"За багажом можно будет наблюдать онлайн". Директор "Борисполя" рассказал об изменениях в аэропорту

"За багажом можно будет наблюдать онлайн". Директор "Борисполя" рассказал об изменениях в аэропорту
Гендиректор аэропорта Борисполь рассказал, чего ждать пассажирам в ближайшем будущем.
Столица

Генеральный директор аэропорта «Борисполь» в интервью «Вестям» рассказал, какие лоукосты еще появятся в Украине, сколько стоит открыть точку в аэропорту и что будет со старыми терминалами. Мы встретились с Павлом Рябикиным в его кабинете — в небольшом трехэтажном здании напротив терминала D.

Администрация международного аэропорта «Борисполь» и раньше располагалась здесь. Но сейчас это здание больше похоже на офис большой частной компании — турникеты, проход по электронным пропускам, охрана... Экс-заммэра Киева, экс-нардеп и экс-замминистра транспорта Павел Рябикин на должности гендиректора «Борисполя» 1,5 года, но уже занял вторую позицию рейтинга Delo.ua среди 300 лучших топ-менеджеров Украины.

— Павел Борисович, как вы думаете, за какие заслуги вы попали на такую высокую позицию?

— Это было неожиданно для меня. У них есть, наверное, какие-то методики. Я не очень люблю рапортовать об успехах. Поэтому думаю, что самое лучшее, что мне удалось сделать, — просто делать свою работу.

— Ну, все-таки, образование у вас непрофильное — вы дипломат. До этого к авиации не имели отношения, были только пассажиром.

— Вы считаете, что директор аэропорта должен иметь какое-то специальное образование? Надо как-то особо для этого учиться? Я в транспортной сфере так или иначе с начала 90-х годов. Был финансовым директором одной из авиакомпаний. Работал в транспортном комитете Верховной Рады. Возглавлял в Министерстве транспорта сектор, отвечающий за авиацию. Достаточный бэкграунд, думаю? Кроме того, тут важно быть квалифицированным пассажиром, чтобы видеть систему со стороны. И придя в систему, что-то скоординировать. Это важно. Как правило, если ты находишься внутри системы, то видишь ее со стороны системных интересов. А когда ты знаешь интересы пассажиров, тебе легче что-то поменять. Лучше вам ответят пассажиры, которые пользуются услугами аэропорта последние полтора года.

— Но в рейтинге участвовали серьезные компании. А вокруг аэропорта в свое время шли разные разговоры, были скандалы, претензии.

— Если нет скандалов, разговоров и претензий, значит там никто ничего не делает. Ничего не пишут о том, кто ничего не делает. Потому что, когда ты что-то делаешь, обязательно ущемляешь чьи-то интересы. Появляются недовольные.

— Ну все же без скандалов не обошлось. В апреле вы заявили, что аэропорт «Борисполь» не сможет обслуживать рейсы ирландского лоукостера Ryanair, чем вызвали волну негодования. Как удалось договориться с компанией?

— А в чем вы видите скандал? С Ryanair сначала были условия, которые нам не позволили договориться. Потому что мы экономически не могли сделать то, что хотели они.

— Пришлось как-то уступить? Или на вас давили? Тогда кто?

— Нет. Самое большое давление — это давление времени. Когда все делается быстро, тогда не получается ничего. Нужно все делать в реальное время. Да. Нам понадобилось не три месяца, как планировалось, а год, для того чтобы достигнуть нормальных рамочных условий, которые удовлетворяют и компанию, и аэропорт. И склеить какую-то конструкцию, при которой можно работать.

— Так теперь на что мы можем рассчитывать?

— Ryanair запустил первый рейс и до конца октября выполняет только одно направление — Берлин. С конца октября, с начала зимней навигации, дополнительно к этому добавится еще 11 направлений. В общей сложности до конца этого года авиакомпания даст дополнительно на украинский рынок 140 тысяч кресел. И если исходить из аналогов, которые мы видим по следующему году, то это может быть еще где-то 560 тысяч кресел. Пока весенне-летнее расписание непонятно, будем с ними согласовывать.

