"Вакцину от рака создать можно, но не для всех". Онкологи - о лечении рака в Украине


"Вакцину от рака создать можно, но не для всех". Онкологи - о лечении рака в Украине
Кандидат медицинских наук, замдиректора Национального института рака по лечебно— координационной работе Александр Яцына
Интервью

Онкологи говорят: рак — не приговор. Но при этом констатируют, что в мире, и в Украине в том числе, опасную болезнь диагностируют все большему числу пациентов, и все больше людей умирает от нее. Да и удручающие новости отовсюду заставляют думать, что рак непобедим.

Действительно ли все настолько страшно, в чем мы себя уверяем, как обстоят дела с онкологией в Украине на самом деле, откуда вообще берется рак и когда появится панацея от этой болезни? На эти и другие вопросы «Вестям» ответили кандидат медицинских наук, замдиректора Национального института рака по лечебно-координационной работе Александр Яцына и кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Национального института рака Зоя Федоренко.

Какая на сегодняшний день статистика по заболеваемости раком в Украине?

Александр Яцына (А. Я.): У нас статистика, можно сказать, пугающая — количество пациентов, которые приходят на поздних стадиях, сильно растет. К сведению, Украина в данном аспекте занимает второе место на нашем континенте после России.

Ежегодно примерное число новых пациентов составляет приблизительно 170 тысяч человек, а смертность — приблизительно 75 тысяч пациентов ежегодно. Сказать, какой процент смертности, сложно, поскольку все зависит от того, на какой стадии была диагностирована болезнь, при этом уходят из жизни пациенты, зарегистрированные и годами ранее.

Если подсчитать, то можно сказать, что раком заболевает каждый четвертый мужчина в возрасте до 75 лет и каждая пятая женщина в таком же возрасте. И я считаю, что эти показатели будут расти, хотя бы даже в виду последствий Чернобыльской катастрофы, ведь период полураспада радиоактивных материалов огромен, потому последствия аварии мы еще ощутим, в том числе приплывом онкологических заболеваний.

Такие данные приблизительны или ведется особый учет заболеваемости?

А. Я.: Мы точно знаем, какое количество пациентов с онкологией в Украине, поскольку у нас создан единственный в Украине (и самый функциональный среди всех стран бывшего СНГ) канцер-реестр. В нем содержится абсолютно вся информация, связанная с заболеваемостью раком: первичная обращаемость, разделы по назологии, патологии, в каком регионе какой вид рака наиболее распространен и прочее.

Зоя Федоренко (З.Ф.): Канцер-реестр начал создаваться с 1986 года после трагедии на Чернобыльской АЭС (сначала были больничные реестры, затем с 1989 года — общеукраинские, окончательно проект был утвержден МОЗ в 1996 году). Отправной точкой в создании этой системы была цель отслеживать ситуацию после аварии, установить, как она влияет на заболеваемость населения и понимать масштабы проблемы. В информационную систему вносятся данные больного и его история болезни (первичный диагноз, лечение, прогресс, состояние и т. д.). Такая «карта» заводится абсолютно на каждого пациента со всех регионов страны, а после все данные систематизируются, что позволяет отслеживать ситуацию по заболеваемости и смертности в целом по стране и в регионах, делать мониторинг экологических ситуаций на местности, анализировать эффективность того или иного метода терапии, делать какие-либо прогнозы и т. д. Сейчас в канцер-реестре значатся более одного миллиона живых пациентов.

Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Национального института рака Зоя Федоренко

Какой рак наиболее распространен среди украинцев? Какой из них молодеет и почему?

А.Я.: В этом плане мы полностью соответствуем мировой статистике. Так, среди женщин на первом месте рак молочной железы и рак шейки матки, у мужчин — рак легких, рак предстательной железы, второе место среди всех — рак кожи (меланома). Только у нас большее количество запущенных состояний, а это значит, что пациенты попросту игнорируют профилактические обследования у врачей. Например, если женщина пришла с запущенным состоянием рака шейки матки, значит она несколько лет не наблюдалась у гинеколога.


10 условий здоровья сердца и сосудов - советы от автора блога "Ваш кардиолог" Анны Солощенко


З.Ф.: Из всех вышеперечисленных видов онкологии молодеет рак шейки матки (сделать подобные выводы об остальных видах рака нельзя). И причина тому очевидна: сейчас девочки взрослеют и начинают жить половой жизнью намного раньше — приблизительно с 12 лет. А значит уже в этом возрасте есть огромный риск заразиться папилломавирусом, который провоцирует предраковые процессы и увеличивает вероятность развития рака (мужчинам этот вирус не угрожает, они являются только носителями). Сегодня с целью профилактики заболеваемости ведется работа по вакцинированию (гинекологи вакцинируют девочек с 12 лет, до начала половой жизни, вакцинами против папилломавируса, стоимость вакцины составляет порядка 900 грн — Авт.). Такой метод профилактики поможет решить проблему, главное — сознательность родителей.

Почему Украинцы обращаются к врачам так поздно? Боятся услышать диагноз или терпят боль до последнего?

