«Можем спасать больше». Как в «ОХМАТДЕТе» борются за жизни младенцев с критически малым весом

«Можем спасать больше». Как в «ОХМАТДЕТе» борются за жизни младенцев с критически малым весом Фото: Вести/Константин Гришин
ВАЖНО

Журналисты “Вестей” узнали, как в главной детской больнице страны выхаживают самых крошечных пациентов. Тех, которые до недавнего времени и людьми-то по закону не считались. В законодательстве для них было особое название: “плод”. В Центре неонатологии Национальной детской больницы «ОХМАТДЕТ» высокоспециализированную медицинскую помощь ежегодно получают примерно полторы тысячи новорожденных, от 60 до 80% которых – это преждевременно рожденные дети, и около 30% - дети с экстремально низкой массой тела при рождении. Теперь их называют «поспішайками», или «торопыжками». Оказывается, что число тех, кого могли бы здесь спасать, могло быть и больше. Но для транспортировки таких младенцев необходим специальный реанимобиль, которого в больнице нет.

Каждый вдох, каждое биение сердца, каждый грамм веса - все здесь под строгим контролем. Перед нами в кувезе под прицельным мониторингом специальной аппаратуры спит маленький «великан».

«Вес сейчас килограмм двести?», - обращается к маме заведующая отделением интенсивной терапии новорожденных Лариса Никонова. “Килограмм триста шестьдесят!”, - с гордостью чеканит мама крошечного малыша, опутанного трубками и проводами.

Щекастый «богатырь» Алеша уж очень поспешил к своим родителям. На шестом месяце у его мамы начались роды.

“Сказать, что мы испугались - это ничего не сказать. Ничто не предвещало, никаких особых диагнозов у меня не было. Беременность протекала нормально и вдруг такое… Кровотечение, отслоение плаценты. Меня по скорой привезли прямо на стол. Кесарево. И вот, я уже мама”, - вспоминает Елена.

Метод кенгуру

В это время в палату входит кардиолог, чтобы планово сделать “торопыжке” электрокардиограмму. Мама, ни минуты не мешкая, показывает, где в палате розетки, предлагает помощь.

Видно: она больше не боится. Здесь она чувствует поддержку профессионалов. В “ОХМАТДЕТе” Алеша и его мама ждут операции, которая позволит малышу начать дышать самостоятельно. Лена здесь уже своя, знает каждую трубочку: “Через эту Алеша дышит. Ест он через этот зонд. Молоко у меня через 50 дней пропало… такие стрессы…”

В соседнем боксе спит крошка Ника. Мама Алена гладит девочку по голове, целует крошечные ручки.

Главная ее помощь - это материнское тепло, которое чувствует малышка. И молитва… Если мама рядом, ребенок быстрее набирает вес и идет на поправку. Поэтому в Неонатологическом центре "ОХМАТДЕТа" активно практикуют “метод кенгуру”, когда недоношенных малышей кладут на грудь матери или отцу - вместе со всеми трубочками, датчиками и зондами.

Медики уверены: один из главных факторов выхаживания таких младенцев – это активное участие родителей. Ребенка, который регулярно бывает на руках, чувствует биение сердца матери, удается выходить быстрее.

“Я знала, что она родится раньше срока, у меня была опухоль на плаценте. Нас сюда перевели из Перинатального центра, но, несмотря на оборудование, там было лучше… для меня комфортнее, что ли. Спокойнее. Малышке, например, позволяли спать на животике. Да и медики там иначе с нами с нами обходились. А тут говорят все как есть, даже самое страшное”, - признается Алена.

Между тем становится понятно, что родители, попадающих в центр неонатологии детей, не всегда в состоянии верно расставить приоритеты. «Да, у нас довольно старое здание и ремонт далеко не по последней моде, как в некоторых частных клиниках, но здесь работает высокопрофессиональная команда, используются самые современные технологии диагностики и лечения на основе доказательной медицины. В нашей стране аналогичной «ОХМАТДЕТу» клиники нет! Это многопрофильная больница с огромными возможностями», - уверяет Лариса Никонова.

“Вот у нас самый маленький пациент на сегодня, - показывает нам кроху заведующая Центром неонатологии Елена Бакаева. - Сейчас вес около килограмма. Ее мама до сих пор в стационаре. К малышке приходит папа. Мотается от жены к ребенку”.

Кто поместился на ладони

Таких малышей, как Алеша и Ника, в Украине рождается около 20 тысяч ежегодно. Это - каждый десятый ребенок. И с каждым годом эта цифра растет. При этом летальность в случае глубокой недоношенности составляет от 16 до 20%. При том, что в «ОХМАТДЕТе» занимаются самыми сложными в лечебно-диагностическом плане случаями, летальность не превышает аналогичных показателей в европейских странах. Спасают даже тех, кто поместился бы на ладони.

