Четыре года войны в Украине. Как живут Донецк и Луганск

Четыре года войны в Украине. Как живут Донецк и Луганск Фото: twitter.com.LifeInDonetsk
Истории

Во вторник, 13 марта, исполнилось ровно четыре года с момента, как жизнь на Донбассе перевернулась. Именно 13 марта 2014-го пролилась первая кровь, тогда боевики убили 22-летнего Дмитрия Чернявского — участника митинга за Единую Украину. Затем в восточных городах начались захваты зданий и учреждений, рекой полилась кровь, а жизнь людей превратилась в сплошной кошмар. «Вести» узнали, что сейчас происходит на неподконтрольной территории, чего ждут и на что надеются проживающие там украинцы.

«К взрывам привыкли»

До сих пор в крупных городах Донбасса еще слышны взрывы и стрельба. «Нам объясняют, что привезли много боеприпасов и их надо утилизировать. Не знаю, правда ли это», - уточняет пенсионерка Лидия Кокурина, которая живет в Донецке. Она уверяют, что и пожилые, и молодые за четыре года к такому грохоту уже привыкли и даже не обращают внимания. «Это что-то вроде поезда под окнами. Со временем его уже и не слышишь», — приводит сравнение наша собеседница.

В Донецке уверяют, что жизнь вымирает после четырех часов дня. А с вечера действует комендантский час — после 21:00 на улицу не выходят (в Луганске — после 23:00). «Мы живем в частном секторе, соседи через улицу вышли поговорить ночью. Их заметил патруль, чуть рыть окопы не отправили», — рассказала «Вестям» Ирина из Донецка.

В Луганске и других городах непризнанной ЛНР за четыре года жизнь тоже сильно изменилась. Людей на улицах почти не встретишь, а тянучки из автомобилей по Оборонной улице в центре города канули в Лету. Трамваи здесь тоже перестали ходить практически сразу после того, как город стал «столицей республики».

Александр Хуг в интервью "Вестям": "Кто-то решает продолжить насилие, пушки сами не стреляют"

Гривна на рынках

В крупных городах Донецкой и Луганской областей говорят, что валюта есть только на табло обменников. «Но если ее спросить, то там ее нет вообще. Рубли полным ходом стали ходить с 2015-го. Курс к гривне мы считаем, как два к одному. То есть, если кило свежих помидоров у нас стоит 200 рублей, то в уме я пересчитываю, что это 100 гривен. Иногда на рынке ходят гривневые купюры, но, как правило, они все подпорченные — надорванные, с надписями и печатями. Но чем ближе к блокпостам, тем больше появляется менял. Они на остановках или прямо в очередях на блокпостах», — рассказывает житель Луганской области Дмитрий.

По его словам, ввоз обычными жителями товаров с подконтрольной Киеву территории категорически запрещен: «Это действует уже несколько месяцев. Если найдут что-то украинского производства, то могут забрать вообще все, что с собой везешь. Аргументируют, что, мол, отравитесь, а нашим «дээнэровским» врачам вас потом лечи. То же самое касается новых нераспечатанных товаров. Например, знакомый вез домашний обогреватель, его забрали. Но это они так цену набивают, раньше за «одну Лесю» (так называют там 200-гривенную купюру с изображением Леси Украинки) можно было договориться, теперь две просят».

Пенсионерам — социализм

Местные пенсионеры считают, что жизнь как раз наладилась — пенсию платят, коммуналка не дорожает, а службы работают как часы. «Два месяца назад мы отказались от поездок к вам, — продолжает Кокурина, имея в виду подконтрольную территорию. — Раньше раз в месяц ездили в Славяногорск за выплатами, но сейчас сильно подорожал проезд. Автобус из Донецка стоит 300 рублей с человека, а машиной — тысячу. Плюс там нужно оплатить три дня проживания, именно столько занимает оформление выплаты в банке. Сейчас выходит, что половину пенсии приходится отдать за поездку, очень накладно. Плюс дорога может занимать до 14 часов». 

В Луганске тоже говорят, что выехать на подконтрольную территорию на автобусе стало сложнее. «Автобусы, которые приезжают в Киев через российскую территорию, то и дело «обнаруживают» и не выпускают в рейс, а предпринимателей штрафуют и даже открывают уголовные дела. Раньше всех госслужащих обязали не ездить в Украину, это сильно отрезало людей».