А.Я.: Не совсем так. Рак на первых стадиях может не беспокоить вовсе, и заметить его может только врач при обследовании. Как я уже говорил, чаще всего украинцы обращаются к врачам на поздних стадиях, когда болезнь действительно себя отчетливо проявляет. И дело тут в другом. Украинцы в большинстве своем укоренили мнение о том, что профилактические осмотры по собственной инициативе проходить не обязательно — они нужны на предприятиях (как было раньше — ежегодно всех отправляли пройти всех врачей принудительно), для учебных заведений, перед сдачей на права и т. д. То есть, пройти медкомиссию для себя то времени нет, то желания, и к врачу обращаются лишь по конкретному поводу, и чаще — когда уже невтерпеж. Так и получается, что многие болезни (не только рак) диагностируются, либо когда консервативным лечением не обойтись, либо когда уже вовсе врачи бессильны. За все время моей практики ко мне обратились не более десяти молодых людей с просьбой проверить их на рак. Есть еще и такой момент, что украинцы воспринимают диагноз рак как смертный приговор и, подозревая эту болезнь, действительно боятся идти к врачу. Сейчас я вижу спасение в увеличении государственного финансирования ранней диагностики и в запуске социальных проектов, которые были бы направлены на онконастороженность, при этом гласили, что рак — не приговор, а вполне излечим.

На слуху множество теорий, объясняющих причины появления рака. Почему все-таки развивается болезнь?

З.Ф.: Рак — это такая болезнь, этиология которой полиморфна, то есть нет определенного источника болезни, в отличие, например, от брюшного тифа, когда пациент проглотил палочку и уже на следующий день проявляются симптомы болезни. Рак же может развиться от чего угодно — из-за нездорового образа жизни, в результате полученных физических травм, под влиянием неблагоприятной внешней среды, вследствие нервного истощения и стрессов.

В целом рак — это производное возраста. Если бы мы жили долго и не умирали от других заболеваний, то мы бы все в конце концов вымерли от рака. Для примера возьмем Швецию, Данию или Финляндию — страны, где уровень жизни отличается от нашего. У них уровень заболеваемости раком в полтора раза выше нашего. А причина такой статистики в том, что продолжительность жизни у них больше на 10–15 лет: когда у нас в среднем женщины доживают до 75 лет, а мужчины до 65, то в этих странах средняя продолжительность жизни женщин — 85 лет, мужчин — 80. То есть они доживают до своего рака.

Что же касается случаев заболевания раком детей и молодых людей, то тут идет речь о генетически обусловленном раке — «программа» передалась по наследству от кровного родственника. 

Если речь вести о нервах: сейчас психотерапевты много говорят о такой сравнительно новой фобии, как канцерофобия. Может ли страх заболеть раком спровоцировать его появление?

А.Я.: Врачи всегда говорят: все болезни от нервов, и только некоторые — от любви. И рак в данном случае тоже не исключение.

Переживания и страхи — это тот же стресс. А стресс подавляет состояние иммунитета, и это может дать толчок раку. Онкоклетка — это клетка, у которой нет стопа, аутоклетка (здоровые — имеют стоп), в которой произошел определенный сбой. А он может произойти на фоне любого неблагоприятного состояния организма.

Канцерофобия же в большинстве случаев свойственна людям, у которых родственники умирали от рака, а значит у них есть генетическая предрасположенность к болезни. То есть, пребывая в состоянии стресса, они еще больше создают благоприятную почву для начала онкопроцессов.

Могу сказать, чтобы снизить вероятность развития болезни, нужно вместе со специалистами (психологами, психотерапевтами и т. д.) научиться справляться со своими страхами, а также регулярно (ежегодно) проходить медкомиссию.


Главврачи исчезнут из больниц: Минздрав ввел новые правила


А как насчет современной косметологии? Влияют ли процедуры красоты (инъекции, лазеры и т. д.) на вероятность развития рака?

А.Я.: Что касается лазеров, уже доказано, что они не являются канцерогенными. Но в вопросе лазерных процедур очень важно, кто их проводит. Нужно обращаться к профессионалу, врачу, который может достоверно определить, можно ли проводить определенную процедуру конкретному пациенту или нет, а также в случае подозрений на какие-либо злокачественные процессы направит на нужные обследования и к правильным специалистам. Например, врач после удаления родинок отправит материал на гистологическую проверку, непрофессионал же просто проведет процедуру, не заморачиваясь по поводу того, что обычная с виду родинка может оказаться злокачественным новообразованием. Бывали случаи, когда такие «специалисты» пропускали меланому особо крупных размеров, считая, что это безобидное родимое пятно.

А вот что касается таких методов красоты, как инъекционная косметология, сказать точно пока ничего нельзя. На первый взгляд, прямой связи с развитием рака нет, но какие-то выводы о перспективе можно будет делать только через 10–15 лет, поскольку это сравнительно новое направление. Пока можно сказать, что у них существует множество осложнений, в том числе и индивидуальных, которые могут сказаться по-разному.

