"Made in зона": что производят и как работают тюремные предприятия в стране

"Made in зона": что производят и как работают тюремные предприятия в стране Фото: Вести/Константин Гришин
Репортаж

«Вести» начинают серию собственных репортажей о жизни украинских заключенных. Мы расскажем о том, что увидели своими глазами – от «VIP-условий» в детсадах при женских колониях до нечеловеческих условий в зонах, где отбывают наказание малолетние и взрослые рецидивисты. В этом материале мы расскажем о том, почему производства при тюрьмах редко приносят прибыль, а иногда и вовсе останавливаются.

Только взгляды исподлобья, одновременные повороты любопытствующих бритых голов, противное жужжание сигнала открытых решеток на проходных и двое крепких парней за нашими спинами напоминают о том, где мы находимся. В остальном - обычные деревообрабатывающие цеха. Ветховатые здания, чуть шумно, где-то неприбрано. Стружка поднимается в воздух облаком. Мешает дышать, мешает раскрыть глаза. Щуримся. Кажется, единственная хозяйка жизни здесь - упитанная пушистая кошка. Только ей, да еще птицам позволено курсировать по ту и эту сторону решетки без пропусков - даже в продуктовый магазин.

Лесопилка за «колючкой»

Это Житомирская исправительная колония №4. При ней почти образцовое предприятие, которое за год вышло на чистую прибыль в размере 12 тысяч гривен. И это без учета налогов, которые в общей сложности составили около 9 тысяч.

«Производство работает. У нас около 200 человек заняты, получают зарплату без задержек, - рассказывает директор предприятия Игорь Левицкий. - Мы производим не только обработанное дерево. На сегодня основная продукция - это переработка пластиковых бутылок во флексу. Из нее потом делают синтепон для курток, подушек и одеял. Только сейчас линия не работает. Она на покраске».

Материал, из которого сделают синтепон для одеяла или куртки. Да, обычные пластиковые бутылки.

Работники деревообрабатывающего цеха. Средняя зарплата - 1700 гривен.

Вот так выглядит один из деревообрабатывающих цехов. Здесь дерево распиливается на доски и очищается от коры.

Та самая древесина, которая уедет за границу. Куб поддонов - 100 евро.

Древесину предприятие перерабатывает в поддоны, мебель и ламинат. «У нас заказчики, представьте себе, из Германии. За куб поддонов нам платят больше 100 евро», - гордо говорит Левицкий.

Директор предприятия Игорь Левицкий. Несмотря на прибыли, у предприятия все равно огромные долги.

Но не все так радужно. За предприятием при ИТК - миллионные долги и война ведомств, которая свидетельствует о полном равнодушии государства к курице, несущей золотые яйца. 

Законы убыточности

Производство при Житомирской колонии задолжало миллионы, с него взимают плату за коммунальные услуги, на нем долговые пени и другие взыскания. Все это сопровождается регулярными паломничествами разнообразных инспекций: пожарной, санитарной, прокурорской… продолжаем загибать пальцы. 

«На 1 января 2015 года у нас было 12 миллионов долгов по налогам, кредитам и коммунальным услугам. На сегодня эта задолженность сократилась до 8 миллионов. Откуда же мне взять прибыль при таких долгах?», - сокрушается директор. 

Ни субвенций из бюджета, ни помощи на развитие от государства ждать не приходится. Даже наоборот: Исполнительная служба некоторое время назад арестовала здания и счета предприятия.

«Мы выиграли суд у Исполнительной службы. Теперь у нас развязаны руки и мы можем распоряжаться средствами и имуществом», - говорит Левицкий.

При этом важно не забывать, что и Пенитенциарная, и Исполнительная службы находятся в ведении Министерства юстиции. Законодатели, исполнители и судьи не могут поделить прохудившееся одеяло. Каждый тянет его на себя. Масла подлило и Постановление Кабмина №80, которое позволило взимать с зарплат заключенных до 50% средств в пользу бюджета - для возмещение затрат на их содержание.

Тут обязательно надо вспомнить и о том, что рабочая сила в колониях практически бесплатная, если сравнивать оплату труда с расценками на воле. И не надо быть экономистом, чтобы понимать, на какую прибыльность можно вывести производство со столь низкооплачиваемой рабочей силой.

Кто не работает, тот ест

Жизнь «на зоне» - не сахар. Но несколько слаще ее сделали изменения в украинском законодательстве.

