Доктор Комаровский: "Если стану министром, жизнь превратится в выяснение отношений"

В фокусе

Доктор Комаровский: "Если стану министром, жизнь превратится в выяснение отношений" - фото
Евгений Комаровский

Доктор Евгений Комаровский в интервью "Вестям" рассказал, почему его нет в списках "Слуги народа" и какие советы он готов давать президенту. А также – о чем умалчивает Ульяна Супрун и как доходы врача зависят от пациентов.

— Евгений Олегович, прошел съезд партии "Слуга народа", но вас в числе кандидатов в депутаты мы не увидели. Вы не идете в политику?

— Ну а почему я должен был там быть?! Исходная декларация Владимира Александровича Зеленского, что Комаровский — советник президента. Но никто же не обещал, что Комаровский вступит в партию.

— Как советник президента, какие полезные советы вы ему уже давали?

— Мне кажется, что я всю жизнь даю советы. Для того чтобы быть объективным, мне кажется, не надо лезть ни в какие команды. Когда человек является членом какой-то политической силы, то он заинтересован в том, чтобы было хорошо прежде всего его политической силе. Я считаю, что моя главная задача — быть независимым источником информации, который даст президенту совет (если у последнего возникнет в этом потребность), за которым не стоят деньги. Но если есть человек, за которым не стоят деньги, то найдутся люди, за которыми — куча денег. Я понимаю, что за плечами любого чиновника, который захочет посоветоваться с Комаровским, будет огромное количество "правильных" постоянных советников, которые ему расскажут, кто и за сколько Комаровского купил.

— А сейчас у вас уже есть что порекомендовать президенту, что лучше сделать?

— Сейчас я и сам не лезу и всех призываю: оставить президента в покое. Я согласен с тем, что медицина находится вне компетенции президента, и он должен подключаться, только когда есть реальная угроза национальной безопасности. С моей точки зрения, сейчас президенту лучше сосредоточиться на том, что важнее — это предвыборная кампания, взаимоотношения с Радой, дипломатия.

Мы все хотим, чтобы эта свистопляска с выборами и Радой закончилась и началась адекватная, системная работа на благо страны. А пока мы видим, как в стране побеждает злорадство, когда каждый шаг, каждое слово, улыбка президента рассматривается под микроскопом огромным количеством недоброжелателей. По каждому поводу появляется куча истерик, и я предпочитаю держаться от этого подальше. Заниматься тем, что нравится. 

— Большинство украинцев уверены, что вы станете следующим министром здравоохранения. Вы не откажетесь от этого кресла, если предложат?

— Конечно же, откажусь. Дело в том, что еще в 2014 году я сказал, что реформировать медицину без денег и законов — невозможно. К примеру, возник конфликт между Минздравом и Одесским медуниверситетом. Ректор университета с помощью молодых спортивных парней пытается отстаивать свою позицию. И вот завтра я, став министром, буду вынужден постоянно ввязываться в конфликты, что-то закрывать, кого-то увольнять. Мои оппоненты, соответственно, будут нанимать титушек, проплачивать антикомаровские публикации, а я буду ходить по судам. Я готов помогать строить, созидать, но если я стану министром — моя жизнь превратится в постоянное выяснение отношений.

К сожалению, сегодня наши законы не совершенны. Вот сейчас есть некие закупки, которые Минздрав проводит уже три года, но данные об этих закупках закрыты даже от членов парламентского комитета по здравоохранению. Как такое возможно?! А ведь эти закупки проводят на миллиарды, а в каждом лекарстве заинтересован пациент. А при этом каждый конфликт, каждый скандал должен разруливать министр и не принимать одну из сторон. Объективно, я вижу себя человеком, который стоит за пределами всего этого базара, но который может президенту дать конкретный ответ по ситуации, а он уже будет принимать решение. Поэтому каждый человек в этой жизни должен заниматься тем, что у него хорошо получается. У меня хорошо получается коммуникация с мамами и папами, я готов ее расширить. Также меня волнует тема здоровья бабушек и дедушек.


В лечении отказано. Миллионы украинцев остались без бесплатной медпомощи


— Мы затронули тему закупок лекарств. И как тут не вспомнить о том, что прилавки наших аптек ломятся от препаратов, которые по своей сути не лечат, но навязываются врачами. С этим можно как-то бороться?

