Бизнес на детях. Как собирают деньги на трансплантацию костного мозга

Бизнес на детях. Как собирают деньги на трансплантацию костного мозга
Расследование

Спасение его жизни было оценено в несколько миллионов гривен. Сегодня маленький Давид Инденко уже больше чем полгода живет в белых больничных палатах, а за окном его виднеется солнечная Испания. Весной 2017 года Марина и Вячеслав проделали огромный путь для спасения своего годовалого сына: Полтава — Киев — Барселона. Полностью оплатить заморское лечение малыша клятвенно обязались в Минздраве. Молодые родители были уверены — государство поможет их семье, поэтому отец Давида вместе с супругой незамедлительно вылетели в Испанию, оставив дома с бабушкой старшего сына Назара. "Мы нашли клинику в Барселоне. Счет за лечение составлял 232 тысячи евро. В министерстве пообещали оплатить 21 декабря прошлого года. Через неделю, когда должны были зачислить средства на счет клиники, в Минздраве приняли решение об отказе в оплате", — рассказывает "Вестям" Вячеслав Инденко.

Впрочем, в Минздраве уверяют, что не все так однозначно: оплачивать лечение никто не против, просто клиника оказалась нечестной — преднамеренно завысила сумму, к тому же еще и фигурирует в уголовных делах. Точку в спорном вопросе уже не могут поставить более полугода — сумма после проведенной операции и курса лечения для Давида давно перевалила за 500 тысяч евро.

"Нецелевые траты"

На днях Счетная палата обнародовала шокирующие сведения. По данным ведомства, Минздрав нецелевым образом использует госсредства для лечения украинцев за границей. Так, с нарушением законодательства использовано 498 млн долларов и 314 млн евро. Причина — чиновники не затребовали информацию о клинике и об объемах лечения. Но с другой стороны, по данным Счетной палаты, из-за неэффективных управленческих решений почти 200 млн грн не были использованы, а значит, пациенты, которые стояли на учете, не получили лечения за границей.

В Минздраве заявили, что выводы аудиторов некорректны, поскольку "используются обобщенные цифры, за которыми стоят уникальные истории 362 человек и их семей". "Вестям" же в ведомстве ответили, что в прошлом году на лечение граждан Украины за границей было выделено почти 630 млн гривен. Именно эти средства смогли спасти не одну сотню людей, включая 43 ребенка, которым потребовалась трансплантация костного мозга.


Ульяна Супрун подтвердила шокирующие факты о коррупции в Охматдете


Страсти в Охматдете

Такие операции проводят и в нашей стране — в национальной детской специализированной клинике "Охматдет", но только лишь от родственного донора, в остальных случаях всех отправляют за пределы страны. Но с недавнего времени ряд специалистов стали бить тревогу: они утверждают, что вскоре трансплантацию костного мозга даже от родственного донора в Охматдете проводить будет некому, и тогда всем придется отправляться на операции за рубеж.

Подобные предположения стали высказывать после объявления о грядущей реорганизации медучреждения. Главврач Ирина Садовяк успокаивает - она утверждает, что все перемены, которые в ближайшее время проведут, смогут лишь улучшить качество медицинских услуг. "2667 должностей в больнице было, столько и останется. Только 15 из них будут перепрофилированы. Мы не только не закрываем отделения, а даже расширяем одно из них. Отделение трансплантации костного мозга и иммунотерапии — так теперь оно будет называться", - говорит Садовяк.

Но глава общественной организации "Национальный интерес Украины" Василий Апасов считает, что не все так идеально, как выглядит на первый взгляд: "Охматдет — это лакомый кусок для многих. Здесь одновременно могут сосуществовать интересы разных людей. Благодаря реорганизации, которая должна быть проведена в больнице, ликвидируют центры, уберут всех неугодных. Заслуженных специалистов попросту выживут, предлагая им ставки обычных врачей. Все это — часть большой кампании по установлению контроля за деятельностью медучреждения".

Предположения о возможной ликвидации персонала подтверждает и один из врачей того самого центра — отделения трансплантации костного мозга, которое, по словам главврача, должно расширяться. Так, врач-гематолог София Мацибох рассказывает, что в официальном письме ее должность подлежит сокращению до 20 августа. Реакция на негодование Мацибох о такой форме реорганизации последовала незамедлительно. Спустя несколько дней руководство клиники решило до конца июня принудительно перевести специалиста в совершенно другое отделение. Но гематолог уверена: теперь детям лечиться придется только за границей, а отечественные специалисты останутся без работы.

иквидация отделения трансплантации костного мозга не только разрушает службу помощи детям с онкологией в целом по всей стране, но и разрушает жизни работающих в ней людей", — говорит она, уверяя, что каждый из сотрудников вкладывает душу в лечение и общение с маленькими пациентами. Кстати, такого же мнения придерживается и Валентина Маркевич, президент Фонда помощи онкобольным детям. Она заверила "Вести": реорганизация происходит с одной целью — вывезти как можно больше детей за границу. Сейчас, например, трансплантация костного мозга требуется тысячам человек.

Схема благотворителей

Как связаны между собой выводы Счетной палаты, история маленького Давида и ситуация в отделении Охматдета? Маркевич, которая долго изучала этот вопрос, уверена: немаловажную роль тут играют благотворительные фонды, за которыми зачастую стоят известные люди. Именно они, уверена Маркевич, выстроили четкую схему заработка на родительском горе.

