"Мы сами отдали Азовское море России". Что происходит с рыбным промыслом в Украине


"Мы сами отдали Азовское море России". Что происходит с рыбным промыслом в Украине
Расследование

Олега Сенченко, основателя крупного рыбодобывающего предприятия «Марфиш» в Мариуполе, совсем не волнуют российские пограничники в Азовском море. Он боится не столько задержания своих судов, ведь проверки документов — обычное дело, сколько штормов, бушующих далеко на суше — в столице Украины.

Недавний срыв подписания протокола о распределении биологических ресурсов Азовского моря между Украиной и Россией он считает роковым для рыбной промышленности. Причем, как выяснили «Вести», удар нанесен именно украинской стороной. «Люди, которые задействованы в рыболовецкой отрасли в Азовском море, просто останутся без работы, — говорит Сенченко. — Наши суда не выйдут в море, потому что не будет правоустанавливающих документов для ведения промысла».

Против украинско-российского рыбопромышленного междусобойчика встал грудью Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа и депутат Верховной Рады Украины от БПП. Он вошел в престижный отель ONOVO Dendra на заседание комиссии в сопровождении заместителя представителя президента Украины в АРК Изета Гданова и полиции. Настаивал, чтобы та задержала главу российской делегации Игоря Рулева, угрожал вызвать праворадикалов из националистической организации С14.

Россияне испугались и уехали, рассказывает Сенченко, являющийся по совместительству членом украинской делегации по вопросам рыболовства в Азовском море. По его словам, протокол заседания составили, но подписать не успели.

С момента начала конфликта между двумя странами, когда стали рушиться отношения по всем фронтам, включая бизнес, рыбные переговоры по Азову проходили на удивление гладко, мирно и беспрепятственно. Впрочем, лишь на пятый год войны патриотически настроенные силы «вспомнили», что им нужно закрыть и эту экономическую брешь, смазывающую картину борьбы с агрессором.

«Вести» отправились в Мариуполь и Бердянск, чтобы разобраться, кому выгоден срыв переговоров и их дальнейшее проведение. И каких мотивов в этой ситуации больше — политических, экономических или чьих-то личных.

Сказка про бычка

О роли рыбного промысла в украинском Приазовье красноречиво говорят памятники «Бычку-кормильцу» и «Мальчику, поймавшему бычка» на набережной Бердянска. В 1950-е годы Азовский бассейн был одним из самых продуктивных водоемов в мире по рыбным запасам. Его мелкие теплые воды с высоким уровнем пресности были отличной средой для размножения различной фауны.

С ухудшением экологии упала популяция рыбы. И тем не менее в 1989-м, на закате СССР, вылов здесь составил рекордные 1,1 млн т в год. Для сравнения: в 2017 году, согласно Госстату, во всех водоемах Украины было добыто 82 тыс. т рыбы. Из них в Азовское море — 37 тыс. т. Черное море в том же году дало всего 5 тыс. т рыбных ресурсов.

Сегодня, по данным Госрыбагентства, в Азовском море промыслом рыбы занимается свыше 90 предприятий, на которых только официально трудятся более 4 тыс. рыбаков. А учитывая, что от вылова рыбы до стола потребителя она проходит несколько этапов: хранение, обработка, продажа, — каждый рыбак дополнительно обеспечивает работой еще от 8 до 10 жителей региона.

 «У нас в Бердянске — только курорт и море, [сухопутной] промышленности нет никакой, заводы почти все закрыты», — рассказывает Валентина Бондарь, директор крупного рыбодобывающего предприятия РКП «Маяк». Оно платит 3,5 млн грн налогов в год, обеспечивая работой 120 человек, которые добывают около 2,5 тыс. т рыбы в год. Сравнимых масштабов и «Марфиш» с его 80 рабочими местами и ежегодным выловом и хранением до 3 тыс. т.

По словам их руководителей, настроения грядущей катастрофы, которые нагнетают политики вокруг Азовского моря, давят на экипажи кораблей. «Опасения есть, и в те квадраты, где стоят российские военные корабли, мы не ходим, — рассказывает Бондарь. — После того как задержали «Норд», нам не совсем удобно ходить в те районы, в которых работали раньше. Рыбаки весьма встревожены».

