Амосова: "Я хочу разрушить коррупционные схемы"

Амосова: "Я хочу разрушить коррупционные схемы" Фото: УНИАН
Интервью

Студенты Национального медицинского университета им. Богомольца второй день бунтуют, выступая против решения Центра тестирования не проводить экзамен «Крок».

Минздрав обвиняет в срыве экзамена ректора НМУ Екатерину Амосову, вовремя не подписавшую договор с Центром о предоставлении услуг. Ее даже отстранили от должности. «Вести» пообщались с Амосовой, чтобы узнать ее версию случившегося

— Екатерина Николаевна, в Минздраве в ситуации с сорванным экзаменом «Крок» обвиняют вуз, который не успел заключить вовремя договор с Центром тестирования, а без него проведение экзамена «Крок» невозможно. Какова ваша версия событий?

— К сожалению, ситуация с экзаменом весьма запутанная. Университет в течение 15 лет не платил за «Крок», потому что предыдущими ректорами был подписан очень странный и коррупциогенный договор о сотрудничестве, действующий до конца 2017 года. На его основании Центр тестирования занимал 100 кв. м в учебном корпусе КМУ без оплаты аренды и коммуналки.

Директор центра была завкафедрой в университете. Со своей стороны университет получал услуги по тестированию бесплатно. Год назад мы решили положить этому конец, подав иск в Хозяйственный суд о выселении Центра тестирования из вуза, и выиграли его. При этом суд оставил отдельной строкой наш договор о сотрудничестве. А с июня 2017 года Центр тестирования и замминистра Александр Линчевский стали давить на нас, чтобы мы расторгли договор о сотрудничестве и заключили договор об оплате.

Тогда центр провел все «Кроки», но не выдал сертификаты выпускникам, хотя это было прописано в пакете документов. Это уже лукавство: они хотят заключить договор об оплате, но не дают сертификаты выпускникам. А в публичном пространстве стали обсуждать, что Амосова срывает трудоустройство 2000 выпускников. После того как мы получили решение суда, Центр тестирования был вынужден выдать сертификаты, а мы продолжали не платить. Минздрав был в курсе всех событий. Но я четко понимала: такие вещи безнаказанными не остаются.

Тогда тендерный комитет вуза, который, подчеркиваю, независим от руководства, принял решение — закупать услуги Центра тестирования только через систему ProZorro. Мы пригласили их для участия в тендере, но они отказались, поскольку, мол, центр и так единственный на рынке, что подтверждается письмом Минздрава. На что мы сказали, что тогда по закону от них нужен пакет документов от Антимонопольного комитета, которого у них нет. Подозреваю, что таким образом уже 15 лет проходит закупка услуг тестирования в других вузах. А мы сейчас рушим эту пирамиду, схему.

— Что теперь будет со студентами?

— Ситуация со студентами, не прошедшими экзамены, печальная. Пока есть один Центр тестирования, с одним участником торгов, все будет происходить так же. Процедуры в итоге растянутся на месяцы, и стоматологи на месяцы оказались в подвешенном состоянии. В результате судьбу студентов разменяли на свои политические амбиции — на персонализированную борьбу с Амосовой. Такой прессинг создает впечатление о причастности руководства Минздрава к этой кампании.

— Но ваш вуз называют коррупционным, и эти обвинения стали громкими в последние дни, особенно после ситуации с пропавшей студенткой из Туркменистана. Кроме того, говорят, что в вузе учатся «свои»: они могут не ходить на занятия и получат диплом. А потому, мол, у нас такие медики — слабые, как профессионалы.

— Давайте по порядку. Принимать «своих» мы не можем, поскольку есть ВНО. Приемная комиссия тупо формирует базу ЕГЭБО, которая определяет сама, кто прошел. Слава Богу, есть такая система. Теперь относительно вузовской коррупции. Коррупция в образовании начинается в детскому саду и школе. Наша команда прошла большой путь, чтобы хотя бы частично снять коррупционное пятно с нашего университета. По окончании срока контракта нас покинули несколько преподавателей, которых подозревали в коррупции.

Кроме того, обнародован отчет вуза. Это 150 страниц. И в нем есть ссылки на анонимное анкетирование, которое мы проводим четыре года среди студентов. Там есть данные о вымогательстве среди студентов на отработках и практиках. В отличие от других вузов мы эти данные не прячем. 