"Благотворительные фонды собирают деньги для онкобольных детей и отправляют их на счета клиник. В это же время Министерство здравоохранения, по согласованию с фондом, проводит проплату лечения ребенка на счет клиники. В клинике видят двойную оплату и возвращают деньги, собранные фондом, на его счета. Благотворительные организации живут на этом, это их доход. И фактически им сегодня невыгодно развивать отечественную программу по трансплантации, ведь так она будет существовать и работать, что неприбыльно для фондов. Больше объем рынка — выше заработок", — говорит "Вестям" Маркевич.

На условиях анонимности основатель одного из украинских благотворительных фондов рассказал "Вестям", что в их кругах все прекрасно знают об этой схеме, правда, доказать это практически невозможно.

"Любой благотворительный фонд берет себе подопечного только в том случае, если он официально стоит в очереди в Министерстве на финансирование его лечения. Фонд проводит сбор денег для пациента и отправляет их на счет зарубежной клиники. Вскоре на этот же счет приходят деньги и от Министерства, а фонд свои получает обратно, ссылаясь на то, что собранные средства перенаправит другому пациенту. Но ведь и другой пациент тоже стоит в очереди у Министерства на оплату лечения из госбюджета".


В "Охматдете" проведут внутреннее расследование из-за закупки лекарств


При чем тут "Таблеточки"

О выгоде благотворительных фондов и нецелевом использовании средств подробно на 50 страницах своего аудита сообщила Счетная палата. По данным ведомства, ряд благотворительных организаций, которые принимали участие в лечении украинцев за границей в 2016–2017 годах, не смогли в полной мере подтвердить прозрачность своего финансирования.

"Вести" связались с представителями всех фондов, которые фигурируют в аудите, чтобы выслушать их точку зрения. Так, в благотворительном фонде "Сестры Далилы" нам ответили, что не совершали никаких платежей на счета клиник, где проходили лечение пятеро их подопечных. По словам представителей фонда, их помощь связана исключительно с проездом и проживанием пациентов за границей. Еще два фонда — "Крила надії" и "Оберіг життя" — были удивлены проверкой Счетной палаты и интересом журналистов "Вестей". В обоих случаях представители фондов не предоставили никакой информации о количестве собранных и перечисленных денег на лечение их девяти подопечных, отмахнувшись отпиской: "Мы вам всю информацию позже вышлем" (на момент публикации статьи ответов от фондов не было предоставлено, но мы готовы их опубликовать - ред.).

Впрочем, гвоздем аудита стал благотворительный фонд "Таблеточки". В отчете Счетной палаты речь идет о пациентах, для которых фонд собирал финансовую помощь в 2016–2017 годах. Однако оплату лечения этих же пациентов произвел Минздрав, и клиники вернули около 190 тысяч евро на счета фонда. В самой благотворительной организации "Вести" заверили, что эти данные не соответствуют действительности. На наш запрос фонд "Таблеточки" сообщил, что они не осуществляли оплат тех счетов, которые проводил Минздрав, и в рамках государственной программы лечения граждан Украины за рубежом клиники не возвращали им никаких денег.

При этом на сайте фонда мы нашли упоминание о тех 190 тысячах евро — там указано, что оплата была возвращена клиниками, но на счета не "Таблеточек", а на счета их партнеров.

Почему основным предметом рассмотрения Счетной палаты стал именно этот фонд, несложно догадаться. Сооснователем фонда выступает Ирина Литовченко, которая с февраля нынешнего года заняла должность руководителя стратегического планирования и евроинтеграции в Минздраве. Кроме того, опекунский совет фонда имеет влиятельных покровителей — среди них народный депутат от Радикальной партии Оксана Корчинская и экс-глава Администрации президента Борис Ложкин. А гендиректор международного алкогольного холдинга Евгений Черняк, который также входит в опекунский совет, заявил "Вестям", что выводы Счетной палаты — ложь. "Мы единственные, кто в Украине по-настоящему заботится об онкобольных детях. Известно, что фонд и его основатель Ольга Кудиненко никогда воровать ничего не будут. Точка".

Час расплаты

В честность действий как фонда, так и Минздрава мало верит семья Инденко. После отказа министерства оплатить лечение четырехлетнего Давида, которое ранее было одобрено, папа мальчика считает, что наступил час расплаты. "Я в самом начале лечения связывался с "Таблеточками". Мне предложили приехать к ним и подписать договор, в котором говорится, что я не имею права сотрудничать больше ни с кем, а из собранных средств мне отдадут лишь часть", — говорит "Вестям" Вячеслав Инденко. В тот день он решил самостоятельно начать сбор средств на лечение через социальные сети. Но денег хватило лишь на проживание и питание за границей. Вскоре после этого Инденко получили от Минздрава отказ в оплате операции их сыну, а в официальном ответе семье сообщили, что она невозможна, так как средства собирали самостоятельно через соцсети. "Мы поехали на лечение не через фонд "Таблеточки", а сами, и средства, собранные нами, прошли мимо их карманов. А сейчас нас дискредитируют, чуть ли не в коррупции обвиняют, мол, мы сами насобирали деньги и не хотим самостоятельно оплачивать"

Неприязненные отношения с "Таблеточками" сложились и у семьи Ярослава Куликовца. Его мама Татьяна проделала огромный путь для спасения сына. Трансплантацию в итоге удалось провести, большую часть расходов взяло на себя министерство — 80 тысяч долларов, а оставшуюся часть суммы — 40 тысяч долларов — покрыл один благотворительный фонд, хотя изначально Татьяна обратилась к "Таблеточкам". "У нас с "Таблеточками" не очень хорошие отношения. Негатив с их стороны проявился после того, когда они узнали, что мы собираем документы для лечения в Турции. Стоимость лечения составляла 120 тысяч долларов, в то время как "Таблеточки" настаивали на лечении в Италии, где сумма составляла 140 тысяч евро. После этого требования мы с ними не сотрудничали".

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...