За державу не обидно. Как чиновники Кабмина и СБУ зарабатывают на контрабанде

В фокусе
За державу не обидно. Как чиновники Кабмина и СБУ зарабатывают на контрабанде - фото

Недавно Владимир Зеленский уволил сразу пятерых региональных руководителей СБУ, объяснив это контрабандой, которая процветает на вверенных им территориях — в Одесской, Львовской, Винницкой, Черновицкой и Закарпатской областях. Каждый год власти отчитываются перед международными партнерами об успехах в борьбе со столь "позорным явлением, разрушающим отечественную экономику". В 2017 году, по словам премьер-министра Владимира Гройсмана, из-за этой беды бюджет недополучил 35–50 млрд грн таможенных сборов.

С этой цифрой, однако, не все согласны. В прошлом году в журнале Süddeutsche Zeitung была опубликована статья, в которой указывалось, что Украина в 2017 году потеряла от контрабанды свыше 120 млрд грн (€4 млрд). Это вдвое больше, чем страна получила в 2018 году от МВФ. Правительство, тем не менее, не признало правоту иностранных журналистов, заявив, что в первой половине 2018 года в бюджет вернули 79 млрд грн контрабандных потерь, а в тени осталось еще 70–100 млрд грн, которые обещали вернуть в казну до конца прошлого года.

"Вести" выясняли, чьи цифры ближе к правде, как работают серые схемы на таможне и, наконец, в чьих карманах оседает многомиллиардная разница между иностранной и отечественной статистикой.

Евростат нам поможет

Самым массовым видом контрабанды, по наблюдениям экспертов, сегодня являются так называемые "схемы оптимизации" таможенных платежей ("серый импорт"), когда груз по акту проходит через таможню, но изменяется его декларируемая стоимость или товарные коды. В этом случае контрагент отчисляет в казну заметно меньше, заплатив из полученной "прибыли" взятку в карман таможеннику. Подсчитать объемы этих потоков сегодня не берется ни один специалист. И все же "Вести" попытались это сделать.

Когда в мае вышли данные Евростата за 2018 год, мы обратили внимание на большую разницу между украинской статистикой по импорту и евросоюзовскими цифрами по экспорту. Взяв в качестве примера обувь, "Вести" с помощью экспертов свели эти данные к единой единице измерения. Выводы оказались ошеломляющими.

По данным Госстата, в 2018 году в Украину было завезено обуви из натуральной кожи на сумму $25,1 млн. В то же время, по данным Евростата, ЕС экспортировал этой продукции в Украину на сумму $106,9 млн. Отличия в данных европейской и местной таможни обнаружились не только в стоимости товара. По данным ГФС, общий вес ввезенной в Украину обуви составил 642 тонны, а по данным ЕС — более 1,66 тыс. тонн. Госбюджет только по одной этой товарной позиции недополучил свыше $26 млн.

По всем пяти категориям обуви поставщики из ЕС отгрузили товара на $150 млн, гласят данные ЕС. А согласно украинской статистике — всего на $32 млн. По европейским данным в Украину завезли 3 тысячи тонн обуви, 1 тысячу тонну — по данным украинских таможенников. То есть 2 тысячи тонн европейской обуви "потерялись" по дороге в Украину. Александр Бородыня, президент Лиги "Укршкирвзуттяпром", объясняет "Вестям", с чем связаны такие расхождения в данных.

"Из Европы официально выезжает обувь, а в Украине инвойсы подменяются, и по этим же документам в Украину въезжает песок или стройматериалы, которые в десять раз дешевле, чем 1 кг обуви, — рассказывает Бородыня. — Например, из Европы выехала фура с 20 тоннами обуви стоимостью $300 тыс., а в Украину "въезжают" 20 тонны кирпича. Другая схема заключается в следующем. Из Европы выезжает обувь по цене $40–70 за пару, но в Украине эта же обувь показана по цене $7–15 за пару, то есть в пять раз дешевле. Третья схема — "пиджаки" — заключается в том, что по легальной схеме tax free физические лица получают возмещение НДС и вывозят из Европы обувь, которая включается в экспортную статистику ЕС, а в Украину эта партия ввозится всего за $500 беспошлинно в рамках приграничной торговли. Все эти три схемы и отражаются в этих разночтениях статистики".