Опрошено было 17 тысяч студентов. По некоторым кафедрам такая коррупция составляет до 20%. И эти цифры уже ниже, чем в прошлые годы. Но мы это не замалчиваем, не прячемся в кусты

Мы обсуждаем на ученых советах. И если завкафедрой видит, что на другой кафедре процент коррупции — 2%, а у него — 20%, это, поверьте, действует на психику. Но нам сложнее, чем немедицинским вузам, поскольку у нас существует система отработок пропусков занятий по любой причине. И таким образом коррупционный риск кроме экзаменов существует еще и на этих отработках. Ведь в группе всегда легче получить оценку, чем один на один с преподавателем. И всегда есть стимул «порешать вопрос». Ведь если не сдашь отработку, не допустят к экзаменам.

Вы знаете, что существует сайт profrights.org, куда студенты и преподаватели жалуются на коррупцию в вузах. Со стороны нашего вуза много жалоб. В том числе от преподавателей. Но это люди, которых оторвали от кормушки.

— А что вы скажете о ситуации с иностранными студентами? Пишут о взятках до $5 тыс. для закрытия вопроса о нарушении миграционного законодательства. А об обвинениях адвоката пропавшей студентки Мукаддас Насирлаевой Ровшанбека Розметова что скажете?

— Это очень важный вопрос, потому что он касается жизни человека. Все иностранные студенты, когда поступают в вуз, заключают контракт, в нем есть пункты, по которым студенты могут быть отчислены. Один из пунктов — нарушение миграционного законодательства.

Девочка указала, что ее родной язык — русский, то есть она понимала, что подписывает. При этом в университете на старших курсах уже учатся две ее сестры, у которых был опыт оформления по истечении трех месяцев документов. Со слов сотрудников деканата, у которых во время служебного расследования были взяты письменные объяснения, девочка приходила осенью со своими одногруппниками. И для нас всех загадка, почему она просрочила свое пребывание в Украине — виза истекла, и на тот момент, когда пришла в деканат, она месяц находилась на нелегальном положении.

Это дело тянется с октября. Тогда замдекана был в составе преступной группы из разных вузов, у которых была схема для отчисленных студентов — оформление их на фейковые подготовительные курсы, чтобы их не выслали из страны. Этот замдекана был арестован в октябре, но факт использовали против нашего вуза. А Татьяна Тимохина (ее обвиняет адвокат пропавшей студентки. — Авт.) была взята на работу недавно.

Нарушение миграционного законодательства — очень серьезная вещь. И любая уважающая себя страна этого не допускает. За все время обучения Мукаддас посольство Туркменистана к нам ни разу не обращалось по поводу ее визовых проблем. Когда она пришла 17 января в первый раз в деканат с просроченной визой, ей порекомендовали самый простой путь: выехать в Туркменистан, оформить там новую визу и вернуться. Девочка отказалась, со слов Татьяны Тимохиной, сказав, что она решит этот вопрос в Украине. Я не хочу делать какие-то допущения, потому что спекуляция, которая разворачивается вокруг трагического исчезновения Мукаддас, и так слишком велика.

— А как училась Мукаддас? Она не могла быть отчислена из-за плохой успеваемости?

— Это неправда. Она хорошо училась.

— А какие у вас лично отношения со студентами? Вы что-то преподаете в вузе?

— Знаете, я в своей жизни абсолютно не собиралась быть ректором. Я не проходила никакие административные этапы — ни замдекана, ни декан, ни проректор. Я проработала завкафедрой 20 лет, но на волне Революции достоинства получила доверие студентов. У меня в жизни не было такого тесного контакта со студентами, как в феврале 2014 года. И это дело нужно было довести до конца. Ведь студенты рисковали, в том числе своим будущим. Экс-ректор Москаленко всех стращал, говорил, что вернется и со всеми разберется. Сейчас мы со студентами партнеры: много общаемся, ко мне заходят все, кто хочет. И сегодня, достигнув 60-летнего возраста, я к каждому, кроме близких, обращаюсь на вы, к каждому студенту. Думаю, это привлекает людей.

Что в вузе

Бунт студентов в ведущем медицинском вузе страны продолжался и 21 февраля, но уже потише. Утром в ректорате на бульваре Шевченко возле проходной «Вести» встретили полтора десятка студентов-медиков. Студенты сидели на стульях и смотрели на проекторе видеоролики с участием руководства университета.

Но когда журналисты «Вестей» зашли в холл, охрана, увидев «чужака», видео выключила. «Мы продолжаем акцию, но не за ректора или против него. Мы хотим отстоять свои права, чтобы наши студенты смогли вовремя сдать экзамен. Именно для этого мы выходили пикетировать Минздрав. По вине Центра тестирования мы не смогли сдать важнейший экзамен», — сказал студент факультета стоматологии Александр.

В среду в ректорате полтора десятка студентов следили за ситуацией. Фото: Константин Гришин/ "Вести"

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...