— Какие еще лоукосты могут появиться в Украине?

— До конца этого года мы ждем в аэропорту «Борисполь» еще три компании. Две из них — абсолютно новые, которых еще не было в Украине. Названия пока не говорим. Только после согласованного пресс-релиза с компанией. Но в целом в этом году в «Борисполь» придет рекордное количество авиакомпаний — ровно 10.

— Как это отразится на пассажиропотоке?

— На данный момент количество летающих пассажиров в мире увеличивается. Мы в тренде. В среднем в мире рост пассажиропотока — +8%, в аэропорту «Борисполь» — +17–18%. Максимальный показатель по пассажирообороту в 2013 году был почти 8 млн человек. В этом году будет больше 12 млн человек. Стимулирующим фактором, в том числе, стал безвиз. Но это все отложенный спрос, связанный с низкой покупательной способностью. Будет платежеспособность населения выше — будут больше летать.


Битва лоукостов в Украине: чего ждать пассажирам от Wizzair и Ryanair


— Какое будущее у терминалов B, F, D? Что планируете там сделать?

— Мы подготовили проект «Концепции развития аэропорта «Борисполь» до 2045 года», который сейчас находится в Кабинете министров. На данный момент мы реализовали полностью стратегию развития аэропорта до 2019 года, озвученную в 2014 году. Мы собрали весь транзит под одну крышу — в терминал D, но эта «крыша» уже не выдерживает нагрузки. Поэтому с начала весенне-летней навигации мы планируем расконсервировать терминал F и перевести туда лоукост-компании и чартерных перевозчиков. Параллельно с этим мы начинаем в следующем году строительство галереи, которая увеличит пропускную способность терминала D. Там будет еще дополнительно шесть аэромостов, что в 1,5 раза увеличит количество стояночных мест. Для этого уже строится новый перрон.

На месте терминала B, по моим расчетам, через 8–10 лет появится новый терминал. До этого времени мы его будем держать как резервный. Сейчас там размещается много служб аэропорта. И мы его задействуем в случае массового притока пассажиров. Так, с началом праздника, посвященного еврейскому Новому году, терминал B стал обслуживать чартерные рейсы с паломниками. Мы привлекли дополнительный персонал со знанием идиш, предоставили кошерную еду. Дополнительно реализовали требования по безопасности. В аэропорту работало много сотрудников Betahon — израильской организации, обеспечивающей безопасность при перевозках. Точно так же этот терминал открывался на финал Лиги чемпионов.

— То есть реконструкция терминала B уже не предусмотрена?

— Терминал построен в 1965 году, его проектирование велось в годы, когда использовались совсем другие технологии. В реставрации нуждаются купол и фасады. Но мы подсчитали затраты, и они не соответствуют пропускной способности, которую он может обеспечить.

— Жалко. Терминал B появлялся во многих фильмах и сериалах, в том числе иностранных.

— Да. Со времен своего детства я помню, что там было открытое пространство от первого этажа до купола. А потом во время реконструкции в 90-х годах сделали перекрытия. Раньше его снимали. Но сейчас у нас больше запросов на съемки в терминале F. Несмотря на то, что терминал не обслуживает пассажиров и самолеты, он очень хорошо зарабатывает на коммерческих программах. Но мы будем отказываться от непрофильных доходов и начнем использовать его по назначению.

— Когда будет готова парковка возле терминала D?

— Она активно строится. Внутри смонтированы части технологического оборудования, сейчас заканчивают монтаж конструкции моста, соединяющего парковку с терминалом. И потом начнется облицовка фасада.

— Сейчас там так неудобно — припарковываться, выходить.