The New York Times: Война на Донбассе стала главным заработком окружения Порошенко

Украинский кетчуп

Впрочем, украинские продукты в непризнанных республиках все же есть. Жительница Донецка Александра говорит, что всегда в магазинах видит кетчупы и консервацию фирм «Чумак» и «Верес»: «Но в основном продукты, конечно, российские. А товары — производства Кыргызстана и Узбекистана. Например, хлопковая одежда, постельное белье, полотенца. Практически весь алкоголь — из Молдовы и Беларуси. Цены на овощи и фрукты — заоблачные: например, шампиньоны — 320 рублей, картошка, морковь, свекла — 30 рублей, а самые дешевые яблоки — 60, но в основном — по 100–110 рублей».

Цены на прилавках донецких магазинов. Фото: Донецк,Калининский рынок_twitter.com.LifeInDonetsk

Впрочем, в так называемой ЛНР уверяют, что у них продукты, напротив, подешевели. «Хлеб у нас вообще дешевый — 13 рублей (6,5 грн), яйца по 40 (около 20 грн), крупы тоже на порядок дешевле. Колбасы у нас тут свои — Луганский мясокомбинат работает, молоко и кефир у нас местные (национализированных предприятий. — Авт.). Украинских продуктов тут почти нет, так как они тут дороже, а все остальные везут из России», — рассказала нам луганчанка Елена Белик.

Пенсионерка Лидия Кокурина из Донецка говорит, что за последний месяц умудрилась несколько раз отравиться. «Покупаешь вермишель, а она с жуками или личинками. Причем пишут, что она итальянская, но производитель — Ростовская область. Что касается цен, то пять яиц, 100 грамм куриного филе, бутылка молока и полбуханки хлеба у нас стоит 1,5 тыс. рублей. Лекарства в аптеках дороже в среднем в два-три раза, чем в Киеве. Но самый обычный анальгин здесь бывает нечасто, поэтому везут знакомые. В поликлиниках врачи есть, но все принимают платно. Нет никаких льгот на проезд, стоимость талончика на автобус и троллейбус — 10 рублей. Зато мусор вывозят постоянно, дороги чистые, а воду и свет не отключают», — рассказывает пенсионерка.

За 200 рублей — фото смс

Из-за проблем со связью находчивые жители Донецка придумали новый бизнес. «За 400 рублей на легковушках могут подвезти до мест, где она ловит — практически все это за городом. Мы там общаемся, а потом нас отвозят обратно. Но есть и другой способ: можно дать свой телефон такому «связисту». Он сам его отвезет на место, где ловится сигнал, включит, получит все эсэмэски и сфотографирует их. А если необходимо, может куда-то позвонить или ответить на чей-то звонок. Такая услуга стоит вдвое дешевле — 200 рублей. Но тут есть риски. Во-первых, телефон отдаешь абсолютно незнакомому человеку и нет гарантии, что он вернется», — рассказывает пенсионер Яков Иванович.

По его словам, раньше у него всегда была стационарная связь. Но четыре года назад начались проблемы: то обрыв проводов, то ее просто отключали. «Можно пойти, заключить договор, заплатить огромные деньги, но у нас их нет. Мы уже привыкли с родственниками общаться по скайпу, в «Телеграмме» и «Вайбере», для них нужен только интернет. Поэтому стационарный телефон на тумбочке сейчас служит скорее украшением», — продолжает Яков Иванович.

Гонят «евробляхи» и товары «из Ташкента»

Зато так называемые «евробляхи» (машины на иностранных номерах) в последнее время стали здесь также популярны, как и в подконтрольной Украине. В соцсетях можно найти отдельные группы, в которых предлагают пригнать подержанные иномарки из Литвы, причем в цену авто уже вкладывают растаможку и «документы для свободной езды по Донецку, Луганску и России».

Вообще же местные бизнесмены все время выдумывают новые схемы — как завозить товары из Украины на неподконтрольные территории. Одна из последних — практически международная. Сотрудник фирмы «Резон-Групп» из Донецка под видом посредника, действующего в интересах покупателей из Армении, Турции, Грузии и Узбекистана, договаривался с украинскими производителями на поставку товаров. Далее оформлял по поддельным документам договоры. Например, одних медикаментов из Киева в Ташкент он заказывал почти на $200 тыс. Потом вся эта продукция грузилась в фуры, ехала через Украину в Ростовскую область. И сразу же после пересечения границы «иностранные клиенты» якобы отказывались от своих товаров. Информация с так называемым «прерванным транзитом» направлялась в таможенные органы РФ, и из Ростовской области все это направлялось в магазины ДНР и ЛНР.

Раздача гуманитарной помощи

Вместо истории Украины — «история ДНР»

Выпускникам местных вузов обещают, что они в итоге получат два диплома — местный и российский, что позволит им спокойно трудоустроиться в РФ. Все обучение тоже ведется на русском языке, а те, кто раньше преподавал украинский, теперь переквалифицировались и читают «великий и могучий». Уроков по истории Украины здесь тоже уже нет, взамен — «история ДНР», которую начинают с истории России.