С недавних пор работа в колониях - это право, а не обязанность заключенного. То есть даже совершившего тяжкое преступление человека теперь не выйдет принудить к труду.

В житомирской “четверке” из 700 зэков работает только 200. Остальные 500 - питаются бюджетными завтраками, обедами и ужинами, не утруждая себя социально полезными занятиями в цехах при колонии. Одним словом, пассивно перевоспитываются - без трудотерапии, но с воспитательными беседами.

"Гороховый суп, каша". Обычный обед для заключенных.

«Что у нас там на обед?», - по-хозяйски интересуется замначальника колонии по коммунально-бытовому обеспечению Александр Дидковский у поваров, работающих в пищеблоке. «Гороховый суп, каша», - отвечает молодой заключенный, помешивающий пищу в огромном котле. С журналистами зэки говорят неохотно – «не по понятиям». «Как кормят-то вас обычно?», - спрашиваю. В ответ – тишина. И острый запах кислой капусты, вязко заполняющий все коридоры.

Из больших емкостей еду переливают в кастрюли поменьше, которые потом разносят поварам. Говорят, еда вполне сытная.

А вот местный пижон, в рубашке, брюках и начищенных туфлях говорить согласился. Евгений Черныш в колонии восьмой год. Он не отказник, работой не брезгует, хотя и на труженика лесозаготовок тоже не очень похож. Получает 1700 гривен зарплаты. Часть тратит на продукты в магазине при колонии, все, что остается - идет на выплату по решению суда.

«Для меня так быстрее проходит время, я не могу бездельничать. Срок у меня 15 лет (сидит Черныш за убийство, - ред.). А почему остальные не работают, я не знаю - многим просто лень. Не работают, потому что могут не работать», - делает вывод заключенный.

Как потратить «трудовые»

Да, зарплаты здесь мизерные. Для сравнения: на воле на подобном производстве рабочие получают от 6 до 12 тысяч гривен. При этом в тюрьме оплата труда редко дотягивает даже до половины государственной «минималки». Распоряжаться деньгами заключенный может тоже весьма ограничено. В колонии есть магазин – на полках тут чай, кофе, новые робы рядом с конфетами, футбольными мячами, картинами и резными изделиями работы местных мастеров.

Продавщица улыбчивая, радушная. Объясняет: что зэки заказывают, то и есть в ассортименте. Оказывается, каждый заключенный может оставить здесь заявку - почти на все что угодно, вплоть от определенного сорта конфет. «Сигарет нет, но завозили - очень быстро разбирают».

Икона, сделанная местным умельцем. Ее тоже можно купить в тюремном магазинчике.

Шоколад, чай, консервы, тушенка. Продукты, которые заказывают заключенные.

Те же, кто не хочет тратить деньги на месте, копят заработанное на счетах и получают их после освобождения. Кроме того, есть возможность отправить финансовую помощь родственникам или алименты детям.

Комментарий Министерства юстиции

В Министерстве юстиции говорят, что в последнее время государство просто сместило приоритеты. С трудовой «обязаловки» тюрьмы переходят к работе и учебе как средствам ресоциализации, то есть подготовки заключенного к жизни после освобождения. Чтобы уголовник мог выйти из зоны с «вольной» специальностью, в колониях работают ПТУ. А если есть желание получить разряд и опыт работы - добро пожаловать в цеха.

Заместитель министра юстиции Денис Чернышов объяснил, почему ситуация с тюремными производствами в Украине в последнее время плачевна, и что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию:

«Мы с коллегами сейчас работаем в правительстве над тем, чтобы производство в пенитенциарной системе создавалось не с целью получения прибыли. В этом его уникальность. Цель такого производства - это привлечение заключенных к труду как важному элементу ресоциализации. В паспорт реформы (Пенитенциарной службы - ред.) мы отдельно включили производство и привлечение к труду. К примеру, Эстония пошла по пути «обязательной занятости». То есть заключенный либо работает, либо учится. Главное - не бездельничать. Нужно готовиться к выходу на свободу. Наша задача сегодня - вернуть обществу человека, который готов жить, не вступая в конфликт с законом. Это и трудоустройство, и повышение уровня образованности. Поэтому мы просим сейчас и правительство, и парламент относиться к вопросу тюремных производств как особому виду хозяйственной деятельности, требующему особенных условий. Между ветвями власти иногда бывают недопонимания и недоработки. Поэтому не все проблемы в Пенитенциарной службе надо экстраполировать на Министерство юстиции”.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...