От "Укроборонпрома" до "Укрзализныци". Как одна взятка вскрыла масштабную коррупцию


Потери государственного бюджета в результате применения этих контрабандных схем только в сегменте обуви составили в 2018 году 1 млрд грн. Конечно, туфлями и ботинками контрабанда не ограничивается. По тем же схемам в страну ввозится импортная бытовая техника, телевизоры, смартфоны, планшеты, ноутбуки, фотоаппараты, камеры и прочие гаджеты — в основном товары небольшие по размерам и при этом дорогие.

"По нашим оценкам за 2018 год, от 50% до 70%, в зависимости от категории бытовой электротехники, было ввезено с нарушением налогового и таможенного законодательства. Потери бюджета по этой группе составили 8–11 млрд грн. Можно найти в продаже модели любого бренда, которые никогда в Украину официально не завозились, а предназначены для рынков других стран. Это массовое явление", — рассказывает "Вестям" Виктория Куликова, менеджер бытовой электротехники Европейской бизнес-ассоциации.

200 млрд на всех

Еще больше поражает статистика с противоположного импортного направления — из Китая. Из Поднебесной в Украину в 2018 году въехало примерно 50 млн пар обуви. Средняя таможенная стоимость пары — $3,2. Однако если бы обувь, которая въезжала в Украину, стоила $3, то ее цена на прилавках, даже с учетом 150% наценки, была бы $7 за пару. Но вьетнамки уже на производстве в Китае стоят $2–3.

"Мы уже имеем 1 млрд потерь только от контрабанды обуви из Европы. Из Китая же завозится примерно 85–90% обуви, на которую распространяются те же схемы. Это означает, что "в тени" — 7–9 млрд грн. То есть всего 10 млрд грн за 2018 год потеряла Украина только от контрабанды обуви. При соотношении стоимости в обороте обуви к одежде 1:3 на контрабанде одежды Украина теряет еще 30 млрд грн, всего — 40 млрд грн. Доля обуви и одежды составляет 15–20% в потребительской корзине готовых промышленных товаров. Мебель, бытовая техника, мобильники и т. д. — все это едет "по-серому". Итак, 200 млрд грн — столько Украина потеряла за 2018 год при контрабанде всей группы готовых промышленных товаров", — посчитал для "Вестей" Бородыня, который ранее возглавлял департамент регуляторной политики Минэкономики.

Потери от контрабанды до 200 млрд грн подтверждают и цифры немецких журналистов, демонстрируя тщетность усилий украинских властей в борьбе с этим злом. Причем сильнейшая коррумпированность отечественной таможни для руководителей страны не только не является тайной, но и стала обыденностью, утверждают источники "Вестей" в Межведомственной рабочей группе по реформе Государственной фискальной службы.

"У меня сложилось впечатление, что злоупотребления на таможне — массовое явление, — говорит Максим Нефедов, первый заместитель министра экономики, который выиграл конкурс на пост главы Таможенной службы. — Конечно, есть и здоровая часть, как и в других государственных органах, я не хочу всех мазать черным. Но есть и значительная часть сотрудников, чей автопарк вызывает крайнее удивление по сравнению с официальной зарплатой".

Предприниматели называют главными заказчиками и крышевателями контрабанды в стране высших чиновников и депутатов. "Разве у нас партийные структуры существуют на членские взносы? Откуда берутся огромные средства на выборы? — сыплет риторическими вопросами Сергей Доротич, глава Союза защиты предпринимательства, экс-первый заместитель министра регионального развития. — Они все генерируются путем таможенных и других коррупционных схем".