«Моя бывшая учительница деткам аккуратно рассказывает и про Украину, но она сильно рискует: если донесут, то будут проблемы. Доносить, кстати, очень почетно. Например, на тех, у кого проукраинская позиция. Мол, так помогаешь молодой «республике» избавиться от врагов. Зачастую соседи доносят на тех, кто уехал. И через время в их квартирах появляются новые жильцы — россияне или армяне», — рассказывает жительница Донецка Ирина.

Показывают «Тараса Бульбу»

Жители Донбасса говорят, что преимущественно ездят отдыхать в Россию — Геленджик, Анапу, Сочи. Впрочем, есть и те, кто летает в Турцию через Ростов — оттуда для этого организовывают чартеры. «Но большинство за четыре года так никуда и не ездили. Мне очень мешает война, так как я не могу свободно перемещаться. Поезда, самолеты, деньги, банкоматы и почта — недоступны», — говорит Елена из Горловки.

Зато стремление к прекрасному никуда не делось: и театры, и кинотеатры работают, правда, далеко не всегда с аншлагом. Только вот новинок кино наряду с украинскими кинопремьерами здесь не увидишь — например, в переименованном из «Украины» в «Русь» луганском кинотеатре сейчас идут те фильмы, которые на подконтрольной территории были в прокате еще месяц назад. Но далеко не все. Большинство лент тут — российского производства, которые на подконтрольной Украине запрещены.

Любопытно, что в Украинском драмтеатре в Луганске, хотя он и публикует афишу в основном на русском языке, спектакли, как и раньше, дают на украинском. Так, сейчас там показывают «Тараса Бульбу». А в кукольном театре в афише на март значится спектакль «Мишкові гулі», который также идет на украинском языке.

Есть ли надежда

Что будет дальше? На эту тему жители Донбасса почти не хотят общаться ни между собой, ни с корреспондентом «Вестей». Житель Донецка 44-летний Владимир Приходько говорит, что «креативное население» уехало из города практически сразу. «Мы вообще не говорим о том, что будет дальше, живем себе и живем. Уж и эмоций никаких не осталось. Периодически нас будоражат слухами о «масштабном наступлении», но за четыре года так к этому привыкли, что уже практически никто в это не верит. Что касается будущего, то надежд никаких нет. Хотя часто снится или жизнь до оккупации, или что Донецк освободили, но потом оказывается, что это все лишь сон», — с грустью говорит Владимир.

В то же время пенсионер Яков Иванович уверен, что «новые власти» их спасли от украинского хаоса. «Нас защитили от коррупции, которая в Украине процветает полным ходом. У вас не дают пенсии, которые должны, и которые мы заработали. Поэтому возвращаться назад никто не горит желанием», — уверяет пенсионер.

Да, большинство уже не хотят в Украину

подтверждает и жительница Тореза Анастасия В.

А Юлия Божко, которая переехала жить во Львов, но часто навещает родителей в Донецкой области, объясняет, что люди там несколько иначе воспринимают происходящее на подконтрольной территории, так как могут смотреть лишь российские новости. «Они там насмотрятся телевизора, а потом вполне серьезно спрашивают: не издеваются ли надо мной в Украине. Причем телефонные разговоры не всегда их успокаивают. Я по скайпу показываю себя, мол, абсолютно цела. Также пересказываю альтернативные новости. Ведь их там практически нет, а многие украинские сайты заблокированы. Но сама понимаю, что родители — уже пожилые люди и вряд ли поменяют свое мнение», — говорит Юлия.

«Что-то поменять будет сложно»

Политэксперт Тарас Чорновил считает, что возвращение людей возможно только после возвращения территорий. «До тех пор повлиять никак нельзя. Это недоработка властей: с одной стороны, мы много времени потратили на то, чтобы восстановить вещание на телевышке в Карачуне, но, с другой, из-за отсутствия денег эффекта практически нет», — говорит Чорновил.
Социолог Александр Вишняк уверяет, что поменять уже сформированное мнение, причем как «за», так и «против», будет крайне сложно. «Измениться мнение может, но очень небольшого количества людей. Для этого в Украине должны быть более интенсивные положительные изменения, чем они есть сейчас, и нужно, чтобы украинские СМИ свободно распространялись на неподконтрольной территории, чтобы люди понимали, чтобы люди знали, что здесь происходит. Это два основных фактора, без которых ничего не будет», — считает Вишняк.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...