Почему бесполезно говорить об ультраправой угрозе - мнение Никиты Пидгоры


Почему бесполезно говорить об ультраправой угрозе - мнение Никиты Пидгоры - фото

После того, как Национальные дружины вмешались в ход предвыборной кампании, власть заговорила об угрозе ультраправого радикализма. Другими словами, о “неонацистах” завопили все порохоботские сливные бачки. Оказывается, ультраправые опасны для страны, для самой государственности. На самом деле, неонацисты никогда так вольготно не чувствовали себя, как после Майдана. А весь патриотический мейнстрим все эти годы облизывал неонацистов и ласково называл погромщиков “наші хлопці”.  

В атмосфере разделения общества на правильных и неправильных граждан, где сама власть определяет “стратегическое направление” и генеральную линию, которой стоит придерживаться, чтобы не быть занесенным в одну из “сепарских баз”, украинская интеллигенция, сплошь состоящая из так называемых “хороших людей”, не заметила, как превратилась в творческую обслугу неонацистов. Так бывает, когда после услышанной от приличного человека шутки про “москаля”, “жида” или “чурку” становиться не гадко, а очень смешно. Конечно, это же не я, а они жрут блины с лопаты, “славят новороссию” и вообще, “узкоязычное быдло”.

И вот, после того как патриотические иконы одна за другой стали рассыпаться в труху, а первые лица государства оказались причастны к, фактически, мародерству ВСУ, значительная часть общества обнаружила себя кровно-идеологически связанной с разрушительной идеологией, суть которой - насилие и неравенство. Немало для популяризации всей этой публики сделали СМИ, для которых хайп на безумных радикальных идеях означал мгновенный прирост аудитории. Но толерантность к национализму и его радикальным формам нашего общества поистине потрясает. Впрочем, это не новость для тех, кто следит за путем нашей страны к пьедесталу самых правых стран мира.

И вот теперь, уже сама власть решила отмежеваться от тех, кто нападает на инакомыслящих, о ком бы ни шла речь - левых активистах, журналистах, ромах, профсоюзных лидерах, о “ватниках”, художниках или ЛГБТ-людях. Но не из соображений законности и соблюдения прав человека руководство страны и его медиа-прислуга внезапно заметили погромщиков. Теперь в прицеле абсолютно структурированной силы, чьи лидеры могут действовать против президента целесообразно и жестко, оказался политический класс, последние пять лет сидевший на вершине украинского Олимпа.

Впрочем, никакого злорадства по этому поводу испытывать не приходиться, а лозунг “СДД” (сожрите друг друга) тут абсолютно неуместен. Как бы не сложилась судьба политической постмайданной элиты, общество утратило способность отторгать человеконенавистнические идеологии. Ненависть к Другому, к Разному, ксенофобия как образ мировосприятия уже давно норма для так называемых “простых людей” - ведь это на них нападает очередная свора неонацистов, которых пять лет стыдливо называли “активистами”.

 

 

Загрузка...