"Обещали $300 тысяч за мою голову". Как СБУ крышует бизнес между Украиной и ДНР


Если ранее работал принцип пирамиды — деньги заносились от нижних к высшим чинам, то сейчас может и просто быть поставлен чиновник на таможню, который сам кормится с мелкого груза, объясняет Доротич, но при этом пропускает без проблем и фуры своего патрона с "крупняком".

Любой депутат из любой фракции или мажоритащик может зарабатывать на контрабанде и иметь там свое окно, рассказывает он. Свои люди расставлены на нужные места, а за правильное голосование можно получить определенные дивиденды. "Почему депутатские фракции группируются? — рассуждает эксперт. — Потому что можно торговать количеством голосов, в том числе для реализации определенной схемы. И нужно под нее принять закон, нужны голоса, нужно ж депутатам что-то пообещать, они же схему видят сразу и требуют своей доли... Так и расставляются свои люди по таможням. Зарабатывают на схемах практически все властные вертикали, даже те, о существовании которых мало кто знает, исключений нет".

"К" — Коррупция

В любой контрабандной схеме существует несколько звеньев, охватывающих различные структуры власти. По словам Виктора Берестенко, главы общественного совета при ГУ ГФС в Одесской области, роль главного "контролера" процесса играет Управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью СБУ, которое, казалось бы, призвано бороться с этим злом.

"Основным бенефициаром схем ранее было управление "К" СБУ во главе с Демчиной и Коваленко. Сегодня это руководители "К"-подразделений региональных управлений СБУ. Если вы обратите внимание, управление "К" одно время проводило задержание за $200–600 взятки. Это как раз задерживались те инспекторы (таможни. — Прим. ред.), которые не хотели работать в их схемах. На них заводили компромат и "дисциплинировали". Инспектор должен быть зависимым, "голодным", с маленькой официальной зарплатой, но на зарплате у СБУ. На Одесской таможне, например, у инспекторов есть Viber-группы, которые управляются эсбэушниками: они дают указание, чей груз оформлять быстро, а чей задерживать максимально долго", — рассказывает "Вестям" Берестенко.


Кто зарабатывает на нефтепроводе в Украине и как это отражается на водителях


Далее по цепочке следуют те, кто администрирует схемы, — таможенники. Все руководители таможенных постов и территориальных таможен завязаны в контрабандных схемах, иного просто не может быть, утверждают источники "Вестей".

"В 2015 году было заседание Кадровой рады при ГФС, на которой рассматривались кандидатуры на должности руководителей областных налоговых служб и таможен. Все кандидаты имеют личный транспорт стоимостью от $50 до $200 тыс. Я их спрашиваю: зачем они борются за должность с зарплатой в 3 тыс. грн в месяц, если только на бензин потратят больше? На этот вопрос Мирослав Продан, который тогда претендовал на место главы Винницкой таможни, отвечает, что претендентами движут не финансовые стимулы, а патриотизм", — иронизирует Бородыня.

Субординация в нынешних схемах неоднородна. В одних случаях сохраняется иерархия, как по уставу, — руководитель таможенного поста "отчитывается", сколько взял, перед территориальным управлением. Но бывает, что начальник поста поставлен прямо из Киева и встроен в высшие схемы, он имеет право игнорировать непосредственное начальство и устанавливать свои правила. А рядовых таможенных инспекторов могут даже "премировать" за "честную" работу.

"Мне известен случай, когда сотрудники регионального подразделения "К" выделяли бюджет в фонд оплаты труда тем таможенным инспекторам, которые самоотверженно работали в схеме. Ведь и эта работа тоже четко администрирована: например, между таможенными брокерами негласно разделено, какие группы товаров они могут оформлять. И все согласовано на самом верху", — рассказывает Берестенко.

Таможенные брокеры — посредники между импортером и таможней — являются ключевым звеном в схемах контрабанды. В их руках главный инструмент — таможенные декларации, которые они же и готовят. Это основной документ на провоз товара и инвойс с ценой на товар.