Компании уплывают с кораблями

Первой замутила воду в море Украина, задержав крымское рыболовецкое судно «Норд» под флагом РФ за нарушение границы. Украинские власти, разумеется, знали, что «Норд» ранее принадлежал Украине и после аннексии полуострова сменил флаг.

То есть к промыслу рыбы в Азовском море этот инцидент отношения не имел. Россияне сочли арест судна незаконным и стали отвечать, на их взгляд, зеркально: задержали и взяли под стражу пятерых украинских рыбаков в Черном море и двоих в Азовском. «Если бы это задержание произошло без истории с «Нордом», то на них были бы составлены протоколы, а рыбаки отпущены», — считает Александр Чистяков, глава Ассоциации рыболовов Украины.

Александр Чистяков руководит ассоциацией рыболовов

Мол, это нормальная практика, когда нарушителей отпускают в порт приписки корабля, чтобы с ними разбирались по законодательству той страны, гражданами которой являются члены экипажа. «Эту норму как раз таки и устанавливает вышеупомянутое соглашение, ежегодное продление которого сорвали», — подчеркивает Чистяков.

Азовское море — водоем, через который не проложены формальные границы. Как гласит договор между Украиной и Россией 1993 года, оно находится в общем пользовании двух стран. Украинские и российские рыболовные суда могут свободно передвигаться по всей его акватории.

«Рыба не сидит в заданном квадрате, она мигрирует, — объясняет Мария Ганчева, руководитель Ассоциации рыбопромышленных предприятий Украины. — За ней свободно перемещаются как российские, так и украинские рыбаки. Нам зачастую надо ходить ближе к России».

Соглашение предполагает также, что обе стороны могут задерживать промысловые корабли для проверки документов. Правда, со стороны России такие полномочия имеют корабли пограничной службы, а с украинской — только рыбинспекция, рассказывает Денис Кваша, помощник начальника Донецкого пограничного отряда по международному сотрудничеству.


Кто зарабатывает на нефтепроводе в Украине и как это отражается на водителях



Украина ответила на угрозы РФ перекрыть Азовское море: "Реакция будет жесткой"


Никаких противоправных действий в Азовском море со стороны российских пограничников по отношению к украинским рыбакам нет, уверяет он. А усиленное внимание в районе Керченского пролива — вынужденная мера безопасности.

Капитан рыболовецкого судна «Эллада» Валентин Шаталинский подтверждает, что проверки российских пограничников сегодня ничем не отличаются от тех, что они делали до 2014 года. «Все в рамках правового поля, — говорит Шаталинский. — Если никаких нарушений нет, то тебя отпускают без вопросов».

Однако такое спокойствие испытывают далеко не все. По словам Бондарь, еще не так давно суда ее «Маяка» ловили хамсу даже под Керченским мостом и в проливе, а теперь, чтобы туда пойти, нужно брать разрешение у РФ. Глядя на все это, с предприятия уже уволились два капитана. Один ушел в плавание в Африку, второй переехал с семьей в одну из европейских стран. Регион покидают не только отдельные люди, подчеркивает Бондарь, но и целые предприятия вместе с кораблями.

Срыв соглашений по морю с Россией украинским промысловикам может стать последней соленой каплей. «Рыбаки готовы ехать с акциями протеста в Киев хоть сегодня, — рассказывает директор «Маяка». — Ждут со дня на день, что протокол все же подпишут. Были предложения и дороги перекрыть».

Капитан Шаталинский говорит, что россияне не ужесточали проверок

Темные Сочи

На фоне тлеющего вооруженного конфликта на востоке Украины и бушующего политического — на украинском олимпе в Киеве, украинско-российская комиссия по Азову выглядит тихой заводью, как само это море в штиль. В СМИ вовсю звучат заявления о его начавшемся «отжиме» Россией, а комиссия спокойно каждый год делит квоты вылова рыбы. Причем уже 25 лет подряд делегации принимает попеременно то Украина, то Россия. Например, в 2017 году рыбопромышленники и чиновники двух стран собирались в Сочи, и квоты на вылов рыбы тогда распределили 60% на 40% в пользу Украины.