— Там неудобно было сделано проектирование по месту посадки. Во всех аэропортах есть понятие привокзальной площади. Так, перед терминалом B она есть — на ней размещаются паркинг, шесть линий автобусов, много проездов перед терминалом, автобусная станция. А терминал D изначально спроектировали вдоль дороги, без площади. И на прилете вместо шести полос всего три, поэтому нет условий для Kiss and Fly — краткосрочной стоянки: приехал, багаж выгрузил и уехал. На все максимум три минуты. То же самое на первом этаже — есть первая линия для такси, автобусов, служебного транспорта, вторая полоса транзита и потом три полосы. Поэтому переход над этой дорогой может заменить привокзальную площадь.

— Будет ли предусмотрена длительная стоянка, на несколько дней, как в терминале B?

— Как раз сейчас над этим работаем. Будет различная тарификация — на короткую и длительную стоянку. Сейчас это тоже есть. Но цена на длительную стоянку на ближней парковке возле терминала — 150 гривен в сутки, для сравнения — на самой дальней стоянке 50 гривен в сутки. Разница в три раза за счет удаленности, но объясняется это тем, что стоянки, которые находятся возле терминала, востребованы пассажирами, приезжающими встретить-высадить. Я думаю, что по такому же принципу будет и паркинг.

— Вечная тема всех аэропортов — воровство багажа, которое не исчезает, несмотря на все новшества, вводимые на предприятиях. Что вам удалось сделать в этом направлении?

— Мы вошли в среднемировую статистику в нашей географической зоне — в Берлине, Белграде, Мадриде, Киеве приблизительно одинаковое количество жалоб на воровство. Знаете, везде присутствует человеческий фактор. Везде с багажом общаются грузчики. И во всем мире в грузчики человек, который имеет высокую социальную ответственность, не идет. Вот вам ответ на все вопросы. В результате мы тратим очень большие деньги на то, чтобы контролировать персонал, работающий, контактирующий с багажом. То есть это и видеоконтроль, и оперативные мероприятия, это и системы видеосопровождения всего пути багажа от самолета до зала.

— Но это вообще давно было сделано.

— Давно, да, но это вопрос покрытия. Если раньше мы покрывали 30% рейсов, то сейчас — 96% рейсов. В новом багажном отделении, которое скоро сдается, мы вообще планируем установить прямую трансляцию для пассажиров, ожидающих багаж. Багаж будут выгружать на ленту, и каждый сможет видеть, как обращаются с его вещами. И, скорее всего, в ноябре мы презентуем открытие багажного отделения вместе с открытием трансферной зоны, может, и с паркингом. Хотя тестовую эксплуатацию начнем уже сейчас.

— Закончились ли обыски в аэропорту? Как вы прокомментируете задержание ваших подчиненных?

— Опять-таки это человеческий фактор. Мы знаем, что предъявлены обвинения двум сотрудникам в том, что они злоупотребляли служебным положением при проведении тендеров по так называемым допороговым закупкам салфеток, шампуней, карандашей, заправки картриджей и так далее — все, что закупается в огромных количествах. Было изъятие документов в трех кабинетах. Пока идет следствие.


Кому принадлежит украинское небо


— В сезон популярна тема в соцсетях — запостить счет в аэропорту. А сколько сейчас стоит зайти в аэропорт, чтобы открыть торговую точку?

— Все конкурсы на аренду проводит Фонд государственного имущества, который является собственником площадей. Как только мы видим, что какие-то площади у нас технологически не задействованы, мы направляем им эти предложения по сдаче объектов в аренду. Последний конкурс, проведенный ФГИ, показал, что в определенных местах терминала 1 квадратный метр стоит 12 (!) тысяч гривен в месяц. Я не очень понимаю, чем там нужно торговать, сколько продать кофе и сосисок, чтобы отбить 12 тысяч гривен в месяц. Я знаю чуть-чуть экономику малого бизнеса в городе и понимаю, что даже возле метро «Крещатик» с квадратного метра столько не заработать. Мы сейчас начали экспериментировать и пробуем поставить качественные автоматы, чтобы чашка кофе стоила 25 грн, как в городе.