"Все члены Таможенного комитета Общественного совета при ГФС были почему-то таможенными брокерами и импортерами. Их интересовали вовсе не контроль обществом коррупции на таможне, не проблема сбора налогов и подготовки законопроектов, чтобы лучше налоги собирать. Их интересовало исключительно упрощение таможенного оформления. Однажды руководитель Таможенного комитета Галина Вдовина демонстрировала, как правильно оформлять импорт и сколько идет налогов в бюджет государства. Наглядным примером демонстрации послужила презентация на слайдах растаможки партии мебельной фурнитуры весом чуть больше 40 тонн, которая была растаможена за $38 тыс. Однако в мире нет таких низких цен на фурнитуру, самая низкая цена — $5/кг. Эту партию должны были растаможить минимум за $200 тыс. Только на этой партии из бюджета было украдено $50 тыс.", — отмечает Бородыня.


Полки падают, билеты дорожают: Как коррупция на ЖД связана с политикой


Премьер-лига

Практически все источники "Вестей" главным "крышевателем" контрабанды называют исполняющего обязанности главы ГФС Александра Власова. В прошлом году Украину всколыхнул скандал на Одесской таможне, которую он возглавлял до того, как стал главой ГФС. Из нее похитили 37 контейнеров с арестованным товаром на 154 млн грн, до этого найденным на торговых складах Жемчужины у моря. Инцидент тогда еще похоронил карьеру главы ГФС Продана.

"В декларациях импортеров, которые имели отношение к Власову в рамках проекта "Автохаб", есть примеры занижения таможенной стоимости легковых автомобилей — в среднем на 30–50%. По указаниям главы Одесской таможни подменялась номенклатура грузов либо он списывался со складов", — рассказывает Берестенко.

Генпрокуратура тогда потребовала отстранения от должности Власова, и он действительно был отстранен, чтобы затем... возглавить Фискальную службу. Источники "Вестей" утверждают, что Власов заслужил такую неоправданную честь исключительно тем, что ранее аккуратно заносил наверх все отчисления по схемам. Естественно, сам Власов уверяет, что все это обычный поклеп. Кроме того, активно поговаривают, что мохнатой рукой, которая спасла Власова от больших проблем, оказались люди, близкие к действующему премьер-министру Украины.

"Гройсман жалуется, что ему не дают справиться с контрабандой, но на самом деле Власов — это креатура Продана — Гройсмана. Премьер назначил Власова на место главы ГФС, несмотря на то, что Генпрокуратура хотела его полностью отстранить. Но ведь там генерируются миллиарды. Это большие деньги, за ними нужен присмотр", — говорит Берестенко.

Источники "Вестей" утверждают, что, по сути, в государстве создана машина теневых потоков. Предприниматели вынуждены работать с импортом по серым схемам потому, что иначе их продукция станет неконкурентноспособной, таможенники — потому что имеют маленькие зарплаты. Эти потоки оседают в карманах чиновников, причастных к процессу, и консолидируются на самом верху. Верховная же власть использует эти средства для финансирования избирательных кампаний. Не исключено, что у этого дракона может появиться новая голова. Поговаривают, что якобы Власов, чтобы усидеть на своем посту, усиленно ищет союзников в среде новой власти.

А между тем эффективная борьба с контрабандой, а не ее имитация, позволит решить одну из самых актуальных проблем украинской экономики. Хронический дефицит средств Пенсионного фонда обессиливает государственный бюджет. В 2019 году на его погашение нужно почти 170 млрд грн. Казалось бы, простое решение — перекрытие контрабандных потоков позволит с лихвой закрыть этот дефицит.

"Сопоставимость контрабандных потоков и дефицита Пенсионного фонда ярко демонстрирует, к каким последствиям приводит эта проблема. Контрабанда разрушает отечественное производство, это налоги, которые платятся не в Украине, это школы без ремонта, это отсутствие нормального социального обеспечения, это бедность, трудовая эмиграция. Мы сами генерируем свою нищету. Если же с контрабандой бороться, как в Европе, это гарантирует через пару лет рост ВВП на 20–30% ежегодно", — резюмирует Бородыня.

Загрузка...
Loading...