Тридцатая, юбилейная сессия, на которой стороны, как обычно, собирались делить рыбу, установить орудия лова и согласовать территориальное расположение кораблей каждой из сторон на 2019 год, официально не завершилась. Аргумент у Чубарова и сил, помешавших этому, нашелся, хотя и формальный, зато железный. Они выяснили, что глава российской делегации Рулев посещал в 2017 году Крым, а значит, не имел права въезжать на территорию Украины.

Как же его сюда пустили и куда смотрели пограничники? Частично на этот вопрос отвечает «Вестям» Андрей Кравченко, заместитель главы Госрыбагентства. «Прежде чем проводить заседание комиссии, у нас состоялось несколько совещаний, — говорит он, — на которые приглашали представителей МИД, Минюста, Министерства экологии, Погранслужбы, СБУ, чтобы комплексно подойти к подготовке комиссии, выяснить ее целесообразность, а также возможность подписания протокола».

Украинские власти и силовики были в курсе происходящего, подтверждает и Сергей Чих, глава украинской делегации 2017 года в Сочи, заслуженный работник рыбной отрасли. «Еще до начала проведения встречи, на которой планировалось подписать соглашение, все члены российской делегации были согласованы с нашим МИД, — вспоминает он. — Все все знали, на встречу выделялись средства, людей селили в гостинице, списки были утверждены».

Точно так же, по словам собеседников «Вестей», и в 2018-м о составе российской делегации непосредственно перед ее приездом украинские организаторы уведомили собственный МИД. Однако «контроль» ситуации взяли на себя патриоты во главе с Чубаровым, хотя и с некоторым запозданием — спустя два дня заседаний. 

Да и Погранслужба оформила запрет въезда Рулеву задним числом — уже после того, как он вылетел из Украины. «На основании имеющейся обновленной информации у пограничников в пределах компетенции, было принято решение о запрете господину Рулеву и еще двум членам делегации въезда на территорию Украины сроком на три года», — отметил Олег Слободян, помощник главы Пограничной службы.

Но и то, что пограничники изначально впустили Рулева в Украину, не самый большой их «недосмотр». Раньше они точно так же «не заметили», а «Вести» просто выяснили из открытых российских источников, что Виктор Ашарин, глава российской делегации в комиссии 2016 года, тоже посещал Крым. Причем накануне своего приезда в Киев.

«Руководитель Азово-Черномор­ского территориального управления Росрыболовства Виктор Ашарин в период с 31 марта по 1 апреля совершил рабочую поездку в Крымский федеральный округ, — гласит новость на сайте Федерального агентства по рыболовству РФ от 6 апреля 2015 года. — В ходе поездки он посетил один из главных рыбацких городов полуострова — Керчь, где провел два совещания».

Андрей Кравченко, заместитель главы Госрыбагентства

Как стать браконьерами

Для сбалансированного питания человек должен употреблять 20–21 кг рыбопродуктов в год, вычислили ученые. В Японии этот показатель равен 70 кг, жители рыболовецких Норвегии, Швеции, Финляндии едят 25–40 кг на человека, их европейские соседи — в среднем 20–30 кг.

В Украине этот показатель не дотягивает и до 10 кг на одного жителя. По данным ассоциации «Украинских импортеров рыбы и морепродуктов», из 400 тыс. т рыбы и морепродуктов, которые потребляет Украина, 320 тыс. т — импорт, причем в основном замороженный.

Для сравнения: до 2014 года страна ежегодно потребляла около 700 тыс. т и на одного украинца приходилось 14–16 кг. Понятно, что незначительная доля азовской рыбы уже не могла спасти экономическую статистику, полетевшую в водоворот политических событий.

И теперь, по чисто случайному совпадению, в канун событий на Майдане, Украина может лишиться последней собственной рыбы. 1 января истекает срок действия протокола, подписанного в 2017 году, и для принятия нового, на 2019-й, времени остается все меньше.

Звучит одновременно парадоксально и правдоподобно, но срыв комиссии с нашей стороны мог вполне быть на руку России, которая получит полный контроль над морем. Это подтверждают «Вестям» в Бердянске и Мариуполе. «Получается, что мы отдаем в руки России все Азовское море, — уверена Бондарь. — До этого было два собственника, а теперь будет один».