Мое отношение и к пластической хирургии, и к косметологии, которые сегодня многие используют просто с целью обмануть время или загладить, скажем, последствия своего пренебрежения к собственному здоровью (например, неправильным питанием или употреблением спиртного), в целом негативное. По-моему, и то, и другое нужно в тех случаях, когда имеет место, например, врожденная аномалия, которая негативно влияет на качество жизни.

Панацея от рака или прививка, над которыми трудятся ученые всего мира — насколько реально, что они будут созданы?

А.Я.: Как уже говорилось, рак — мультифакторное заболевание, то есть количество причин, а точнее толчков, запускающих раковые процессы, огромно. И поэтому единой панацеи от рака просто не может быть, так же, как и универсальной прививки, которая упредила бы у каждого человека старт процесса перерождения здоровых клеток в агрессивные.

Существуют индивидуальные вакцины от рака, и вакцинирование пациентов — важное направление и в работе нашего института в том числе. Имеется в виду вакцина, созданная на основе удаленных онкоклеток (частицы злокачественного новообразования) конкретного пациента. Она вводится больному с целью предотвращения рецидивов заболевания. Разработкой такой вакцины у нас занимается научно-исследовательская лаборатория экспериментальной онкологии и лаборатория молекулярно-генетической диагностики, имеющая множество собственных разработок в данном направлении. Сегодня можно создать такую вакцину не по всем назологиям, но научные работы у нас активно ведутся, и надеемся на успех.

В Украине ситуация такова, что человек, не обладающий финансовым запасом, заболев раком, часто вынужден продавать свое имущество, чтобы оплатить лечение. Как обстоят дела с обеспечением больных медикаментами в Национальном институте рака?

А.Я.: В целом ситуация достаточно плачевная. Вот уже второй год как нам не утверждена программа «Онкология». Она включает в себя профилактику этих заболеваний, распределение средств и т. д. Но Минздрав пока не решился на нее.

Сейчас же финансирование Национального института рака составляет 15% от общей необходимости: то есть нам нужно 2,5 млрд гривен, а дают около 230 млн гривен. На сегодняшний день мы, в частности, добились увеличения финансирования обеспечения медикаментами: сейчас мы можем обеспечить лекарствами треть потребности пациентов. Остальное же им приходится покупать самостоятельно.


Первая украинка из "очереди смертников" Минздрава получила шанс на спасение


Многие онкобольные стремятся попасть на лечение за границу, но за счет государства могут поехать немногие. Кого отправляют лечиться за рубеж и как проходит эта выборка?

А.Я.: Лечение за рубежом за счет государства возможно, в случае если украинская медицина не в состоянии помочь пациенту. Но для начала этот факт должна подтвердить комиссия Минздрава (согласно постановлению КМУ №1079). Так, инициировать отправку на лечение украинца за рубеж может любая больница, подотчетная Минздраву. Для этого пациенту необходимо собрать пакет документов (история болезни, заключения и пр.), подать их в комиссию при Минздраве, а та уже принимает окончательное решение.

А вообще есть в нашей стране некий парадокс. В частности, в Украине имеются проблемы с трансплантацией костного мозга, потому пациентов отправляют лечиться за рубеж. На отправку на лечение пациентов за границей государство тратит около 7 млн евро в год. Вместе с тем, для того чтобы создать центр трансплантации костного мозга в Украине нужна приблизительно такая же сумма. Мы смогли бы не только лечить своих пациентов, но и помогать больным из стран-соседей, что поможет частично покрывать финансовые потребности института. Тем более, что наша команда врачей даже сейчас оказывает высококвалифицированную помощь, не имея современного оборудования.

А как помогают благотворительные организации онкологическим центрам и непосредственно пациентам?

А.Я.: Благотворительные организации играют важную роль, они помогают не только финансово, но и оказывают конкретную целевую помощь пациенту и также активно участвуют в социальной реабилитации больных. При этом хотелось бы, чтобы на проблему рака обратил внимание и большой бизнес. Например, за границей крупные корпорации, особенно те, что занимаются химпроизводством, и компании, выпускающие продукцию, которая вредит здоровью (алкоголь, курение), принимают непосредственное участие и спонсируют многие онкологические программы.

Нам же на сегодняшний день очень нужно даже не финансовое участие, а целевая помощь. Например, закупить определенную аппаратуру, отремонтировать детскую комнату или обеспечить помощь психологов на волонтерских началах (кстати, психологической службы у нас нет совершенно, поэтому этот момент особенно важен для пациентов). Потому как на полное обеспечение государством пока рассчитывать не приходится (хотя все на это очень надеются) — все находится на этапе реструктуризации и реформирования, и пока не наладится процесс, будут страдать в первую очередь пациенты.

Мы очень надеемся, что государство обратит внимание на проблему онкологии в Украине и начнет поддерживать и финансировать, что существенно увеличит раннюю диагностику и сократит заболеваемость среди украинцев, особенно трудоспособного возраста. Здоровая нация — здоровая экономика — здоровая Украина.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...