— Раз вы вспомнили о городе. Как вы оцениваете инвестиционную привлекательность Киева и Украины на данный момент? Какие инвесторы могут к нам зайти?

— Потенциально — очень высоко. Но в стране, где нет верховенства права, инвестпривлекательность пока низкая. У Киева она выше, чем по стране, как у столицы. Сейчас время покупать — можно сравнительно недорого создать большую прибавочную стоимость.

— А кто бы к нам мог зайти? В мэрии постоянно говорят об инвесторах. И Виталий Кличко ездит за границу в поисках инвесторов для масштабных проектов. Много было озвучено, но пока ничего мы не видим.

— Для масштабных проектов нужно 5–10 лет. Может, время еще не пришло. Мы живем в реальном мире, а не в мультиках. Чем больше проект, тем больше на него уходит времени. И тем не менее, я хочу сказать, что город очень активно движется, особенно в сфере создания общественных пространств с участием, в том числе, иностранных инвесторов. Посмотрите, например, на маленький проект с прокатом велосипедов. Да, город вызывает доверие у иностранных инвесторов. Но пока на небольшие суммы. Пойдут небольшие суммы, за ними — масштабные инвестиции.

— Три года назад вы ушли из власти, оставив пост заммэра Киева. Вы говорили, что по личным мотивам. Хотя вокруг вашего ухода было много разных разговоров. Почему ушли? Не получилось задуманное? Почему вообще пришли?

— Человек предполагает, а господь располагает. Это мудрость, о которой не нужно забывать. Время требовало активных действий, город находился в состоянии полнейшего кризиса и разрухи после событий 2013-2014 годов. Нашему товарищу нужна была помощь. И мы с Игорем Никоновым согласились пойти кризис-менеджерами, чтобы отстроить систему хотя бы минимального управления городом. Когда пришло время, каждый покинул мэрию по своей причине. Никонов вернулся в бизнес, я ушел по личным обстоятельствам. Может быть, еще бы задержался, но пришлось выбирать — либо здоровье близкого человека, либо работа.

— Обращается ли к вам сейчас Виталий Кличко за помощью?

— Да, конечно. Я советник мэра по вопросам транспорта и инфраструктуры. Я участвую во всех мероприятиях, связанных с этой тематикой. Мы совместно отрабатывали финал Лиги чемпионов, Евровидение, продвижение туристических проектов города, потому что аэропорт здесь является ключевым элементом.

— Сейчас строительство электрички между аэропортом и ж/д вокзалом в самом разгаре. Как вы думаете, будет ли она пользоваться популярностью? 

— Очень актуальный вопрос, который оживит связь железной дороги с аэропортом. Мы рассчитываем, что кроме пассажиров, которым нужно с вокзала попасть в аэропорт, дорогой воспользуются и киевляне, которым нужно оперативно добираться сюда на работу. У нас большое количество рабочих мест. И нехватка рабочих рук.


Стала известна цена билета на поезд от Киева до "Борисполя"


— То есть вы считаете, что это перспективный проект, несмотря на многие пессимистические прогнозы?

— Я считаю, что это архиперспективный проект. Я не гадаю на кофейной гуще, я вижу, что нам надо и сколько нам надо. Я вижу мощности железной дороги, которые заложены сюда. Максимум через три года им потребуется менять подвижной состав. Пока они дают шестивагонную версию — это, насколько я понимаю, около 360 человек. А через три года придется перейти на двухэтажный шестивагонный состав. Потому что количество пользователей этой ветки будет расти. А для нас эта дорога — возможность увеличить количество рабочей силы. Ведь уже сейчас мы направляем свои автобусы в другие области.

— Хочу спросить у вас как у политика…

— Я не политик.

— Ну в какой-то мере все-таки политик — в Верховной Раде же сидели. Так вот, если вдруг вас позовут в парламентский список, пойдете опять в политику?

— Пока я связан с контрактом, который где-то на половине. И мне это интересно. Мне всегда интересно что-то новое. Сейчас интересно здесь, в «Борисполе», и работы непочатый край.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...