“Рекордсмен у нас весил чуть больше 500 граммов при рождении. У нас нет акушерского стационара, и надо понимать, что дети рождаются не у нас, а поступают к нам из родовспомогательных учреждений или неонатальных отделений областных больниц со всей Украины. Это сложная категория детей, которые, как правило, имеют сочетанную перинатальную патологию. Но современные технологии и профессионализм врачей позволяют выходить даже таких малышей”, - рассказывает Елена Бакаева.

У детей, родившихся раньше срока, часто обнаруживаются патологии дыхательной и сердечно-сосудистой систем. И бывает, что ни старания медиков, ни любящие руки родителей, ни высокотехнологичное оборудование не помогают спасти новорожденного, который слишком поспешил.

“Да, бывает и такое: смотришь на ребенка, и все уже понятно...  К нам ведь привозят самых тяжелых пациентов со всей Украины. Вот недавно поступил малыш… я давно таких не видела. И мне за сегодняшний день нужно решить, когда его оперировать и как ему дальше помочь”, - рассказывает Оксана Чайковская, ординатор отделения выхаживания глубоко недоношенных детей. Она уже на “низком старте” у инкубатора, в котором, как в сказочном ларце, хранится главная в чьей-то жизни драгоценность.

Врачи объясняют: в случае с этим новорожденным упущено время. Медики в одном из областных центров вынуждены были ждать, пока ребенок будет готов к транспортировке. В итоге, его перевели в Неонатальный центр ОХМАТДЕТа только когда у младенца уже развились осложнения.

Карета для дюймовочек

“Мы готовы принимать таких деток. Мы можем спасать больше, чем полторы тысячи жизней в год. Но у нас нет специального реанимобиля, на котором сразу же после появления на свет ребенка можно будет доставить к нам”, - сетует Лариса Никонова. “Эта машина нам очень нужна, - вторит коллеге руководитель центра Елена Бакаева. - Вроде бы ее обещают купить, но пока ни спонсоры, ни государство этот вопрос не решают”.

Транспортный реанимобиль - это основное, в чем сейчас нуждаются врачи главной детской больницы страны. Специальная пневматическая подвеска, которой оборудована такая машина, позволяет не только преодолевать большие расстояния с новорожденным пациентом, не причинив вреда его здоровью долгой транспортировкой, но и в случае необходимости провести полный комплекс реанимационных мероприятий.  


Кому нужен договор с врачом и как попасть на прием. Старт медреформы в Украине


Из-за того, что такой “кареты” для дюймовочек и мальчиков-с-пальчиков нет, врачи в областных неонатальных центрах теряют драгоценные дни. По словам медиков, потеря времени для экстремально недоношенного малыша - это самое опасное. Чем раньше ребенок попадает в ОХМАТДЕТ, тем больше у него шансов выжить, не получив патологий, которые будут влиять на качество его дальнейшей жизни.

Особенный «наркотик»

“Мы приходим с работы домой как выжатый лимон. У нас нет сил ни на что. Все наши силы силы остаются на работе. А дома - семья, дома - дети, которым тоже нужно уделить внимание”, - делится Оксана Чайковская. Многие не выдерживают нагрузок, сдаются. “Тех, кто не сможет, видно сразу. Они у нас долго не задерживаются. Кто остается, работает годами. Это такой особенный “наркотик” – получать удовольствие от каждой спасенной жизни!», - шутит Елена Бакаева.

“Правда! – вторит коллеге Оксана Чайковская. - Знаете, эти наши полукилограммовые малыши потом к нам в отделение приходят с родителями. Вот вчера прибегала ко мне одна девчонка. Три года ей уже. Скачет, хохочет. Такая попрыгунья! А когда у нас лежала, Боже мой... мы не знали, выживет ли. Задыхалась, дышать сама не могла. Вот ради таких моментов люди и живут на работе в прямом смысле слова. Скидываются даже со своих зарплат на препараты, которые нужны срочно. Хотя мы обеспечены всем необходимым - все-таки мы национальная больница! Кроме того, много спонсоров и фондов, которые нам помогают”.

Тем не менее, возможности благотворителей ограничены. Поэтому закрыть вопросы со всей необходимой отделениям аппаратурой им не под силу. “У нас есть необходимость в открытых реанимационных системах, аппаратах для неинвазивной вентиляции легких, аппарате для амплитудно-интегрированной ЭЭГ, - перечисляет Елена Бакаева. – И очень хотелось бы сделать современный ремонт во всех отделениях центра. Ну и, конечно, машина. Реанимобиль, а точнее его отсутствие - это наша самая большая проблема!”.

Ранее "Вести" писали, что жены украинских чиновников предпочитают рожать за границей. Последний случай: супруга министра инфраструктуры Владимира Омеляна, дизайнер Светлана Бевза, на днях родила в США дочь

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...