Папу судят за Майдан, мама подарила "Лексус". Как стать борцом со взятками

Папу судят за Майдан, мама подарила "Лексус". Как стать борцом со взятками
Расследование

Бороться с коррупцией и расследовать резонансные дела в Украине рвутся люди с довольно неоднозначным прошлым. Эксперты объясняют: ресурсные должности, несмотря на заявления о прозрачных конкурсах, достаются «своим». Например, как выяснили «Вести», в новом Нацагентстве по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных преступлений, работают люди, чьи родственники связаны с офшорами, а обычные следователи Военной прокуратуры умудряются накопить десятки тысяч долларов.

Папу судят за Майдан

В четверг в редакции «Вестей», напомним, вновь были гости. Представители Нацагентства и Военной прокуратуры сообщили, что цель их визита — опись помещения, в котором находится редакция, но при этом они не предоставляли документов и вызвали сотрудников правоохранительных органов.

Виталий Опанасенко, следователь Военной прокуратуры, уже не раз светился в интернете как любитель роскошной жизни. 

Судя по фото в соцсетях, парень меняет внедорожники как перчатки. Но в его декларации владельцем паркетника Infiniti является 82-летняя Катерина Вербило. Следователь, который ранее занимал разные должности в прокуратуре Киева и ГПУ, хранит наличными $50 тыс. и 100 тыс. грн.  

Мама парня работает замгендиректора турфирмы «Яна», где гендиректором является Яна Столар — супруга бизнесмена и экс-депутата Вадима Столара. А отец Игорь Опанасенко — экс-начальник ГАИ Киева, который фигурирует в делах против Майдана. Как рассказала «Вестям» активистка «Автомайдана» Екатерина Бутко, дело против отца Виталия Опанасенко уже в суде. Милиционера обвиняют в совершении служебного подлога и незаконном препятствовании организации или проведению собраний и митингов. Опанасенко проходит по делу в связке с другими руководителями городской милиции.

Муж и офшоры

Не менее интересна история и Елены Галигузовой, сотрудницы Нацагентства. Ведь по сравнению с ее состоянием, Антон Янчук, глава ведомства, выглядит просто бедняком. В прошлом году Галигузова задекларировала 280 тыс. грн зарплаты и $97 500 налички. Тогда как глава Нацагентства — 97 тыс., только в гривнях.


"Борьба жаб и мышей". Борцы с коррупцией вместо работы начали разборки на всю Украину


До недавнего времени бизнесвумен являлась совладелицей ООО «Адди» (торгует продуктами), где вторым партнером по бизнесу стал ее отец — Федор Рябчун. Речь идет о магазинах в селе Княжичи Киевской области. Сейчас фамилия Елены исчезла из основателей «Адди», опубликованных на сайте Минюста.

Также в декларации Елена указала, что право собственности на автомобиль Infinity QX70 помимо нее принадлежит некоему Владимиру Валерьевичу Галигузову, который, как выяснили «Вести», несколько лет назад фигурировал в качестве руководителя нескольких фирм, зарегистрированных в офшорных зонах — на Виргинских Британских островах, в Ливанской Республике и Сейшельских Островах. Сейчас у Владимира в соцсетях, записи которого активно «лайкает» Елена, указано, что он работает в Midland Group — мажоритарным акционером «Запорожстали», связанной с олигархом из Днепра Эдуардом Шифриным.

Украл консервы и врезался в «Богдан»

Еще один сотрудник Нацагентства Вахтанг Бочоришвили, которому мама подарила миллион гривен, фигурирует как помощник нардепа из «Нашей Украины» Бориса Тарасюка. Также мы нашли несколько дел, где человек с таким же редким для Украины именем, фамилией и отчеством, совершил несколько правонарушений. В 2015 году некий Вахтанг Георгиевич украл в одесском магазине «Копейка» консервов на 99 грн. И в том же году в Соломенском районе Вахтанг Георгиевич стукнулся на своем «Лексусе» с «Богданом», за что был оштрафован на 340 грн. Сейчас борца с коррупцией и возвращением активов можно поздравить с новосельем: в октябре он приобрел квартиру на 110 квадратов за 2 млн 260 тыс. грн.

А согласно декларации, наличкой и на счетах у молодого реформатора есть $10 тыс., 5 тыс. евро и 45 тыс. грн. В декларации указано еще две квартиры в Киеве и автомобиль Volvo.

Конкурс скрыли

Как рассказала «Вестям» исполнительный директор Центра противодействия коррупции Дарина Каленюк, причинами того, что в антикоррупционные органы могут попасть люди с неоднозначной репутацией, являются непрозрачные конкурсы. «Во время конкурса в НАБУ, если возникало сомнение о происхождении активов, мы на камеру задавали вопрос, откуда деньги и имущество. Если кандидат не мог такой факт логично объяснить, то это было основанием его не брать на работу. Что касается других органов, то там, к сожалению, нет открытых собеседований с привлечением общественности. Потому это вопросы к руководству, которые допускают к конкурсам людей с коррупционными рисками», — пояснила Каленюк.

Отдельная тема — люстрация, которую почему-то не проходили «нужные» люди. Например, обыском в «Вестях» 14 июля заведовал департамент защиты экономики МВД. Его начальник Игорь Купранец, руководивший этой «спецоперацией», человек в органах бывалый. Он прошел весь путь в милиции, но при этом избежал люстрации, несмотря на то что не раз был обвинен в СМИ в «крышевании» бизнеса.

При старой власти, с 2011 по 2013 год, он занимал должность замначальника новосозданного департамента по борьбе с киберпреступностью и торговлей людьми МВД. Любопытно, что именно тогда в СМИ писали о «крышевании» борделей в Киеве людьми этого подразделения. Не совсем понятно, чем занимался Купранец во время Майдана. Но уже в середине марта 2014 года появилось сообщение о том, что глава МВД Арсен Аваков назначил полковника милиции Игоря Купранца на должность замначальника ГУБОП МВД — начальника Антикоррупционного бюро.


Без царя в голове. Почему в СБУ и прокуратуру берут людей с больной психикой


По словам экс-замглавы ГПУ Алексея Баганца, общество сейчас убедили в том, что конкурсный отбор должен отсеять нечистые на руку кадры. «Сейчас считается, что если был открытый конкурс, то там не будет коррупционеров. Но я не уверен, что все, кто идут в такие органы, заинтересованы в борьбе с коррупцией. Например, в НАБУ, по моей информации, подавались сразу 10 следователей ГПУ по особо важным делам, но прошел всего один, и то, я уверен, благодаря тому, что раньше он работал с руководителем НАБУ», — говорит он.

Политолог Вадим Карасев объясняет тенденцию просто: «Это прежде всего рынок государственного бюджета. У нас коррупция отличается от западной тем, что она завязана на госсредствах — это контракты, тендеры, дотации, привилегии. Кроме того, государственный статус дает иммунитет от правоохранительных органов, налоговой инспекции и проверок. Поэтому люди ищут защиту под зонтиком государства и всеми силами рвутся в эту систему на заработки», — сказал Карасев.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! Telegram, Viber, Twitter, Facebook, Instagram и YouTube
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...