 170 человек. По словам переселенки Марии из Луганска, в мае новый владелец пансионата пытался их выселить на улицу.


"Уходите отсюда, твари". Как переселенцы стали лишними людьми в Украине


«Сейчас временное затишье из-за того, что переселенцы круглые сутки — ночью мужчины, днем женщины — дежурят возле пансионата, — рассказала Мария. — Мы боремся не с владельцами, а с государством, которое дало нам регистрацию здесь. Теперь власти Киева закрывают глаза и сделали из нас людей-невидимок. Периодически нам отключают свет, был выломан электрощит, мы все чиним и забаррикадировали плитами. Газа нет уже два года, поэтому все готовят и греются от электричества. Я научилась в электрочайнике даже сосиски варить. Душ принимаем с тазиками. Стены в комнате покрыты мхом, сырость. Руководство Оболонского района нам предоставило телефоны людей в областях, куда мы можем переселиться. Но эти люди впервые слышали, что к ним можно селиться, или выкидывали таких же переселенцев, или это были разрушенные села без инфраструктуры».

В пансионате люди жалуются, что у них нет газа и отключают свет. Фото: novosti.dn.ua

По словам главы департамента соцполитики КГГА Юрия Крикунова, в Киеве просто нет программы по обеспечению переселенцев жильем. «Киев жильем переселенцев не обеспечивает. Есть общегосударственная программа, в рамках которой им предлагали поселиться в спеццентрах в Днепровской, Запорожской, Львовской и других областях. Но они, кроме Киева, нигде жить не хотят», — говорит «Вестям» Крикунов. Как сообщил нам замглавы КГГА Николай Поворозник, в Киеве зарегистрировано 170 тысяч внутренних переселенцев, из них 77,8 тысячи получают льготы, 19 тысяч получают пенсии.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...