— Если говорить о лекарствах без доказанной эффективности, которые мы называем "фуфломицинами", то они массово продаются там, где созданы условия для их реализации. А это — юридическое бесправие и нищенское положение врачей, которые заинтересованы в продаже лекарств за проценты. Кроме того, некоторые категории населения не идут к доктору, а идут в аптеку за советом и лекарствами. А фармацевты дают лекарства, от которых ни холодно ни жарко — безопасные, безвредные, но на которых можно заработать. На них пишется: "улучшает", "способствует", "укрепляет" печень, иммунитет и так далее. Пощупать это невозможно, поэтому приходится верить в силу препарата, который продается без рецепта. Я не уверен, что их количество в ближайшее время уменьшится, но будь моя воля, я бы все лекарства с недоказанной эффективностью, которые не входят в список жизненно необходимых, обложил бы тройным налогом. Если кому-то хочется лечиться непонятно чем — платите за это деньги, а вот лекарства с доказанной эффективностью — не облагать налогами, но продавать только по рецепту.

 — Пенсионеры жалуются, что на лекарства первой необходимости уходит много денег. Как изменить эту ситуацию?

 — С учетом размеров наших пенсий любое лечение баснословно дорого. Для того чтобы пенсионерам было дешевле лечиться, государство должно достойно оплачивать труд врача. Потому что на самом деле эффективные современные лекарства от гипертонической болезни или же ишемической болезни сердца вполне доступны, но пациент должен строго выполнять назначения врача, а современный, обеспеченный врач не должен выписывать ненужную и дорогую ерунду. А сегодня чем больше пациент потратит на рецепт, тем больше вернется аптекарю и врачу.

— В Украине уже три года идет реформа медицины. Население не в восторге. А вот что положительного вы могли бы отметить в реформе, что можно продолжать и дальше?

— Есть программа "Доступные лекарства". В списке нет ни одного "фуфломицина", все только полезное. Но тут дело в другом: мы очень часто оцениваем реформу по количеству купленных таблеток, аппаратуры, ремонту в больницах, а ведь центром медицины всегда был и остается врач. Мы пытаемся что-то реформировать, сохранив "старых" врачей, я не имею в виду возраст, я имею в виду их методологию заработка и существования. Государство выстроило такую модель существования врачей: при минимальной оплате они вынуждены существовать за счет наших болезней, лекарств, анализов и так далее.

Удачна, на мой взгляд, система "Деньги ходят за врачом", но только нужно, чтобы эти деньги к ним доходили и чтобы ходило их раз в пять больше. Придумали модель, по которой хороший врач может легально заработать при наличии нужного количества пациентов "аж" 500 долларов. Теперь вопрос, что удержит в Украине врача с опытом, со знаниями, в том числе и иностранных языков, владеющего современными протоколами лечения и получающего в месяц 500 долларов?! Со своими знаниями он может получать в Польше минимум 2000 евро. Притом что мы в Украину приглашаем специалистов из-за границы и платим им столько же, сколько и у них, а то и больше.

Если мы хотим, чтобы наши врачи не зарабатывали на болезнях пациента, то и должны их труд оплачивать соответственно, как за границей. Меня возмущает то, что Минздрав сначала говорил о том, что есть закон, по которому на медицину должно выделяться 5% бюджета. Но при этом выделяется 2,7%. И. о. министра делает вид, что не замечает нарушений закона. О том, что медицина недополучает положенных денег, она молчит, а о том, что доктора — коррупционеры, она рассказывает. Может, если бы нам дали денег в полном объеме и их направили на медработников, на их зарплату, то было бы меньше поводов обвинять людей в коррупции. К тому же если бы еще были созданы соответствующие условия для работы, но и их нет. А ведь главная задача министра — позаботиться о своих подчиненных.


С декларацией и без: что нужно знать пациенту


— Неужели мы пришли к тому, что все хорошие специалисты покинули Украину, а остались не самые лучшие?

— Ну что вы, у нас еще очень много хороших врачей и медсестер осталось, которые считают, что не они должны уезжать, а те, кто ими бездарно руководит, но они вынуждены нарушать законы, чтобы существовать. А еще остались хорошие и ленивые, которым лень изучать языки и паковать чемоданы.

— Как утверждают специалисты, в том числе и врачи-инфекционисты, никогда еще за годы существования независимой Украины не было перебоев с сыворотками для лечения бешенства, столбняка, ботулизма, и это не говоря о прививках от кори, дифтерии и прочих инфекционных заболеваний. И если сегодня где-то произойдет ЧП, то медицинской помощи можно и не дождаться. Есть ли какое-то объяснение данной ситуации?

— Да, проблемы есть и довольно серьезные. Раньше мы брали ту же противоботулиническую сыворотку поливалентную в РФ по 1000 рублей за пять ампул, а купили вот недавно по 100 тысяч одну ампулу в Канаде. Для меня самого загадка, почему мы можем купить российскую нефть, а не можем приобрести там жизненно необходимые дешевые вакцины и сыворотки. Но и. о. министра отказалась покупать медикаменты у страны-агрессора. Вмешалась политика. К сожалению, люди для нынешнего Минздрава — это просто циферки в статистике, не более.

Загрузка...