"Вымирает не Украина, а Европа". Демограф рассказала, кому в стране жить хорошо

"Вымирает не Украина, а Европа". Демограф рассказала, кому в стране жить хорошо Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований. Фото: Константин Гришин/ "Вести"
Интервью

Элла Либанова, директор Института демографии и социальных исследований рассказала о том, что влияет на продолжительность жизни украинцев, почему в городе живут дольше, чем в деревне и зачем нашим пенсионерам надо учиться. 

— Какова сегодня продолжительность жизни украинцев? В одном из интервью вы сказали, что в нашей стране 40% двадцатилетних не доживают до 65 лет из-за своего образа жизни…

— Да, это мои слова. Но из этого вовсе не следует, что средняя продолжительность жизни — менее 65 лет. По информации Госстата, средняя продолжительность жизни в нашей стране, без дифференциации по полу, — 71,7 года.

— А так было всегда? За последнее десятилетие ситуация улучшилась или ухудшилась?

— Было хуже: самая низкая продолжительность жизни наблюдалась в 1995 году — 66,8 года. Но начиная с 2005 года этот показатель понемногу, но растет. Самое примечательное, что к началу 1960-х годов Украина была среди мировых лидеров по продолжительности жизни населения. Почему? После войны был достигнут колоссальный прогресс, связанный с распространением холодильников, массовой вакцинацией населения, рядом медицинских открытий и соответствующим резким снижением смертности от желудочно-кишечных и инфекционных заболеваний. Важно, что эпидемии именно этих болезней уносили жизни в раннем и среднем возрасте. А показатель продолжительности жизни гораздо сильнее зависит от смертности населения в раннем возрасте, чем в позднем.

— Что же произошло? Когда мы утратили свои позиции и почему?

— Все мной вышеперечисленные причины — это результат эффективных массовых мероприятий, которые проводятся государством. Они не требуют индивидуальных действий, и до поры до времени подобных мер вполне хватало, пока не пришла пора подключать так называемое самосохранительное поведение каждого члена общества. Что это значит? Это распространение стандартов здорового образа жизни, формирование разумного отношения к собственной жизни, к здоровью и жизни своих детей. К сожалению, в то время общественное доминировало над личным, добавьте к этому непоколебимую убежденность людей в том, что все за них решает государство. А государство не сказало, что надо меньше употреблять жирной пищи, бегать по вечерам, не курить и не пить. Все это сделало практически невозможным реализацию «индивидуальных» резервов снижения смертности. В итоге мы утратили свои позиции.

Если сейчас говорить о сравнении с 1960 годом, то ни Украина, ни Беларусь, ни Россия ничего не прирастили в плане продолжительности жизни — мы остались на том же уровне, что и 58 лет назад. Остальные государства постсоветского пространства, в частности страны Балтии, в этом вопросе преуспели больше, а мы из лидеров превратились в аутсайдеров. И не потому, что у нас стало хуже, а потому, что у других стало существенно лучше.

— Считается, что на продолжительность жизни влияют уровень медицинского обслуживания, экологическая ситуация в стране, но никак не личное отношение к своему здоровью…

— Должна вас разочаровать. По данным ВОЗ, если рассматривать факторы, влияющие на смертность, то в процентном соотношении 50% отводится образу жизни, 20% — экологической ситуации, еще 20% — генетике и только 10% — медицине. Поэтому когда вам рассказывают, что завтра проведут медицинскую реформу и мы все начнем жить по 100 лет, это вряд ли.

— А сейчас в Украине кто живет дольше — сельские жители или городские? И почему?

— Однозначно дольше живут люди в городах. Как ни парадоксально это прозвучит, но городские жители потребляют продукты, более чистые от пестицидов, пьют хоть как-то обеззараженную воду, имеют доступ к квалифицированной медицинской помощи. В сельской местности отсутствие нормальных дорог и транспортного сообщения крайне все усложняет и привычные для горожан вещи делает там просто невозможными. Трудно попасть к врачу, да что скрывать — часто к больному в деревне скорая помощь просто не успевает приехать (в худшем случае, не едет вовсе), да и далеко не все младенцы, родившиеся в сельской местности, систематически наблюдаются педиатром. А все эти факторы резко повышают уровень смертности.

— А кто живет дольше — мужчины или женщины?

— В принципе, во всем мире, кроме Сьерра-Леоне, женщины живут дольше. Но традиционная для развитых стран разница — это 3–5 лет, а вот на всем постсоветском пространстве, включая страны Балтии, — 10–11. Биологическая разница — примерно три года, остальное связано с особенностями занятости и образом жизни.