Олег Мотора, директор компании «Марфиш», уверяет, что самая длительная известная ему проверка России украинских рыболовных судов длилась два часа, и это норма. Отсутствие соглашений будет означать, что в море не станет правил игры, рассуждает он. «Нас будут считать браконьерами, — говорит Мотора, — и мы не сможем предугадать, как поведет себя та сторона».

Ганчева легко это себе представляет. «Со стороны Украины нет гарантий, что если с нами что-то случится, то нам будет оказана помощь, — объясняет она. — Конечно, мы тоже будем расценивать российскую сторону браконьерами, но у них, к сожалению, такая мощная защита! С их кораблями всегда ходит охрана, а мы выходим сами. От кого ждать помощи — неизвестно».

Знал ли об этом Чубаров, когда шел в ONOVO Dendra с мыслью о С14, неизвестно. Сначала он пообещал «Вестям» прокомментировать ситуацию, но к моменту сдачи номера на вопросы не ответил, сославшись на занятость.

По мнению политического и экономического эксперта Александра Охрименко, срыв переговоров — это спланированная провокация, связанная с предстоящими президентскими выборами в Украине. «Сегодня есть определенная группа бизнесменов, которые пытаются создать проблемы действующему президенту, а именно — другим бизнесменам, которые к нему лояльны, — считает Охрименко. — Таким образом кто-то пытается уменьшить количество денег, которые заработает свита президента, и тем самым не сможет оказать ему должной финансовой поддержки на выборах». Аналитик фамилий не называет, но они легко придут на ум каждому, кто знает регион, который в первую очередь пострадает от срыва азовских соглашений.

Приазовье находится под сильным влиянием украинского олигарха Рината Ахметова. В Мариуполе расположены его предприятия. И даже общественный транспорт частично принадлежит ему. Учитывая, что Ахметова и президента Петра Порошенко связывают известные схемы наподобие «Роттердам +», раскачивание лодки в Азовском море можно расценить как очередную попытку вбить клин в отношения двух ключевых политических фигур перед выборами, полагают аналитики. Одной из таких заинтересованных персон называют Игоря Коломойского. «А представителей крымскотатарского народа просто используют, зная, как Россия их обидела», — заключает Охрименко.

Сложные отношения Украины и России не должны приводить к ситуации, в результате которой Азовский регион может лишиться рыбного промысла, считает Сенченко, а именно так и будет, потому что взамен сорванному протоколу не было предложено ничего. «Это нельзя назвать дружбой, это дипломатические отношения, — рассуждает Ганчева. — Так уж вышло, что мы делим Азовское море и вместе там рыбачим». По ее словам, с того момента как переговоры были сорваны, рыбопромышленники просят президента, Кабмин, МИД и СБУ предложить им хоть какую-то альтернативу. 

«Мы сейчас проводим активные консультации с МИД относительно выхода из этой ситуации, — уверяет Кравченко из Госрыбагентства. — И я думаю, что она скоро будет решена в пользу национальных интересов и усиления присутствия наших рыбаков в Азовском море, на снятие того социально-экономического напряжения, которое может потенциально возникнуть в случае не подписания протокола».

Об этом теперь уже заговорил и министр иностранных дел Павел Климкин: «Заседание все равно придется провести, чтобы Россия не сказала потом, что все море принадлежит ей, потому что мы отказались от диалога».

А мариупольские и бердянские моряки надеются, что за это время украинская рыболовецкая отрасль, которая фактически держится на одном Азовском море, не потонет окончательно — вместе со своими большими, но уже весьма ненадежными судами 1960–1970-х годов постройки. «Нет гарантий, что следующий рыболовецкий сезон вообще начнется, — делает мрачный прогноз капитан Шаталинский. — Настроения среди экипажей печальные, потому что люди не знают, что будет с 1 января».

Автор: Александр Черненко

Хотите первыми получать важную и полезную информацию? Подписывайтесь! ВЕСТИ в Telegram, ВЕСТИ в Viber, ВЕСТИ в Facebook и ВЕСТИ в Instagram
Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...