Хайп на умирающей старухе - грани врачебной этики в Украине

В фокусе

Хайп на умирающей старухе - грани врачебной этики в Украине - фото
Марина Шевченко

Как сильно обыватель любит кровавые кадры из больниц. Как скоры на расправу диванные эксперты и как далеко Украине до цивилизованной паллиативной помощи. Веское тому доказательство — пост врача Днепропетровской клинической больницы им. Мечникова Петра Давыденко, который буквально вывел тысячи людей на тропу войны против сына истощенной и больной украинки, решившегося обратиться за медицинской помощью для своей матери.

Оставим за пределами дискуссии вопрос о том, хотела ли сама женщина, чтобы ее беспомощное положение в больничной палате стало достоянием общественного обсуждения. Здесь много других поводов для размышлений.

Доктор, по всей видимости, забыл не только об этике, но и об Уголовном кодексе и даже о Конституции, опубликовав на своей странице в Фейсбук, шокирующие фотографии истощенной пенсионерки, не потрудившись при этом даже "размыть" черты ее лица и обвинив во всех смертных грехах сына женщины, который привез ее к медикам в критическом состоянии.

Паллиативная помощь в Украине отсутствует - мнение Марины Шевченко - фото 2

Паллиативная помощь в Украине отсутствует - мнение Марины Шевченко - фото 3

Взывая к христианским добродетелям и заботе о ближних, доктор забыл, по всей видимости, о том, что его действия запросто могут быть квалифицированы по 145 статье Уголовного кодекса. Еще он забыл о степени доступности медпомощи, классических репликах участковых терапевтов "а что вы хотели, ей же 75 лет" и ценах на медпрепараты в привязке к уровню пенсионного обеспечения. Но это детали…


Кто не успел, тот опоздал. Как будут лечить украинцев без декларации с врачом


Куда более сложная проблема в Украине — это проблема паллиативной помощи. То есть помощи хосписной, которая не покрывает и 10% от нынешней необходимости даже для взрослых, не говоря о детях. И если реально смотреть на вещи, то мимо реанимаций, сразу же в отделения патанатомии при больницах, попадают тысячи истощенных, изуродованных болезнями тел украинцев, которые не рискнули обратиться с таким вот "гуманным и этичным медикам".

Здесь в моргах всем уже плевать на степень истощения и глубину комы. Тут главное — установить формальную причину смерти и выдать родным справку для оформления свидетельства о смерти.

Видимо, для днепропетровского врача сценарий "из дома в морг" был бы более приемлем. Конечно, можно распинать детей, которые своими силами пытались безграмотно предоставлять тот самый паллиатив. Но с кондачка судить о том, как родственники превратили пациентку в "жертву Бухенвальда" может только тот, кто не сталкивался с отсутствием аппетита у онкобольных, суицидальными проявлениями и отказом от пищи стариков с деменцией и других сценариях, которые глубоко безынтересны украинской медицине.

Для тех, кто увидел здесь корыстные мотивы сына и претензии на материнскую жилплощадь тоже есть аргументы. В этом случае, доктор мог набрать простой и известный всем номер 102, зарегистрировав этот случай в ЕРДР, аргументировав свои действия. Кстати, в этом случае, разглашение врачебной тайны не стало бы поводом для уголовной ответственности. Но нет, врач добежал к смартфону не за звонком в полицию, а за постом диванного моралиста в Фейсбуке. Допускаю, что такой сценарий мог иметь место. Но для чего тогда вызывать врачей и везти мать в реанимацию?.. Где тут сыновья логика?


Медреформа: почему Украина выбрала британскую модель


Одна из вдохновительниц мирового хосписного движения Вера Миллионщикова много раз повторяла, что жизнь остается живым, а уходящий человек должен иметь право уйти без стыда, страха и боли. При этом задача паллиатива — позволить родным жить без изнуряющего и опустошающего чувства вины.

Но это не об украинской медицине. Здесь стыд, боль, страх и вина остаются с родными на долгие годы. Сына еще долго за глаза соседи и знакомые будут называть "комендантом концлагеря" и он не подаст в суд на врача, потому что просто нет сил. И таких сыновей у нас каждый второй. Просто некоторым родителям везет не дожить до критической степени истощения, а кто-то тихо умирает, не дождавшись скорую и увлекательный вояж в реанимационное отделение.

Тем временем реформа медицины ползет лишь ко вторичке, а о паллиативе, хосписах и "уходящих" стариках мы говорим шепотом, краснея и делая вид, что их нет. Ведь правда, лучше не знать, что таких "средневековых" смертей вообще без врача в нашей стране — тысячи?

Загрузка...