Как ни странно, мужчины менее устойчивы психологически, они чаще погружаются в депрессию — к примеру, при утрате работы, больше склонны к суицидам. Я до сих пор отчетливо помню, как в 1990-х годах оставшийся без работы капитан дальнего плавания покончил с собой. Причина: он не смог обеспечивать жену и троих детей. А о том, как они будут жить без него, он при этом не подумал. Подавляющее большинство женщин в такой ситуации вынуждены искать принципиально иной выход, заботясь о семье.

— Сильно ли колеблется продолжительность жизни в Украине по регионам? И почему?

— Безусловно, колеблется. Даже есть соответствующие расчеты, но они вызывают сомнения. Проблема в том, что последняя перепись населения Украины прошла в 2001 году, а за минувшие 16 очень непростых лет накопились неминуемые ошибки в учете населения, вызванные неконтролируемой миграцией (и внешней, и внутренней). К этому нужно добавить масштабные вынужденные переселения из Донецкой, Луганской областей и (в меньшей степени) из Крыма. Куда все эти люди переехали? Одному Богу известно.

Есть информация Министерства социальной политики, Пенсионного фонда, но ее недостаточно для корректной оценки даже общей численности (не говоря уже о половозрастном составе) населения областей, крупных городов и т. д. Поэтому вся информация по регионам — это не ко мне, я не берусь ее озвучивать и тем более комментировать. Если говорить в целом, то, вероятнее всего, сейчас в Украине проживают 40 миллионов человек. Но как они распределены по стране и сколько людей реально живет в Закарпатской области, а сколько — в Харьковской, этого вам никто не скажет.

— Сейчас в нашей стране смертность превышает рождаемость… Мы вымираем?

— К сожалению, этот процесс типичен для всех европейских стран. Вымирает не Украина, вымирает вся Европа. Ученые-глобалисты считают, что европейская раса выполнила свою цивилизационную миссию и теперь уходит с мировой арены, уступая место другим. Для того чтобы сегодня поколение детей количественно замещало поколение родителей, при современном уровне младенческой и детской смертности, нужно, чтобы одна женщина в среднем рожала 2,1 ребенка, а для начала прироста населения этот показатель должен быть 2,5. Ныне у нас эта цифра 1,6, а в Европе — еще ниже.

В результате каждое последующее поколение чуть-чуть меньше предыдущего. Соответственно, в обществе растет количество людей старшего возраста и уменьшается доля молодых. В развитых странах Европы пока это компенсируется иммиграционным притоком, у нас же депопуляция, наоборот, усиливается за счет эмиграции. Но соотношение естественных процессов — рождаемости и смертности — и у нас, и в других европейских странах, поверьте, примерно одинаково. И, по всем прогнозам, первой европейской страной, которая столкнется со стремительным уменьшением численности населения из-за низкой рождаемости, станет Германия.

Фото: Константин Гришин/ "Вести"

— Что, по вашему мнению, уже сейчас стоит сделать, учитывая то, что население нашей страны молодеть не будет?

— Демографическое старение населения само по себе требует изменения внутренней политики государства, создания соответствующей инфраструктуры, ориентированной на потребности пожилых людей: удобные транспортные развязки, возможность качественного медицинского обслуживания, создание современной системы домов престарелых (конечно, и речи не может быть о возрождении ужасных советских интернатов). Организовывать их надо по принципу итальянских пансионов, где люди живут в нормальных условиях, общаются друг с другом, путешествуют, к ним в гости в любое время могут приехать родные или друзья.

Еще необходимо организовать систему досуга для пенсионеров. На сегодняшний день мы предлагаем нашим старикам только три варианта — работу, больницу, кладбище. И это ужасно. Мы просто вычеркиваем огромное количество людей из общественной жизни. В развитых странах, к примеру, очень популярны университеты третьего возраста. Почему их у нас нет? Почему нам не предоставить нашим пенсионерам возможность учиться? Не секрет, что учеба, которая в будущем поможет найти работу или подработку, не только обеспечит финансовое благополучие, но и даст возможность расширить круг общения и пережить что-то вроде второй молодости.

В конце концов, можно эти учебные программы сделать платными. Кто захочет учиться — заплатит или дети заплатят за своих родителей. Об этом необходимо думать уже сейчас.

К сожалению, в Украине в этом плане делается слишком мало — как правило, усилия властей ограничиваются реформами пенсионного обеспечения. К слову, из последних новаций пенсионной системы мне понравилось то, что благодаря этой реформе выиграли самые старые жители нашей страны. Предполагается, что те, кто недавно вышли на пенсию, еще сохраняют трудоспособность и могут где-то подработать. Глубокие старики такой возможности не имеют и одновременно вынуждены тратить огромные деньги на лекарства. К тому же и уходили они на пенсию, как правило, получая
очень низкие по современным меркам зарплаты. Эту несправедливость тоже нужно было устранить. Разумеется, этого мало, но шаги сделаны в правильном, с моей точки зрения, направлении.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...